Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
174 печ. страниц
2019 год
16+

Юлия Ельнова-Эпифаниу
Кипрские хроники
Memento Mori, или Помни о смерти

© Ельнова-Эпифаниу Ю., 2019

© Общенациональная ассоциация молодых музыкантов, поэтов и прозаиков, 2019

Об авторе

Юлия Ельнова-Эпифаниу – русская писательница, прожившая большую часть жизни на небольшом средиземном острове с богатейшей историей, овеянной мифами и легендами, – Кипре. Столкновение менталитетов, традиций и жизненного уклада всегда порождает интересные и необычайные события и приключения. Именно действительность в духе «свой среди чужих, чужой среди своих» подтолкнула к написанию серии рассказов и повестей, описывающих судьбы людей из разных уголков мира. Волей слепого случая земной путь героев привёл их на остров богини любви и красоты Афродиты, а возможно, и трагически оборвался там. Прототипами персонажей послужили реальные личности, смерть которых, пусть иной раз страшная в своей нелепости и непредсказуемости, тем не менее наводит на мысль о некоем неизбежном фатуме или роке, к которому человека безрассудно влечёт его собственный неосознанный выбор на перепутье жизненных дорог…

Кипрские хроники
Memento Mori, или Помни о смерти. Рассказы и повести

Каждое утро думай о том, как надо умирать. Каждый вечер освежай свой ум мыслями о смерти. Воспитывай свой разум. Когда твоя мысль постоянно будет вращаться вокруг смерти, твой жизненный путь будет прям и прост. Твоя воля выполнит долг, твой щит станет непробиваемым.

Из заповедей японских самураев

В основе каждого повествования лежит реальное происшествие (или: инцидент, факт, случай). Однако все описанные события, персонажи, их характеры и судьбы являются художественным вымыслом автора. Всякое сходство с реальными событиями и лицами случайно.

Сжигающая любовь

Любовь – самая сильная из всех страстей, потому что она одновременно завладевает головою, сердцем и телом.

Вольтер

Глава I

– Кáрмен! Кáрмен! – звал в нетерпении женский голос.

Крики, доносящиеся с улицы, с лёгкостью проникали внутрь через распахнутое окно и, казалось, наполняли невыносимым пронзительным звуком всю комнату.

– Да тише ты, не ори! – раздражённым шёпотом, высунувшись наружу, ответила молодая и очень красивая девушка. – Сейчас выйду!

С видимым усилием она накинула на голое тело лёгкое цветастое платьице, сунула ноги в бамбуковые сандалии, мельком взглянула на своё сонное лицо и взлохмаченные волосы в зеркало и, равнодушно махнув рукой, вышла из дома. Во дворе, стоя как раз под тем самым раскрытым окном, через которое так хорошо доносился уличный шум, её ждала другая молодая девушка, в чём-то в точности похожая на неё: тот же невысокий рост, то же стройное миниатюрное тело и те же выразительные азиатские черты лица. Даже длинные чёрные волосы, волной ниспадавшие каждой из них на плечи, были приблизительно одной длины. С одного мимолётного взгляда их легко можно было бы принять за сестёр, но, задержись взгляд ещё хотя бы на секунду дольше, никто бы уже не осмелился сказать, что между двумя этими молодыми особами есть хоть что-то общее: так разительно отличалось впечатление, возникающее у постороннего наблюдателя, глядевшего на них.

Та, что ожидала на улице, была обыкновенной и типичной жительницей своей страны… Но та, что только что вышла из дома, представляла собой незаурядное зрелище. В каждом движении её, в каждом жесте сквозило что-то необыкновенно женственное. Все её невысокое тело было так удачно и пропорционально вылеплено, что, казалось, не оставляло возможности найти в нём хоть какой-нибудь изъян. Длинные, совершенной формы ноги и естественная гордая осанка компенсировали единственный возможный недостаток – рост, придавая ей визуальность высоты. Все её лицо выражало какое-то трогательное изящество: миндалевидные глаза казались огромными для её аккуратного маленького и нежного личика, а точёный носик и высокие скулы выдавали в ней некую врождённую аристократичность, словно азиатская царица Томирис сошла со страниц истории! Впрочем, в чертах её лица также прослеживалась явная примесь крови, очевидно, испанской…


– Ну что ты так раскричалась? – протянула она все ещё сонным и от этого хрипловатым голосом. – Ты же знаешь, она просыпается от всякого шума. Я и так из-за неё всю ночь не спала. Боже! Неужели это никогда не закончится?!

– Не волнуйся так. Конечно же, закончится, – ответила притворно утешительным голосом её подруга. – У меня племянник только до года так по ночам орал, а в полтора уже спал до утра как миленький. Так что тебе недолго уже терпеть осталось. Конечно, если к тому времени вы не успеете заиметь второго ребёночка, – тут же с ехидцей ввернула она.

– Ты это о чём? – с раздражением отреагировала замученная бессонными ночами юная мать. – Ещё детей?

Да никогда в жизни! Если бы знала, что меня ждёт, то и этого маленького чудовища бы не было. Все соки из меня высосала. Не представляю, как я смогу теперь принадлежать самой себе? Это что же, теперь и есть моя жизнь?..

– А Бенли, между прочим, в ней души не чает, – вставила вторая. – Говорит, что она – вылитая ты, такая же красавица, и всем рассказывает, как ты прекрасно вошла в роль матери и что у вас будет ещё, по крайней мере, пятеро детей…

– Бенли – чокнутый! – грубо прервала её Кáрмен. – После свадьбы совсем другим человеком стал. Говорит только о детях да о семейных ценностях. Носится, как кот с маслом, с этим визжащим комочком. Всё, что его сейчас волнует, – это где достать деньги на свинью к крестинам.

Собирается праздновать это из ряда вон выходящее событие с учётом всех существующих традиций и готов в долги войти, лишь бы только накормить всех своих голодранцев-родственников! – злобно и с нескрываемой иронией рассмеялась она.

– А знаешь, – задумавшись, тихо сказала её подруга, – тебе ведь все завидуют. Кто бы мог подумать тогда, в университете, что из первого красавчика и гуляки Бенли выйдет такой заботливый муж и отец. В него и тогда были влюблены все девчонки с нашего курса, несмотря на то что все считали, что у него на уме только развлечения и весёлая жизнь.

– Пожалуйста, вот пусть и забирает его к себе любая. И желательно с этим кричащим кульком, – с неподдельным отвращением на лице ответила Кáрмен. – А я его больше видеть не могу! Я уже по горло сыта семейной жизнью!

Нервным жестом она откинула упавшую на лицо прядь волос и бросила неприязненный взгляд в сторону открытого окна.

– Ну тогда тебе будет интересно послушать о том, с чем я к тебе пришла, – интригующим тоном объявила её собеседница. – У меня есть чудесные новости!

На тонких чертах Кáрмен отобразилось удивление, с некоторой примесью озадаченности и недоверия:

– Новости… у тебя? Какие у тебя ещё могут быть новости?.. – и она высокомерно повела плечами. – Впрочем, давай, не томи! Это маленькое чудовище может проснуться в любой момент, – поторопила она.

– Так вот, – с торжественным видом начала её подруга. – Мне уже давно осточертела эта безденежная жизнь, и несколько месяцев назад я отвезла документы в Манилу – в одно агентство, занимающееся трудоустройством за границей. Представляешь, сегодня мне позвонили и сказали, что меня приглашают на работу!

На этих словах она запрыгала на одном месте, хлопая при этом в ладоши.

– Это что, как тётка Бенли ездит? – ошарашенно спросила Кáрмен.

– Да так пол-Филиппин ездит! И неплохо, между прочим, зарабатывают, – вторая половина фразы прозвучала с особым удовлетворением.

– И куда же ты едешь? – заинтересованно протянула Кáрмен.

– Да пока не знаю! Все равно куда – лишь бы подальше отсюда. Деньги оправдают любое местопребывание. А когда вернусь… – но закончить ей так и не удалось, потому что Кáрмен в нетерпении дёрнула её за руку.

– Слушай, Люс, а мои документы ты смогла бы туда отвезти? Ты когда теперь там будешь?

Глаза её собеседницы вначале широко распахнулись от удивления, а затем загадочно сузились, как бы пряча какие-то потаённые мысли.

– А зачем тебе? Бенли же для тебя старается, зарабатывает. Неужели тоже нужда заела?

– Да при чём здесь нужда!? Я жить так больше не могу! – закричала она в исступлении. – Мне нужна назад моя свобода, или я скоро сойду с ума!

– Но как же ты думаешь ехать? Он же тебя так просто не отпустит. Вы же, можно сказать, ещё молодожёны… – как-то странно усмехнулась Люс.

– Ещё чего, не пустит! Постараюсь убедить его, что делаю это ради его распрекрасных свиней. Ну ты ведь мне поможешь? – Кáрмен снова требовательно схватила свою подругу за руку. – Ты отвезёшь мои документы в Манилу? Самой мне туда сейчас никак не добраться…

Люс медленным движением осторожно освободила свою руку и отвернулась в сторону, как бы о чём-то раздумывая. Её лицо, скрытое от глаз Кáрмен, отражало бурю быстро сменяющих друг друга эмоций. Затем, словно спохватившись, она резко повернулась и обняла свою подругу, поспешно заговорив:

– Конечно же, моя дорогая Кáрмен, я сделаю ради тебя всё, что ты попросишь. Ты же знаешь, я – единственный человек, который тебе всегда поможет в трудную минуту. Я обязательно отвезу твои документы и сделаю это как можно скорее.

Теперь черты её лица выражали безмятежное спокойствие и полную уверенность в некоем мгновение назад принятом и только ей одной известном решении.

Кáрмен между тем, окрылённая открывшимися перед ней перспективами, в считанные минуты переменилась и из уставшей раздражённой девушки превратилась в полную сил и энергии будущую завоевательницу мира. Даже громкий плач грудного ребёнка, внезапно разорвавший наступившую тишину, на этот раз не смог вызвать у неё обычного приступа раздражения.

Обе девушки ещё немного помолчали. Застыв с мечтательным выражением лица, каждая думала о чём-то своём. Затем Кáрмен, попрощавшись, направилась к дому. Она плавно шла окрылённой походкой человека, которому только что выпал второй шанс начать жизнь заново.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг