Явилась заплаканная Сара, сразу с громким плачем бросилась к его ложу: – Иосиф! Неужто ты уже не чувствуешь в себе сил? – Откуда они возьмутся? – ответил он. – Разве не я их тратил?.. Сара, я хочу составить предсмертное завещание. – Все, что скажешь! – сказала она со слезами. – Как скажешь, так и будет! Он перевел дыхание, сказал размеренно: – Во-первых, все стадо оставляю Абраму… Глаза Сары округлились. – Абраму? Да он их променяет на гульки с дочерями Цили. Ни в коем случае! Оставь их Мойше. Тот настоящий скотовод… в душе. Он сумеет из одного стада сделать два. – Хорошо, – сказал он слабо, – Мойше так Мойше. А лавку с товаром оставляю Давиду… – Что? – ахнула она. – Давид меньше всех людей на свете годится для торговли. Он сам там все выпьет и съест, а что не сможет – пригласит приятелей. Оставь это молодому Соломону, твоему племяннику. Он готов торчать за прилавком дни и ночи! – Соломону, – согласился он покорно. Вздохнул. – А сад по реке завещаю Исаву… – Дорогой, – воскликнула она, – только не Исаву! У него уже есть сад. Да и тот запущен. Оставь Аарону. – Хорошо, – вздохнул он. – А склад с мотыгами и прочим – Исхаку… – Нет, – возразила она. – Ты забыл, что у тебя есть еще и сын Перец. Ему и оставь! – Хорошо, хорошо, – вздохнул он. – Перецу так Перецу. Она заботливо потрогала ему лоб: – У тебя жар… – Да, – согласился он. – Наверное, потому, что я перестал понимать, кто из нас умирает?
12 ноября 2018