Книга или автор
Взрывай! Спец по диверсиям

Взрывай! Спец по диверсиям

Стандарт
Взрывай! Спец по диверсиям
4,4
45 читателей оценили
243 печ. страниц
2016 год
16+
Оцените книгу

О книге

Фантастический боевик в тротиловом эквиваленте.

Долгожданное продолжение бестселлера «Спецназ всегда Спецназ».

Наш человек в тылу Вермахта.

Заброшенный на Великую Отечественную, ветеран Спецназа ГРУ продолжает диверсионную войну против гитлеровцев.

Отчаянные атаки на хорошо охраняемые мосты и воинские эшелоны, уничтожение вражеских штабов и военных складов, диверсии на стратегических коммуникациях противника – подрывник из будущего становится настолько серьезной проблемой для немецкого командования, что против его отряда брошена элитная ягд-команда отборных егерей с приказом: уничтожить «сталинских дьяволов» любой ценой!

Кольцо вокруг «попаданца» сжимается…

Читайте онлайн полную версию книги «Взрывай! Спец по диверсиям» автора Юрия Корчевского на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Взрывай! Спец по диверсиям» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2016

Год издания: 2016

ISBN (EAN): 9785699881772

Объем: 438.9 тыс. знаков

Купить книгу

  1. Needle
    Needle
    Оценил книгу

    Одной из первых книг, прочитанных мною в МКК, была "Соперницы" Нагаи Кафу , о японских гейшах начала 20 века. И так вышло, что это была моя первая книга о, скажем так, традиционной Японии. В нашем книжном клубе эта история восторгов не вызвала, но мне понравилась - в основном, из-за интересного описания быта гейш и около. "Непрошеная повесть" - это воспоминания реальной японской женщины 13 века о своей жизни, и она тоже понравилась именно этим - описанием обычной жизни "из первых рук".

    Обычной, да не совсем. Нидзё была всё-таки из высшего сословия и служила при дворе императора, хоть и бывшего. Она не была гейшей (и в книге нет ни одного упоминания о них - возможно, в 13 века института гейш ещё не существовало; упоминаются лишь некие "девы веселья" - вероятно, предшественницы гейш), но долгое время оставалась фавориткой своего государя. С 4 лет она жила во дворце, когда же бывший правитель к ней охладел, стала странствующей буддийской монахиней. В этой связи книга логически делится на две части - Нидзё во время жизни при дворе, в высшем свете, и Нидзё во время своих богомольных путешествий.

    Если вторая часть, в которой Нидзё ходит-ездит по разным храмам и святым местам, в целом особых вопросов не вызывает (на Руси тоже всегда были странствующие богомольцы), достаточно знать хотя бы, что в Японии испокон веков господствовали две религии - синтоизм и буддизм, то первая часть просто один сплошной вопрос. Конечно, восемь веков отделяют нас от времени, когда происходили описанные события, к тому же, Япония - это совершенно другая культура, другие традиции. И всё же. Будучи ещё подростком, Нидзё становится любовницей своего государя. Одновременно, можно сказать, параллельно, ещё любовницей своего друга детства. А чуть погодя - любовницей ещё одного уважаемого человека - настоятеля одного из монастырей. Между всеми этими мужчинами - назовём их главными в жизни Нидзё - проскакивают ещё несколько второстепенных. Нидзё четыре раза (!!!) рожает, при этом ни одного ребёнка не воспитывает (один вскоре после рождения умирает, остальные попадают в другие семьи). Но при этом никак нельзя назвать её женщиной без моральных устоев. Просто там и тогда такая была мораль. Правители по-братски делились друг с другом своими наложницами, и Нидзё, даже беременной, пришлось испытать это. С другой стороны, проповедовался культ невозможности отказа от любви. Если тебя полюбили, изволь откликнуться, отдаться, будь благодарна и люби в ответ. Что она, собственно, и делает. Перед каждым "запретным" свиданием она тревожится, грустит, обмирает от страха и тоски, но когда ночь любви, во время которой её бесконечно ласкают и заговаривают страстными и нежными словами, проходит, она чувствует грусть от расставания и начинает скучать. Возможно, частично это особенность самой нашей героини, но есть и другой фактор - материальный. Нидзё рано остаётся без опоры семьи - отец умирает, когда ей всего 16 лет. Вот ей и приходится устраиваться самой.

    Отдельного внимания заслуживает стиль написания "Непрошеной повести". Он очень поэтичен и полон отсылок к более ранним шедеврам японской литературы. Нидзё пишет стихи танка, и их в книге очень много, а также много стихов, написанных разными людьми для неё. Вот, например, танка из письма настоятеля - одного из её любимых мужчин:

    Что делать, не знаю.
    Твой образ является мне,
    на явь непохожий, -
    но если я вижу лишь сон,
    к чему с пробужденьем спешить!

    Преподносились эти танка тоже не абы как. Нидзё уделяет этому особое внимание, рассказывая, на какой бумаге были стихи написаны, к ветке какого дерева был привязан листочек, и прочее. Здесь всё настолько обрядово и символично, что кажется ненастоящим. Например, одна из второстепенных героинь, обескураженная тем, что государь провёл с ней часть ночи в любовных утехах и выставил вон, прислала ему крышку тушечницы, на которой было написано "паучок, заблудившийся в травах", а внутри была бумажка с клочком её волос, и надпись на бумажке - "в смятении из-за тебя"; на следующий день девушка постриглась в монахини. Какая чувствительность! Сложно поверить, что когда-то люди действительно так общались. Вот привёз вас любимый мужчина домой после свидания. На что можно рассчитывать? Ну, например, что он пришлёт смс: "Доехал, целую, люблю, спокойной ночи". Здесь же герой чуть только выходит за порог дома возлюбленной, с которой провёл всю ночь, так сразу сочиняет танка и посылает ей. А она ему тут же ответ. Красиво, что и говорить. Но странно. Тем более, что все эти стихи, хоть и красивые, но довольно однотипные - о том, как горестно расставаться. И вот тут-то! Оно! Моё любимое! Мокрые рукава!!! Мокрые рукава упоминались здесь так часто, что просто оскомину набили. По сути, это символ печали, слёз. Нидзё плакала довольно много, пожалуй, можно было бы и поменьше.

    Что-то я очень много уже написала) Но если вы дочитали до этого места, значит, культура Японии вам интересна, и тогда уж точно стоит прочитать книгу.

  2. Rossweisse
    Rossweisse
    Оценил книгу
    Принесли косодэ, присланные из столицы. Это были пять пурпурных одеяний, от светлого до темного, густого оттенка, с разнообразным рисунком на рукавах, но сшитые неправильно, как попало, — сразу за верхним светлым косодэ шло самое темное. «Почему их так сшили?» — спросила я, и госпожа сказала, что в швейной палате все сейчас очень заняты, и потому косодэ сшили дома ее служанки, не зная, в каком порядке нужно располагать цвета. Я посмеялась в душе и показала, в какой последовательности полагается носить косодэ — цвет ткани должен меняться постепенно — от светлой верхней к самой темной, которую носят в самом низу.

    Из всех старинных японских повестей и дневников, которые я читала, "Непрошеная повесть" Нидзё - сама необычная, и вот почему: это личные, даже интимные записки, подобные дневникам Сэй-Сёнагон и Мурасаки Сикибу, но вместе с тем это и художественное произведение. Если госпожа Сэй-Сёнагон и госпожа Мурасаки делали свои записи от случая к случаю, отмечая то, что их занимало или волновало в текущий момент, то госпожа Нидзё взялась записывать историю своей жизни спустя годы после того, как произошли самые важные в ней события, и, осознанно или нет, написала свою жизнь, как роман. С одной стороны, образованная и утончённая Нидзё действительно могла слагать из своих воспоминаний "Непрошеную повесть", с другой стороны, именно в силу образованности и утончённости, не особенно задумываясь над тем, как она пишет, Нидзё невольно могла придать автобиографии черты художественного произведения, что особенно заметно в сравнении с записками Митицуна-но хаха - женщины простоватой и нервной. Правда и то, что, несмотря на все свои таланты, Нидзё была не счастливей Митицуна-но хаха.
    Начинается "Непрошеная повесть" действительно как роман, причём любовный - юную Нидзё, дочь знатного и богатого человека, отдают в услужение государю - со всеми последствиями, какие можно представить для красивой девушки, оказавшейся в полной власти мужчины. И ради Нидзё я бы обеими руками голосовала за пошлый, банальный, самый тривиальный хэппи-энд, но, к сожалению, последствия включали в себя и такие забавные и милые вещи, как, например, повелеть девушке привести к постели господина очередную любовницу на час, поделиться девушкой с другом, которому она так понравилась, и, наконец, отослать девушку из дворца, когда она надоест.
    Любовные союзы - это изящное выражение употребляется в переводе "Повести" для обозначение как долгих и пылких отношений, так и для одноразовых совокуплений - так вот, любовные союзы Нидзё многочисленны, запутаны и в большинстве случаев свершились не по её воле; похоже, обычное дело для женщин той эпохи. Единственное, чем Нидзё могла бы упрочить своё положение, это стать матерью принца, но с материнством ей повезло не больше, чем в любви.
    И вот за что мне так нравится Нидзё: она больше этого. Не выше - невозможно для женщины её времени и её положения быть выше зависимости от мужчин, невозможно для любого человека быть выше собственных страстей - но Нидзё больше тех, с кем она спала, тех, кто её желал, тех, кто покинул и оставил в одиночестве. Это явственно видно в последней части "Повести", где Нидзё, уже принявшая постриг, забыв про дворцы и наряды, скитается по стране от одного храма к другому, пытаясь отыскать что-то очень нужное своей душе. И мне из просвещённого и наивного XXI века хочется думать, что она искала что-то большее, нежели буддистские и синтоистские святыни. Что тогда было хлебом насущным для духовной жизни, кроме религии? Может, ещё искусство.
    Едва ли не больше, чем о себе, сокрушается Нидзё о том, что стихи её родственника не включили в императорскую антологию, что они - и с ними имя их семьи - канут в безвестность. Если бы она только знала, что её семью будут помнить по её, Нидзё, имени, её стихам, что мужчин, распоряжавшихся жизнью Нидзё, будут знать как персонажей её "Непрошеной повести".
    Нидзё в своих стихах такая красивая, такая живая.
    Она прожила свою жизнь, как роман, была любимой, лелеемой дочерью, была фавориткой государя, была возлюбленной - многих, была монахиней и скиталицей, забытой и покинутой - все оттенки, от самого светлого к самому тёмному. Хорошо сшила.

  3. belka_brun
    belka_brun
    Оценил книгу

    Наверное, после таких вот книг становятся ярыми феминистками.

    Придворная дама Нидзё, жившая в конце XIII – начале XIV веков, рассказывает свою историю. Книгу можно условно разделить на две части: жизнь во дворце и скитания после пострига в монахини. И если вторая половина книги была скучноватой, то первая, о дворцовых нравах, потрясла.

    Нидзё принадлежала к древнему и уважаемому роду, занимающему соответствующее место при дворе. Она была красива, умна, начитана, играла на музыкальных инструментах, искусно слагала стихи – в общем, девица хоть куда. Но вот счастья в жизни ей не очень-то перепало. Повесть пропитана болью. Просто диву даёшься, какое унижение приходилось терпеть в те времена знатной женщине (о простолюдинках Нидзё не писала, а интересно, как у них складывалась жизнь). Замуж она не вышла, ибо государь император «осчастливил» её своим вниманием и сделал своей любовницей, благодетель несравненный.

    Самое интересное и потрясающее в этих мемуарах то, что описанное – не выдумка современного писателя; что это не только было, но ещё и воспринималось как должное; что для самой Нидзё всё это было печально, но нормально. Она – дитя своего времени, с соответствующим мировоззрением и воспитанием. Император сделал своей любовницей? Больно, конечно, ведь влюблена в другого, но что делать? Государь влюбился и заботится, надо служить ему верой и правдой. Император хочет другую женщину? Ах, он так любвеобилен, нужно его с ней свести. Жаль, что эта девица не потешила государя и слишком быстро уступила его любовным утехам. Домогается настоятель буддийского храма? Неприятно, конечно, но отказать ему невозможно, ведь он так высок рангом. Жаль, что пришлось ввести его в грех одним своим существованием. Император толкает в постель к другому? Унизительно и больно, но отказать государю невозможно…

    Отдельно удивила присутствующая в книге информация о том, что, по буддийским представлениям, «союз женщины и мужчины возникает не только в теперешней жизни, он предопределён ещё в прошлых воплощениях», и почему-то для средневековых японских мужиков это служило железным отмазом при насилии над женщиной. Женские предпочтения тут в расчёт не брались. Получается, что Нидзё время от времени брали силой, а она и противиться не смела, только «увлажняла рукава слезами» и уговаривала сама себя, что хоть и грешна, да не по своей воле. А потом в этих мужиков влюблялась.

    Не книга, а взрыв мозга какой-то.

Автор