4,7
89 читателей оценили
229 печ. страниц
2007 год

Юлия Шилова
Казнь для соперницы, или Девушка из службы «907»

От автора

Дорогие мои друзья, я безумно рада встретиться с вами вновь.

В связи с тем, что я поменяла издательство, у моих книг поменялись обложки, а я решила сменить имидж. От прошлого я слишком устала: так захотелось побыть в образе роковой блондинки! Этот образ соответствует моему внутреннему состоянию и моему сегодняшнему настроению. Издательская Группа АСТ дружелюбно распахнула мне объятия и разбудила во мне такой аппетит к жизни, какого давно уже не было. Хочется жить, творить, писать, любить и обнимать целый мир.

Думаю, вы согласитесь с тем, что у моих романов еще никогда не было таких роскошных обложек.

Да здравствует НОВАЯ ЖИЗНЬ!

НОВОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО!

НОВЫЙ ИМИДЖ!

НОВЫЙ САЙТ: WWW.SHILOVA.AST.RU!

Поменялся даже мой почтовый ящик для ваших писем – 129085, РФ, Москва, а/я 30.

Пожалуйста, не пишите на старый. Он больше не существует.

В письмах довольно часто вы задаете мне одни и те же вопросы: как отличить мои только что написанные книги от тех, которые уже выходили несколько лет назад, ведь теперь у всех романов двойные названия. Это очень просто. На обложках новых книг есть слово НОВИНКА. На книгах, написанных несколько лет назад: НОВАЯ ЖИЗНЬ ЛЮБИМОЙ КНИГИ. Поэтому будьте просто внимательны.

В который раз убеждаюсь в том, что я счастливый человек, так как люди, интересующиеся моей жизнью, умны и добры! Дорогие мои читатели, вы просто чудо! Как же я рада тому, что вы держите в руках эту книгу, и как же сильно я успела по вас соскучиться! А еще я безумно соскучилась по переменам! Как здорово, что у меня хватило сил и духу с высоко поднятой головой принять еще один вызов судьбы и перейти в другое издательство! Но у меня ничего не получилось бы без вашей поддержки.

Я бесконечно благодарна тем читателям, которые собирают все мои книги в разных обложках и имеют полную серию всех моих изданных романов. Для меня это большая честь, показатель того, что я нужна и любима. У переизданных книг новая редактура, а у меня появилась потрясающая возможность вносить дополнения, делиться размышлениями и как прежде общаться с вами на страницах своих романов. И я по-прежнему могу отвечать на ваши письма и вопросы в конце книг, рассказывать, что происходит в моей творческой жизни, да и просто говорить о том, что у меня на душе. Для меня всегда важен мой диалог с читателем.

На этот раз я представляю на ваш суд книгу «Казнь для соперницы, или Девушка из службы 907». Это одна из моих самых любимых книг. Боюсь показаться банальной, но я люблю все свои романы, они для меня словно дети. Каждый из них я холю, лелею и с особым замиранием сердца наблюдаю, как он выходит в большую жизнь. Я переживаю за книгу, как мать за дитя, и хочу, чтобы на ее долгом пути встречалось как можно больше хороших, добрых и позитивных людей.

Думаю, книга обязательно понравится тем, кто будет читать ее впервые. А если кто-то захочет приобрести новую редакцию романа, я уверена, ему будет безумно интересно переживать все события заново.

Спасибо за ваше понимание и за любовь к моему творчеству, за то, что все эти годы мы вместе, за то, что вы согласны со мной: переизданные книги представляют собой ничуть не меньшую ценность, чем те, которые только что вышли из-под моего пера.

Спасибо за то, что вы помогли подарить этой книге новую жизнь. Если вы взяли ее в руки, значит, вы поддерживаете меня во всех начинаниях. Мне сейчас как никогда необходима ваша поддержка…

«Спасибо» – слишком банальное слово для того, чтобы выразить признательность и любовь за нашу с вами дружбу, за вашу верность. Мне выпала великая честь быть с вами рядом… Я счастлива от того, что вы у меня есть.

До встречи в следующей книге.

Любящий вас автор,

Юля Шилова.

Глава 1

Повертевшись у зеркала несколько минут, я провела по губам ярко-алой помадой, затем слегка подрумянила щеки и довольно подмигнула своему отражению. Ну все, полный порядок! Боевая готовность номер один достигнута. Мужики бегут за валидолом, бабы от зависти рвут на себе волосы. По условиям контракта, собираясь на работу, я должна быть на высоте, и меня это вполне устраивает. Конечно, кому-то моя работа покажется отвратительной, но я думаю совсем по-другому. «Не место красит человека…» – кажется, так говорится в непопулярной теперь пословице. В детстве, как и многие мои сверстницы, я мечтала быть учительницей, врачом, актрисой или переводчицей в «Интуристе». Но жизнь распорядилась иначе. Окончив медицинское училище, я устроилась в небольшую подмосковную больницу ассистенткой анестезиолога и за жалкие гроши пахала на полторы ставки. Затем перешла в другое место, но и там продержалась недолго. Примерно через год на глаза мне попалось объявление в молодежной газете о наборе девушек в некую «престижную фирму» на конкурсной основе.

Именно так я и стала диспетчером на телефоне в службе «Секс по телефону»… Надев новенькие туфли на высоченных каблуках, я улыбнулась и подумала о том, что на прежнюю зарплату я могла бы позволить себе купить только домашние тапочки, не больше.

Последний раз придирчиво оглядев себя в зеркале, я взяла дамскую сумочку и направилась к входной двери. Времени еще уйма. На такси – а другого средства передвижения я теперь и не представляла – доберусь минут за двадцать, значит, вполне успею потрепаться с девчонками и выпить кофе, чтобы взбодриться.

Закрыв дверь, я нажала кнопку вызова лифта и стала терпеливо ждать. Через минуту дверцы с противным дребезжанием расползлись в стороны, и я шагнула в кабину. Лифт дернулся и поехал вниз, и тут я увидела сидевшего на полу мужчину. Голова его была неестественно запрокинута, из правого уха на дорогой костюм тоненькой струйкой стекала кровь. Вжавшись в стенку, я боялась пошевелиться. Вот это влипла, черт побери!

– Мужчина, вы живы? – не придумав ничего более умного, тихо спросила я.

Он не ответил.

С трудом уняв дрожь в коленках, я присела на корточки и попыталась нащупать пульс. Пульса не было. Как бывшая медсестра, ошибиться я не могла.

– Что же мне теперь делать? – вздохнула я, разглядывая рану над правым ухом. Рана была глубокая и говорила о том, что стреляли в мужчину с близкого расстояния. Задняя стенка кабины была забрызгана кровью и какой-то отвратительной беловатой слизью.

Неожиданно лифт остановился, но дверцы, к моему глубокому удивлению, не открылись. Я принялась нажимать на все кнопки подряд, но это ни к чему не привело. Торчать в лифте с покойником мне хотелось меньше всего.

– Эй! Есть здесь кто-нибудь? – остервенело забарабанила я по стенкам.

Тишина.

От духоты закружилась голова, запах крови назойливо щекотал ноздри. Теряя сознание, я надавила на кнопку вызова диспетчера, но он, разумеется, не ответил. Дом наш старый и уже давно подлежал капитальному ремонту, так что застряла я, судя по всему, надолго.

Тусклая лампочка под потолком предательски замигала. «Еще не хватало только остаться в кромешной темноте!» – со страхом подумала я, пытаясь нашарить в сумочке зажигалку. Какого черта этот разодетый дядя приперся в наш дом? Живут тут в основном пенсионеры да вконец спившиеся работяги, с утра заливающие глаза дешевой самокатной водкой. Нормальных людей сюда на аркане не затащишь. Если у других домов стоят шикарные иномарки, то на наш дом приходилось ровно две с половиной машины. Старенький «Запорожец», принадлежавший соседу с первого этажа, потрепанная «шестерка» – гордость дяди Вани с четвертого и допотопный мотоцикл, не имевший хозяина. Что могло понадобиться такому крутому господину в этом гадюшнике, я понять не могла.

В подъезде послышались голоса. «Ну вот и все, приятель, нам дальше с тобой не по пути, – приободрилась я. – Сейчас лифт откроют, я поеду на работу, а тебя отправят по назначению. Скорее всего ты попадешь в морг…»

Голоса приближались. Я уже хотела было закричать, но в последнюю секунду передумала, словно какое-то шестое чувство приказало мне молчать.

По дверце лифта кто-то осторожно постучал.

– Ни хрена не пойму, что с лифтом случилось… Застрял, что ли, падла? – растерянно произнес мужской голос.

– Похоже, застрял.

– Только этого нам не хватало!

– Получается, Топор в лифте остался?

– Получается, так.

– Все не как у людей! Я же говорил, что Кроту нельзя было это дело доверять. С ним вообще ни на какие дела ходить нельзя! Какой он, к черту, киллер, если на героин присел! Вот тебе и результат! Топора пришил, а портфель с пятьюдесятью тысячами долларов не забрал! Козел! Так запоганить дело только он может! Что нам теперь отмычкой, что ли, этот лифт вскрывать?! Дергать надо: светиться нельзя! В любую минуту в подъезд может кто-нибудь войти. Нажмут на кнопку, она не сработает, забьют тревогу, вызовут диспетчера, откроют лифт, увидят труп, в ментовку позвонят… Плакал тогда наш портфельчик!

– Ни хрена! Надо как-то лифт открыть. Я щас любого завалю, пока портфель оттуда не вытащу!

– Тогда ты стой у подъезда и наблюдай за теми, кто сюда шарахнется, а я – к машине. Покопаюсь в багажнике, может, чего найду интересного. В любом случае мы с тобой эту гребаную колымагу откроем. Пошли, у нас мало времени.

Голоса стали удаляться. Я почувствовала, как меня затрясло. В запасе осталось несколько минут, а может, секунд… Меня убьют сразу, как только откроются дверцы лифта… Из глаз потекли слезы, смывая с ресниц нестойкую тушь. Господи, да за что же мне все это! Я принялась вновь нажимать на кнопки вызова диспетчера, рыдая во весь голос. К моему глубокому удивлению, из видавшего виды динамика раздался женский голос:

– Слушаю, что у вас там случилось?

Я не поверила своим ушам и отчаянно закричала:

– Где вас черти носят?! Срочно откройте лифт и вызовите милицию!

– Успокойтесь, девушка, не надо орать, – осадила меня дежурная. – Я тоже человек и имею право пообедать. Ничего страшного не произошло. Назовите адрес.

Сбиваясь, я быстро назвала свой адрес и, не переставая рыдать, с трудом произнесла:

– В кабине труп! Меня тоже скоро убьют! Нельзя медлить! Помогите, умоляю вас, помогите! Пожалуйста, сделайте так, чтобы лифт поехал!!!

– Ненормальная какая-то, – равнодушно отозвалась женщина. – Ты что там, пьяная, что ли?! Я заявку приняла. Сейчас мастера к вам направлю.

– А когда он придет? – безжизненным голосом спросила я.

– Часок посидишь, ничего с тобой не случится. Может, меньше. Сейчас я его пошлю.

– Какой часок?! Ты что, тетя? Звони в милицию! Немедленно звони в милицию…

– Я тебе сейчас в такую милицию позвоню, дура пьяная, что тебя в медвытрезвитель скоренько отвезут. Время обеденное, а ты уже нажралась. Присядь, посиди. Сейчас мастер придет и лифт сделает. Наберись терпения, идиотка! А то труп у нее в кабине! Наркотики, наверное, употребляешь! Ненормальная!

Дежурная замолчала, а я, затаившись, приставила ухо к двери и стала прислушиваться к тому, что творится в подъезде. Внизу громко хлопнула входная дверь. «Ну вот и конец», – молнией проскочила в голове обжигающая мысль. В эту минуту лифт неожиданно плавно поехал наверх. Остановился он на этаж выше моего. Дверцы поползли в стороны, открывая мне возможность к бегству.

В подъезде стояла звенящая тишина. «Если уж рисковать, то рисковать до конца», – подумала я и, встав на колено, вытянув одну ногу вперед, чтобы дверцы лифта не могли закрыться, принялась отодвигать труп в сторону. За его спиной оказался портфельчик с позолоченной монограммой. Схватив его, я не медля бросилась прочь, умудряясь при этом не цокать металлическими набойками на каблуках.

Закрыв за собой дверь собственной квартиры, я с трудом перевела дыхание и с замиранием сердца открыла портфель. Доллары! Аккуратные зеленовато-серые пачки, крест-накрест перетянутые белой банковской бумагой!

Достав из холодильника начатую бутылку джина, я, не раздумывая ни минуты, залпом выпила приличную порцию, почему-то на цыпочках подошла к окну, осторожно приоткрыла занавеску и увидела, как от подъезда на большой скорости отъехал серебристый «опель» с транзитными номерами. Проводив его глазами, я направилась в ванную и умылась холодной водой, затем наложила легкий макияж и опять подошла к портфелю. Заглянув внутрь, тяжело вздохнула, вытерла пот со лба и сунула портфель в черный пакет из-под туфель. Если я не ошибаюсь, то там ровно пятьдесят тысяч долларов. Просто сумасшедшая сумма! Кто бы мог подумать, что из малоприятного «знакомства» с трупом можно извлечь такую пользу!

Переодевшись, я посмотрела на пакет и подумала о том, что его, наверное, опасно оставлять дома. Что ж, возьмем его с собой! Перекрестившись, я открыла дверь и подошла к лифту. Красный глазок говорил о том, что лифт занят. «Нет уж, хватит с меня острых ощущений», – подумала я и побежала вниз.

На первом этаже толпился народ. Изобразив на лице удивление, я поинтересовалась, что случилось, в меру поохала с сердобольными соседками, выразительно взглянула на часы и вышла из подъезда. Сердце учащенно билось и готово было выскочить из груди в любую минуту. Пятьдесят тысяч, внезапно свалившиеся на меня, приятно грели душу. Эти деньги – мое спасение. Они обязательно помогут мне вылезти из нищеты и зажить достойной жизнью. Только пока я не буду их тратить. Пусть все уладится, утрясется само собой. Главное, все сделать по уму, чтобы никто ничего не заподозрил.

Я не стала ловить машину и спустилась в метро. Никто не должен знать, куда я поехала с черным пакетом в руках. Добравшись до Павелецкого вокзала, я нашла автоматическую камеру хранения, подошла к свободной ячейке, сунула в нее пакет и набрала номер. Затем, оглядевшись по сторонам, облегченно вздохнула и вышла на дорогу ловить машину, чтобы доехать до работы.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
216 000 книг 
и 34 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно