Книга или автор
3,4
9 читателей оценили
96 печ. страниц
2018 год
16+

ФОТОГРАФ

1

Переступив порог, Сергей остановился, как вкопанный. Постоял, зажмурил глаза, открыл, снова закрыл: – Это сон? У тебя здесь просто рай для сексуальных маньяков. – Все стены были увешаны фотографиями женщин. Фото были цветные и черно-белые. Одни женщины были в одежде, если это можно было назвать одеждой, которая еле-еле прикрывала интимные места. Другие были обнажены, – Плейбой, отдыхает. Неужели это все ты?

– Если ты присмотришься, то это женщины, а я все-таки отношу себя к мужчинам. Или ты уже потерял ориентацию в вопросах полов?

– Да, ладно шутник. Я говорю про качество и сами фото.

– Нет, чужие вешаю. Конечно я.

– Класс. Я восхищен. Я догадывался, что ты профи, но ты мастер. Я вижу много женщин, но эти просо сказка. Где ты их находишь? Хоть бы знакомил с кем. Просто живьем увидеть эту земную красоту.

– Природную красоту иногда приходится поправлять. Но это понятно не монтаж, а косметика. Конечно выбор света, позы, интерьера. Поверь, это спектакль, который надо уметь поставить и зафиксировать в нужный момент.

– И как ты с ними? В каких отношениях?

– В рабочих. Для меня это просто материал для работы. Не знаю, как другие, но когда я смотрю на модель через объектив, я вижу прекрасную женщину. Наверное, если бы я смотрел на них взглядом похотливого самца, в предвкушении сладостной страсти, думаю, у меня ничего бы не получилось. А так я вижу ее в целом и отдельные изгибы. Я вижу красоту мужским взглядом. Кстати, возможно то, что я не допускаю вольностей, дает мне возможность работать с такими женщинами. Сарафанное радио – лучшая реклама. У меня есть репутация и не хочу ее терять.

– Что так никто и не нравился?

– Нравится одно, а позволять забивать голову сексуальными мыслями – другое. Я к моделям отношусь уважительно и ни с одной из них ничего не было.

Дмитрий подошел к Сергею, тронул его за плечо и тихо сказал:

– Очнись. Здесь только фото. Не худший вариант в одежде стоит позади. Она может подумать, что ты сексуально озабоченный.

Сергей обернулся и увидел стройную, стоящую сзади девушку, которая улыбаясь, смотрела на него.

– А ты знаешь, – парировал Сергей фразу Дмитрия, – сексуально озабоченный это не плохо, плохо, когда сексуально обиженный.

– Да как хочешь. Не пугай девушку.

– Вы пришли делать фото? А совместное?

– Ну, ты нахал, – сказал Дмитрий.

– Да, ничего, пусть помечтает, – сказала девушка.

– Все хватит разговоров надо работать, – резко произнес Дмитрий.

Начались съемки. Затвор фотоаппарата Дмитрия щелкал беспрерывно.

– Это не женщина – это отрава!

Дмитрий оторвал взгляд от объектива и, посмотрев на Сергея, усмехнулся, но промолчал, понимая, что тот имеет в виду. Прильнув к объективу, он сосредоточился на женщине, про которую выразился его хороший приятель. Дмитрий видел перед собой женщину – вамп. Это была жгучая брюнетка, лет двадцати пяти, с темными, как смоль глазами под ровными дугами бровей. Ярко очерченный рот, губы не большие, скорее даже чуть тонковаты, но все это придавало ее лицу притягательность. Волосы, от ветра, создаваемого вентилятором, чуть отбрасывались назад. Темно-серое платье, значительно выше колен, открывало стройные ноги. Талия подчеркивалась тонким черным ремешком. При этом она была босая. Стояла она в пол-оборота. Взгляд был уверенный, даже пронзительный и устремлен в объектив.

Шла обычная фотосъемка для одного из журналов. Фотомодель Аня умела себя подать, и работать с ней было легко.

– Аня, чуть правее, – попросил ее Дмитрий, и она повернулась ровно на столько, насколько ему было нужно. Сделав несколько снимков, он произнес:

– А теперь чуть наклонись и одну руку положи на талию, другую чуть согнув, опусти к колену. Сделай так, словно ты сейчас влетишь в объектив и уже готова к этому.

– Влетать на метле? – спросила Аня, мягким нежным, и в тоже время чуть вызывающим голосом.

– На метле будешь с другими летать, – отрезал Дмитрий.

– А может быть, я еще поверну голову? – предложила она.

– Аня! Кто кого? Я тебя или ты меня?

Она поняла всю двусмысленность и, кивнув, ответила:

– Конечно ты меня. Если мужчина не хочет, то природу не обманешь. Это женщина может и помолчать, в пикантных ситуациях, изображать все что угодно.

– Поговорим потом.

Это была новая модель, ее прислало агентство. Дмитрию было все равно, какая она. Он столько уже снимал красивых женщин, что привык, хотя, наверное, к красоте привыкнуть нельзя. Он старался держать себя в рамках и не путать работу и личное. Сделав еще несколько кадров, он объявил:

– Перерыв.

Все чуть вздохнули. Ассистентка Лена, выключила дополнительный свет и вентилятор. Аня подошла к столику, на котором стояли чайник и чашки, села в кресло и налила себе чай. Короткое платье еще больше оголило ноги. Дмитрий проследил за взглядом Сергея и тихо заметил:

– Да, она еще многим испортит психику и сделает их кошельки тоньше.

– Ты думаешь… начал Сергей.

– Не то, что думаешь, ты, – перебил его Дмитрий. – Я ее не знаю, но полагаю, что она знает себе цену и не идет на все, при виде толстого бумажника.

– Откуда ты знаешь?

– Опыт, мой друг, опыт. Не всегда и не всем, дозволено глотнуть сладкого, или как ты сказал отравы, ее поцелуя.

Сергей был давним знакомым Дмитрия и напросился в гости. Обычно Дмитрий не разрешал посторонним находиться в студии во время работы, но видя выражение Сергея, сделал исключение, заметив:

– Сиди тихо и не заляпай мне пол слюнями.

– Как ты думаешь, – спросил Сергей во время перерыва, – если я предложу ей проводить ее, она согласиться?

Дмитрий пожал плечами: – Откуда я знаю? Попробуй.

Сергей с Дмитрием были ровесники. Обоим было около тридцати. Оба были холосты. Знакомы были давно, хоть и познакомились случайно, но сошлись характерами. Внешне Сергей был приятным мужчиной и из обеспеченной семьи. Это Дмитрий пробивался сам к своему профессионализму. Сколько в своей жизни сделал он снимков не сосчитать. В каком только виде он не фотографировал женщин, но не любил снимать откровенную наготу. Это не привлекало. Женское тело надо было подать, а не просто фиксировать, каким бы красивым оно не было. Он этому научился, за что медленно получил признание среди коллег и заказчиков. Он умел выбирать, как подать человека, и не важно, мужчина это или женщина. Он пытался передать их состояние, и был очень требователен, а порой и грубоват. Но все терпели. Все знали, что он сделает так, как никто и не ожидает.

Сам Дмитрий был выше среднего роста, плечистый, смуглый.

Отойдя от Сергея, он подошел к столику, и налив чаю, сел на табурет. Лена сидела в кресле рядом.

– Через пять минут продолжим. Не устала? – обратился он к Ане. Съемка шла уже час, и он гонял модель, пытаясь поймать то, что он еще сам не знал.

– Немного. А мне как посмотреть снимки?

– Пока никак. То, что отснял, мне не нравиться.

– Да ты, что, Дима! – удивилась Лена. – Я же видела. Классно получилось.

– Это для тебя.

– А в чем проблема? – спросила Аня.

– Если бы я знал, – поджав губы, ответил Дмитрий. – Но еще немного потерпи. Тебя не смущает, что на площадке посторонние?

Аня улыбнулась уголками губ: – Если ты имеешь в виду того мужчину, то нет. Не сочти за хвальбу, но я замечаю взгляды мужчин. Одним больше, одним меньше.

– Не тяжело?

– Привыкла.

– И как реагируешь?

– По ситуации.

– Не понятно, но ладно. Пошли работать.

Аня легко поднялась, Лена пошла и включила свет. Дмитрий осмотрел павильон.

– Сергей, поставь кресло для Ани, а ты, Аня, сядь на краешек, словно ты ждешь важного для себя извещения, о котором догадываешься. Чуть в пол-оборота.

Сергей принес кресло, Аня выполнила все, что хотел Дмитрий и тот сделал несколько кадров. Вздохнул: – Все не то. Уберите кресло.

Аня стояла перед ним: красивая, стройная. Дмитрий стоял и смотрел в объектив и вдруг запел: «Ну что ж ты страшная такая, ты такая страшная».

Аня улыбнулась, так как пел Дмитрий отвратительно и в это время он сделал снимок, всего один, увидев ее веселые глаза и красивую улыбку. Опустив фотоаппарат, но, не показывая вида, что объектив направлен на нее, он, глядя ей в глаза, произнес:

– А тебе говорили, что ты красивая?

– И не раз.

– А в любви признавались?

– Не раз.

– Я много снимал женщин, но тебе хочу сказать. Вернее спросить. Ты смогла бы полюбить меня?

Он чувствовал, как Лена и Сергей сделали удивленные лица, а он продолжил: – Посмотри на меня? Может быть, я не так уж плох? Не говори, нет, подожди, просто посмотри, оцени.

И тут он увидел ее не оценивающий взгляд, а взгляд женщины: нежный, спокойный. Это не был взгляд влюбленной женщины, но не был и оценивающим, а каким-то заинтересованным. И он снова сделал снимок. Снова всего один.

– Это была уловка? – спросила Аня.

– Думай, как тебе хочется, – ответил Дмитрий. Он не искал ее расположения к себе, он работал.

– Не смешно.

– Смешно было раньше.

– Раньше было тоже не смешно, а уродливо и глупо.

– Что ты на меня уставилась! – вдруг закричал он. – Ходите, позируете. Небо в алмазах. Устал я от вас. Дуры набитые!

Если бы она могла метать молнии, то фотоаппарату пришел бы конец, как и ему, но он получил то, что хотел. Аня была в ярости на его оскорбление. Лена тихо стояла в стороне боясь вставить слово. Сергей тоже молчал. Но Дмитрий успел, успел ухватить мгновение ее дьявольски холодного выражения лица.

Дмитрий отвернулся от них, прошел в другую сторону, положил фотоаппарат и, повернувшись к Ане, сказал:

– Извини, но я сделал то, что хотел. Не обижайся, так было надо, чтобы увидеть твой взгляд, а то ты, как закрытая шкатулка.

– Ну и методы у тебя! Я тяжелая модель?

– Не поднимал, не знаю, – усмехнулся Дмитрий. – Но если по правде, нет, просто закрытая. Во всяком случае, сегодня.

– У меня раньше получались не плохие снимки.

– Я не знаю, что было раньше и не хочу знать, хотя видел предыдущие работы. Ты артистична, но это было не то, что я хотел. Ты не думай, ты умеешь передать взгляд, но мне хотелось чуть иного. Бесовщинки какой-то, что ли. На сегодня все. Закончили. Переодевайся.

Аня ушла в соседнюю комнату.

– Ну, ты Дмитрий, даешь, – заметил Сергей.

– Ничего я не даю. Хотелось расшевелить.

– Дима, а нельзя шевелить иначе? – встряла Лена.

– Можно прутиком пощекотать. Вдруг живая. Тебе ли меня не знать?

– Это да.

Вышла Аня. Она была в джинсах, кроссовках, блузке навыпуск. На плече сумка, в руках пакет с платьем.

– Когда можно посмотреть отснятое?

Дмитрий взял блокнот и, пролистал его: – Завтра до двенадцати. Потом я занят.

– Я приду.

– А можно проводить? – обратился к ней Сергей.

– Куда?

– Куда скажете.

– Не надо. До машины я дорогу знаю. До свидания, – и она вышла из студии.

– Беги, догоняй, – предложил Дмитрий Сергею, – хоть до машины дойдешь рядом.

Сергей не заставил себя уговаривать и поспешил за Аней.

– Я свободна? – спросила Лена.

– Да, Ленок, иди. На сегодня все. Завтра суббота, отдыхай, я позвоню тебе, когда будет надо.

Лена сняла с вешалки сумку, попрощалась и тоже вышла.

Дмитрий остался один. Подключил фотоаппарат к компьютеру, стал просматривать сделанные снимки. Он вчера установил новую программу и хотел ее опробовать. В общем, снимки были не плохие. Ему не было за них стыдно, но он сосредоточил внимание на трех последних. Нажимая кнопки клавиатуры, он гонял по экрану эти три снимка: где она смеялась, где нежно смотрела и где ее глаза пылали гневом. И тут он увидел то, что не ожидал. Он увидел ее прошлое, а в гневе ее боль и страх будущего. Дмитрий зажмурил глаза, потер их и открыл. Ничего не изменилось; снимки были несколько иные.

– Наваждение какое-то – произнес он вслух, но оторвать взгляд от экрана не мог. Он видел ее прошлое и будущее.

Устал видимо, – решил он и, отключив компьютер, собрался домой, но мысль, которая еще не так явно его донимала от увиденного, осталась.

2

Выйдя из здания, Дмитрий подошел к машине, которая стояла у обочины; привычно положил сумку с фотоаппаратом на заднее сиденье и уже приготовился открыть переднюю дверь, чтобы сесть на водительское сиденье, как его окликнул Сергей.

– Дима, подожди.

Дмитрий обернулся.

– Ты куда сейчас?

– Пока не решил. Сяду в машину, она сама подскажет, куда хочет ехать.

– А сам уже думать не хочешь? – иронично заметил Сергей.

– Мои думы остались в студии, на улицу я их не беру, чтобы не нахватались дурного влияния.

– Неужели настолько все чисты?

– Ты меня окликнул, чтобы поупражняться в остроумии?

– Не обижайся.

– Еще чего, расстраиваться из-за чужого скудоумия – значит показать свое. Ладно, что хотел?

– Да вот не знаю, куда себя деть.

– Только не в мою машину.

– Своя есть, а деть себя надо куда-то. Запала мне Аня. Мысли о ней не отпускают и надо отвлечься.

– Знаешь Серега, я думаю не у тебя одного.

– Ты себя имеешь в виду?

– Отнюдь. Я же сказал, что она не так проста, как может показаться. Не надо судить о моделях, как о безмозглых куклах.

– Я о ней так не думаю.

– Что она тебе сказала?

– Ничего, – грустно произнес Сергей. – Попрощались и все. Встретиться не согласилась.

– Может быть, у нее кто-то есть, зачем ей еще один воздыхатель. Серега, не забивай голову, мужик ты видный, встретишь еще. А где твоя прежняя?

– Расстались, – махнул он рукой.

– Тоже вариант.

– Слушай, она же завтра хотела прийти снимки посмотреть. Можно я тоже подойду?

– Нет, – жестко ответил Дмитрий. – Это моя работа, а не дом свиданий. Я уже жалею, что разрешил тебе присутствовать сегодня. Это мое дело и я не хочу его терять. Ищи другие варианты встреч.

Дмитрий вдруг вспомнил, что он увидел на компьютере, и то, что он отложил их просмотр на завтра, не значило, что он успокоился. Завтра ему не нужны чужие в студии, хотя его резкость по отношению к Сергею, была связана с усталостью; был уже вечер, а он весь день провел в студии.

Сергей не обиделся на резкий ответ, он понимал, что тот прав.

– Я понимаю, ты не думай.

– А раз понимаешь, то до встречи.

– Пока, – и Сергей направился к своей машине. Дмитрий проводил его взглядом, и сев в машину подумал, куда поехать; домой не хотелось, он хотел приехать попозже и сразу лечь спать.

– Ну, что? Куда повезешь? – обратился он к машине. – А отвези-ка ты меня поесть. Я же тебя подкармливаю бензином, а сам пустой. Хочется поужинать в одиночестве, где-то в уютной, тихой обстановке, тем более что обеда не было.

Он завел двигатель и отъехал от бордюра. Минут через двадцать он свернул на небольшую улочку и, проехав мимо ресторана, нашел свободное место; припарковал машину и пошел к входу. Тонированная дверь легко открылась, и Дмитрий вошел в ресторан, который состоял из двух залов. Слева зал был выполнен в синих тонах. В нем был приглушенный свет, создавая некую атмосферу полумрака. Справа зал был светлым. Оба зала были зеркальным отражением и отличались только цветовым решением. Учитывая, что сегодня он много был на свету, то выбор пал на синий зал, чтобы глаза не слепило светом.

К нему подошел администратор:

– Добрый вечер, Дмитрий. Давно не было видно.

– Да все дела.

Администратор понимающе кивнул головой: – Надо отдыхать. Тебе как всегда?

– Пожалуй.

Дмитрий был здесь хоть и не частым гостем, но постоянным клиентом. Ему нравилось, как здесь готовили, а также тихая обстановка. В этом ресторане не танцевали, а только обедали. Музыка не была навязчивой и служила дополнением к интерьеру. Он прошел к столику на двоих в дальнем углу зала у окна, сел, осмотрел зал. Посетителей было еще не много, но скоро все места займут, понимал он, пятница, и у многих свободный вечер перед выходными.

Вскоре официант принес холодные закуски, сок и Дмитрий приступил к еде, не обращая внимания на зал; он просто ужинал. Отвлекшись от внешнего шума, сосредоточившись на еде, он не заметил, но почувствовал, что возле столика кто-то стоит. Дмитрий поднял голову и увидел Аню. Не скрывая своего удивления, он с грустью произнес:

– Добрый вечер. Тебя каким ветром сюда занесло? – Краем глаза он увидел, что за их столиком наблюдает администратор, готовый в любую минуту встать на защиту постоянного клиента.

– Я выходила из магазина, тут рядом, и увидела, как ты сворачиваешь на эту улочку, а затем вошел в ресторан.

– И что? Решила посмотреть, что я здесь делаю? Ужинаю, – указал он на стол.

– Почему ты стараешься казаться грубым?

– Защитная реакция от назойливых людей.

– Я так и поняла, но от меня так просто не отмахнешься.

– Я это сейчас понял.

– Я решила тоже перекусить, – заявила она тоном, не терпящим возражений.

– Обязательно здесь и со мной?

– Может быть, я присяду?

– Садись, раз такая ситуация.

Аня села напротив. Тут же подошел официант, и она сделала заказ.

– Не боишься поправиться, – спросил Дмитрий, когда услышал заказанные блюда.

– Не боюсь. Я знаю, что можно, а что нет.

– Мне бы это знать.

– Я тебя научу.

– Не стоит тратить время на меня, я трудный ученик.

– Несколько странно твое отношение ко мне. Многие мужчины были бы рады просто поужинать со мной.

– А не просто?

– Не умничай.

– Ну, что ты. Ум я оставил на работе. Я сегодня уже сообщил об этом одному общему знакомому. А тебя задело, что я не высказал щенячьей радости?

– Если ты имеешь в виду того, кто пытался меня проводить, то это твой знакомый, а я изложила факты из своей биографии.

– Я не отдел кадров, меня чужие биографии не интересуют. Значит, я исключение из твоей статистики жизни.

Дмитрий снова приступил к еде. Ане принесли заказанное, и она решила не отставать от соседа по столику. Чуть позже спросила:

– А почему один?

– Потому что мне так хочется. Видишь ли, Аня, я так много фотографировал красивых женщин, что если я с каждой буду просто ужинать, то у меня не останется времени на личную жизнь.

– А она у тебя есть?

– Разумеется, как у всякого человека, только вот каждый понимает это по-своему.

– А как понимаешь ты?

– Слово личная, уже предусматривает, что

Читать книгу

Фотограф

Юрия Горюнова

Юрий Горюнов - Фотограф
Читать книгу онлайн бесплатно в электронной библиотеке MyBook
Начните читать бесплатно на сайте или скачайте приложение MyBook для iOS или Android.