Высматриватель

Оцените книгу

О книге

Маленький роман о переходе человека в цифровую культуру с её особой архитектурой мыслей и поступков.

Подробная информация

Дата написания: 2013

Год издания: 2018

Дата поступления: 31 марта 2018

Объем: 366.1 тыс. знаков

  1. OFF_elia
    Оценил книгу
    Человек - это большая пуговица, на которую уютно застегнут мир

    Занимательно. Изобретательно. Заковыристо. Изощренно. Извращенно. Изменчиво. Доверчиво. Задверчиво.

    Читаешь Высматривателя и тонешь, тонешь, путаешься в паутине слов, теряешься в джунглях тройных смыслов. Учишься смотреть не из-за, а в. Учишься читать по деревьям еще не написанные на еще на сделанной из них бумаги книги. Учишься думать себя, жить себя ногами, руками, до самого верха. Временами уходишь в казуальное, вспоминая по дороге, что не купил билет в театр памяти, где в гардероб надо сдавать мысли, где после третьего звонка неприлично громко думать, где собираются педанты (несправедливо обвиненные в том, что так умеют тлить, что растлевают всех из-за своего корня пед) и подставные педанты, пытающиеся впихнуть тебе банку с богом; где тебя наконец научат забывать.

    А потом выходишь в тонкую кишку улицы и ищешь, где же бабка кишечница и ее антагонист бабка-кишечница, но уже с дефисом. Боишься, что, мерзко хлопая крыльями, налетят злыдни или еще кто похоже. Всматриваешься с недоверием в каждого прохожего, а вдруг болеет корыстью. Корысть - это не жуки, иначе мы бы слышали жужжание и знали, этот человек корыстен. И теперь не можешь просто жить, просто носить себя по черным кварталам городов, вдыхая смрад людей, потерявших внутренний свет. Померкло их мерцание по меркам меркантильным. И пытаешься убежать в изнаночный лес, найти там светляков, чтоб поселить в волосах у этих людей, чтоб дать им надежду, чтоб снова научить жить.

    И мечтаешь найти себе собственную ибогу ( личного бога?), чтоб думала себя через тебя, чтоб держала тебя ниткой тутового шелкопряда, чтоб вростала своими волосами в твои луковицы, чтоб вырвала тебя из лап смерти, выиграла в партию в шашки с костлявой. И пытаешься все вокруг высмотреть, а вдруг скоро исчезнет, а потом уже никогда. И стараешься придумать себе туфовый дом на берегу рыбокаменной реки. Или зефировое детство, или друга, живущего за кадыком, или жену, готовящую ночь на ужин - каждому по нехватке его.

    И понимаешь, что не сможешь быть прежним после знакомства с Высматривателем. И мучишься, мечешься, бередишь, бредешь, ломаешься, ловкачишься, целуешь асфальт ногами, сбегаешь в перпендикулярное пространство. А потом начинается новый электрический день.

  2. crazy_squirrel
    Оценил книгу
    …Это был такой день, когда у меня выпали все ресницы.

    Первая фраза, которая поймала меня на крючок давно-давно и не отпускала до сих пор. Достаточно одной её, чтобы упасть в текст, пропасть в нём, укутаться, запутаться, заплутать… Никогда у меня не получится так не то что писать, а даже думать, возможно, нужны какие-то вещества, но скорее — особый склад мысли, умение видеть всё в один момент, все смыслы, все метафоры, все прочтения — в одном слове.

    Сюжет прост, как букварь, его можно уместить в одном предложении: в мире кончился свет, и высматриватель Гюн отправляется на поиски решения — бумажного лампиона, чтобы помочь людям, потому что иначе никак. Но сюжет здесь — вторичен, важны слова и та многомерность смыслов, которую они за собой прячат. Бывало, приходилось перечитывать абзацы, но не потому, что смысл ускользал, а из-за того, что хотелось раскрыть что-то ещё, и ещё немного, и ещё чуть-чуть под другим углом. Настоящее, иносказательное, символическое, фонетическое — выбирай на свой вкус.

    А ещё — это одна из самых прекрасных и самых кружевных книг о «смотрении внутрь» и понимании себя, за последнее время.

    счастье — это состояние верного пути. 

    А ещё — это книга о нас и наших пропаданиях в сети. А ещё она о вещизме и глухоте. А ещё она очень вовремя напомнила о себе — в конце ноября, когда и правда свет заканчивается, потому что свет конечен и — «что-то кончилось, а что-то ещё не началось». А ещё она ведь о внутреннем свете, ведь лампион — он настоящий, хоть и бумажный, и дойти к нему можно, только если подойти очень-очень близко.

    А ещё это красиво. Читать и перечитывать. Думать и передумывать.

    Человек — это большая пуговица, на которую уютно застегнут мир.
  3. Efemeres
    Оценил книгу

    Это книга - что-то вроде экзорцизма, автор пытается освободить себя от какого-то демона и выговаривает на тему эпохи. Местами текст забывается в самом себе, но это не причитания бабки-кишечницы, а умственная истерика, связанная с чисткой от налипшей информационной слизи. Кажется, что главный герой вовсе не играет никакой роли, он просто идёт куда-то, видит что-то, но это то, как он описывает мир, интерпретирует его. Автор говорит: один сильный взгляд может изменить многое, и читателю предлагается альтернативный вид реальности, в котором дом из вулканного туфа на берегу рыбокаменной реки, в котором люди-чудаки, разговоры с деревьями, и каждый человек имеет свою жизненную цель. Социальные сети представлены в виде театра, и весь этот роман - то ли путешествие, то ли спектакль, в котором главная роль досталась именно вам, и вы как читатель выигрываете в литературном казино, находите бумажный лампион, одерживаете победу над кромесами и давите маука. И вы становитесь высматривателем, дочитав эту книгу. Вы - высматриватель, вы не просто видите, вы знаете.

    Сердцебиение длилось, и тихие голоса: что память достанет из себя? Как можно запастись этим небом, как небом запастись, и тут кто-нибудь говорит: я хотел запастись, но я не знал, куда мне идти и где это продают, и как мне его упакуют, и смогу ли я донести; можно было заказать доставку, и я поискал там, "немного неба" – написал в поисковой строке, но на запрос никто не откликнулся, и надо было проживать целую жизнь, чтобы понять… (что) люди душевно голые. Как птицы бьются о небоскрёбы, где продолжается небо, так люди бьются о небоскрёбы; и доктор глаз, принявший музыку вместо лекарства, и тот, кто умер от гипотезы, – все они бились о небоскрёбы, мечтая о высоте. Или мечтая о путешествии – море. Как взрослые самцы кораблей плавали по дороге, ходили по дороге подростки, разгадывая коды стихов… Кто-то разыскал в сундуке вальс и кружился, другой был подвешен, третий – обречён, но это продолжало стучать – внешнее сердце, и только потом переходило куда-то выше, к голове… Где началась эта височная бойня? И кто победит.
  1. Смерть – это обычная тишина, это невидимость, это не событие, но отсутствие событий. Если вы умерли, никто не выложит ваши впечатления относительно качества погребения, и красочные интерьеры гроба, и фотографии трупных червей, и вот как меня едят, а вот как я разлагаюсь…
    28 августа 2018
  2. И получать одобрение, получать этот палец, вытянутый полудугой, получать эту скобочную улыбку…
    28 августа 2018
  3. есть семь уровней взгляда, на седьмом ты начинаешь видеть
    28 августа 2018