Отзывы на книгу «Высокие Горы Португалии»

5 отзывов
CoffeeT
Оценил книгу

Итак, историческая справка. Янн Мартел (вам тоже хочется сдвоить хоть какие-нибудь согласные в его фамилии?), канадский писатель с испанскими корнями (что легко можно угадать по его имени), вернулся в большую литературу с новым романом, который изящно назвал «Высокие горы Португалии». Откуда же Янн Мартел вернулся? Это хороший вопрос. Начнем с того, что Мартел написал один из лучших романов начала этого века – «Жизнь Пи»; книгу, которая продалась примерно 12-миллионым тиражом, получила примерно 800 премий и подарила прекрасную экранизацию Энга Ли, которая получила 4 Оскара. Ах да, еще она заставила пролить какое-то безумное количество слез, но сосчитать их никак уже нельзя. Казалось бы, Боги литературы решили подарить этому глупому и бренному миру своего мессию, ан нет. Канадского писателя с испанскими корнями повело не туда.

Вот представьте, вы написали потрясающий роман, издатели привозят вам пакеты с деньгами, а Сэлма Хайек выразительно шуршит волосами, когда вас видит – черт возьми, можно перестать ходить на работу и писать новые, прекрасные книги. Ну или ладно, если у вас была совсем плохая работа, можно просто дико и безумно транжирить деньги – купить себе новый дом с мезонином (просто потому что ни у кого нет мезонина, и никто не знает, что это), новую большую машину (а из старой сделать журнальный столик в прихожей), страуса, на котором величественно ездить по округе. Но Янн Мартел решил иначе. Он начал писать действующему Премьер-Министру Канады Стиву Харперу (это не тот который серфер-плейбой Трюдо) письма с гадостями (почему, кстати, не Королеве?). Я, конечно, не настаиваю, каждый волен планировать свой досуг самостоятельно, но хотелось бы, чтобы это не шло в ущерб творчеству. А потом случилась вторая после большого триумфа книга.

«Беатриче и Вергилий» была настолько плохой книгой, что хотелось плакать и на кого-нибудь кричать. Причудливая, состоящая их одних сложных МЕТАФОР притча (величиной с небольшой рассказ) хоть и была посвящена серьезной теме (Холокосту), но как-то не трогала вообще, ни эмоционально, ни сюжетно. Более того, в конце книги (наверное, как изощренный акт издевательства над издателями, заплатившими 2 миллиона американских долларов) был некий тест, а может даже и гороскоп, или даже судоку. Мой разум пытается стереть самые ужасные воспоминания в моей жизни. Янн, что это такое было? Письма значит с пакостями лидеру страны ты писать можешь, а хороший роман – уже нет? Канадский писатель прям там, на месте и был исключен из пантеона новых литературных героев. Его третий роман уже никто не ждал (кроме его канадских друзей с испанскими корнями).

Высокие горы Португалии» начинаются так, что ты сразу понимаешь – это не «Жизнь Пи». Это рефлекторно, конечно, огорчает, ведь кто откажется еще раз оказаться в той лодке с Писином Молитором и его друзьями по несчастью. Но сразу понимается и другое – в этом вязком и сложном тексте кроется что-то магическое, нечто особенное. Слово «магическое» как нельзя кстати - в жанровом изобилии романа встречаются и realisme magic, и хеллеровский театр абсурда, и даже немного из старого библиотечного путеводителя по Португалии. Первые страницы идешь очень медленно и осторожно, принюхиваясь к каждому герою и к каждому речевому обороту. Что это – новый шедевр или еще одна маленькая, стилистически перегруженная притча? Нам не обойтись без Литературной Лайки.

Почти все действие книги происходит в Португалии, прекрасной южной стране, которую мне довелось посетить лет 8-9 назад. Я был в меру юн, неотразим собой (тоже, правда, в меру) и очень любознателен. И Португалия с лихвой дала мне все то, что требовал мой возраст. Впечатления были разные - бедная умиротворенность, пустынные раскаленные солнцем улицы, переполненные детьми и прочим людом пляжи, неимоверно красивый разноцветный Лиссабон со своей зеленоватой Тежу. Но были и новые вещи, которые я открывал для себя по-новому - ассортимент на 50 тысяч изделий из пробкового дуба (включая очень неожиданные, поверьте), бутылки шотландского виски в магазинах за 2.50 евро, черная свинина (ничем не отличается, я попробовал), и конечно же он - портвейн.

Портвейн - одна из самых противоречивых вещей в моей жизни, наряду со вторыми зрелыми отношениями с женщиной и брюссельской капустой. Когда я сделал первый глоток, мои вкусовые рецепторы попадали в обморок – «Это что за хрень? Подожди, не глотай! Секундочку, это что за чертовщина?? Выплюни!!! на помощь!!! ВЫПЛЮНИ!» Я был обескуражен и растерян. Я не хотел жить дальше. Но спустя пару мгновений ко мне в рот спустилась смуглая красавица - покачивая бедрами, она принесла с собой ароматный виноград, анис, корицу, божью росу - и стала мять все это своими босыми пятками у меня на языке. Поклонником портвейна я конечно не стал - но твердо запомнил одну вещь, иногда неприятное, непонятное и с первого взгляда неподходящее для тебя может обернуться чем-то чудесным и приятным. Кроме брюссельской капусты, ее придумал Дьявол.

Янн Мартел, которого я так ждал (это неправда) и который меня немного расстроил в начале книги, вдруг посадил меня на коленки и повел в такой чудесный и красивый мир, что я потерял дар речи и нахожу его постепенно. Это – совершенно точно не самая великая книга, которой была «Жизнь Пи», но эта книга волшебна и неимоверно красива. Как любые португальские бедра и салфетницы из пробкового дуба. С каждой страницей, чем больше понимается сюжет и структура, тем больше радости испытываешь. Прости, Янн Мартел, что я тебя хоронил 5 лет назад как новую звезду литературы. Звездой ты не стал, но точно могешь. «Высокие горы Португалии» были с почестью и легкой помпой установлены на специальную полку с хорошими книгами. Ну вы помните – это там, где нежное персиковое освещение и всегда играет Шуберт.

Янн Мартел дал хороший повод вспомнить другой фантастический талант нулевых – американского мастера трогательной прозы Джонатана Сафрана Фоера (его талант я закопал по соседству с мартеловским). Джо хоть и не писал письма Обаме, но занимался не менее вдохновляющими и странными вещами - писал про ужасы потребления мяса и публично переписывался с Натали Портман (она замужем, Джо). И вот, спустя долгие 8 лет, он вернулся с новым художественным произведением, которое у нас выйдет в этом, следующем или 2078 году. Очень хочется, чтобы Джо, над которым я рыдал часами, вернулся к нам не меньшей силой чем канадский чародей с испанскими корнями Янн Мартел.

И, кстати, это ни хера не «желтый» уровень опасности, когда мимо окна на 8 этаже летает какой-то куст и пара дорожных знаков.

Ваш CoffeeT

KindLion
Оценил книгу

Композиционно роман поделен на 3 приблизительно одинаковые по объему, но, далеко не равнозначные по эмоциональной и смысловой наполненности части. Части, на первый взгляд почти не связанные. Только по едва уловимым признакам понимаешь, кем герои одной части приходятся героям двух остальных частей. И если, читая вторую часть, я достаточно быстро разобрался кто кому кто, то в части третьей истина – краеугольный камень всей композиции романа, открылась мне, недоумевающему, лишь на последних страницах.
Первая часть – 1904 год. Рассказ о несчастном человеке, потерявшем за одну неделю и сына, и любимую, и отца. Тройное горе сведет с ума любого. Вот и Томаш, главный герой первой части романа, слегка подвинулся – начал ходить спиной вперед. Подобной чудаковатости для полного замещения огромной дыры в сердце маловато. И Томаш придумывает себе цель – отправиться на север Португалии, в местность, называемую Высокие Горы. А там, как он узнал из архивов, находится некий артефакт – необычное распятие.
Путь неблизкий, за пару недель отпуска пешком не обернуться никак. И его дядюшка-богач выделяет для экспедиции шикарный по тем временам (1904 год, не забываем) автомобиль, упакованный под завязку всем, что может пригодиться Томашу в экспедиции. Одна заковыка – Томаш никогда не водил автомобиля. Добряк-дядюшка успокаивает племянника: я там тебе инструкцию положил, правда, она на французском, так что к ней есть французско-португальский словарь.
В общем – первая часть – просто супер. Здесь есть все, что я люблю. И поиски смысла жизни, и любовь, и неопытный юноша, преодолевающий на своем пути всевозможные интеллектуальные, физические и психологические препоны.
Часть вторая – новогодняя ночь с 1938 на 1939 год. Главный герой – патологоанатом Эузебью Лозора. Его умница-жена придумала очень интересную теорию – Библия – это детектив. Точнее – набор детективных историй. Распутать их можно, если использовать те же методики и тот же инструментарий, что и знаменитые книжные сыщики, придуманные Агатой Кристи.
Как выясняется в конце второй части, с этой самой женой не все так просто, но раскрывать подробностей не буду.
Теория, положенная в основу этой второй части показалась мне, знающем Библейские истории из рук вон плохо, достаточно стройной и логичной.
А вот часть третья… Речь в которой идет о 1981-м годе, на мой взгляд, вышла провальной. Канадский парламентарий Питер Тови, опустошенный после скоропостижной смерти любимой жены, повинуясь сиюминутному порыву, в одном из зоопарков покупает взрослого самца шимпанзе по имени Одо.
И, повинуясь другому сиюминутному порыву, решает, сломя голову, наплевав на все свои канадские дела, ехать в Португалию. Да, совершенно верно – на ее север, в Высокие Горы. Почему? Оттуда родом его предки.
Я, конечно, про шимпанзе и их жизнь в цивилизованном мире знаю исключительно из фильма про обезьянку Джуди но что-то мне показалось уж очень неправдоподобной история, рассказанная автором в третьей части романа. И, несмотря на то, что, в конце концов, именно третья часть замкнула на себя обе предыдущие части романа, мне она понравилась гораздо меньше первых двух частей.

winpoo
Оценил книгу

Это не просто книга, это артефакт почти кафкианского толка, требующий от читателя терпения, вовлечения и главное – своеобразного чтения между строк, какого-то особого аллюзивного зрения-прозрения. Соединяя вместе три сюжетно не очень связанные истории, Янн Мартел пытается донести до читателя насколько терапевтическую, настолько же и экзистенциальную мысль: что бы с тобой не происходило после утраты близких, надо продолжать жить и, совершая это трудное усилие «жить после», ты меняешься и способен открыть в жизни много такого, о чем и не помышлял раньше, в том числе и нового самого себя – для самого себя. Жизнь осуществляется ради самой жизни, и герои, каждый по-своему, отдаются этому потоку. Они открываются к иной жизни и осознают, что жизнь не есть движение к чему-то или от чего-то, не есть следование от прошлого к будущему, она вообще течет, не требуя наличия причинно-следственных связей. Пока жив, живи, пришло время умирать – умирай.

Первая история, причудивая смесь техногенного и экзистенциального, чуть было не заставила меня бросить роман. 1904 год. Находясь в легком помешательстве от смерти любимых людей, герой отправляется в автомобильное путешествие за не вполне понятной старинной реликвией, описанной в дневнике некоего священника. Он еле умеет водить тогдашнюю диковинку-автомобиль, и его появление в маленьких городках вызывает удивление и страх. Двигаясь к Высоким Горам Португалии, вперед, но, по сути, к своим истокам, он попадает в нелепые и трагические ситуации, требующие от него не просто решения, а почти самоизменения, и все становится «чем дальше, тем страньше». Но уже вторая история заворожила меня своей мистической, притчевой тканью. Патологоанатом, вскрывая тело пожилого человека по просьбе его жены в 1939 году, обнаруживает все то, что спрятано у него глубоко внутри – свирель, отрез красной ткани, обезьяну, медвежонка... – и что в конце концов разрушило его жизнь. Символы и метафоры этой истории потрясающие, особенно ее конец, когда патологоанатом, исполняя волю супруги, зашивает ее внутрь тела мужа. Каждый, кто терял в жизни глубокие и сильные привязанности, понимает в этот миг, насколько этот сюжет соответствут желанию остаться рядом с ушедшим человеком, быть по-прежнему частью его… Последняя часть относится к 80-м годам. Это история посттравматического дауншифтинга: вполне преуспевающий сенатор, утратив после смерти супруги смыслы жизни, внезапно обнаруживает себя купившим обезьяну и отправившимся с ней все туда же – к Высоким Горам Португалии, на родину своих предков. Он тоже припадает к истокам, но иначе, вслушиваясь в шум Бытия, и тоже бесстрашно меняет жизнь. И ты соглашаешься с ним - сделать это никогда не поздно.

Аллюзивно-метафорическая, символическая литература тем и хороша, что не дает однозначно себя истолковать. Каждый волен понимать и принимать ее так, как у него получается. Или совсем не понимать, вытесняя толпящиеся в сознании значения и не давая им причудливо ветвиться нем, свивать в нем непривычные смысловые гнезда. Для меня эта грустная и местами так и оставшаяся непонятной книга неожиданно оказалась успокаивающей и позитивной, хотя, конечно, она очень на любителя.

sq
Оценил книгу

Честно скажу: не понял, зачем Янн Мартел это написал, какие глубокие идеи он хотел нам приоткрыть. Мне показалось, что это чисто формалистическое произведение. Филигранное переплетение сюжетов, в центре которого бессмертная macaco. Не макака, как может показаться, а шимпанзе. Шимпанзе особенный, путеводный, практически не то Моисей, не то Иисус Христос. Да простят меня правоверные иудеи и христиане, но это не моя идея, а Янна Мартела.

Многочисленные параллели, проходящие через эпохи, вероятно, что-то значат, но лежат они за пределами досягаемости моего ограниченного разума. Все эти франко- и англо-португальские словари, просто шимпанзе, шимпанзе и автомобили, шимпанзе внутри трупа, Высокие Горы Португалии, умершие жёны, вымершие иберийские носороги, хождение спиной вперёд и т.п... Почитаю сейчас, что народ написал, может быть, мне объяснят.

Начало забавное: Томаш впервые в жизни за рулём автомобиля. А на дворе 1904 год. Для всех автомобиль -- диковинка, народ собирается толпами поглазеть. Бензин продаётся в аптеке как средство от паразитов. И, естественно, в аптечных дозах. У Томаша есть руководство пользователя, но оно по-французски, поскольку автомобиль -- Рено. Но это не беда: есть словарь. Ситуация напоминает "Антилопу гну" Козлевича, но Ильф и Петров написали в 50 раз талантливее.
Очень скоро подробность описания путешествия Томаша начинает утомлять. Перечисление улиц и площадей Лиссабона напоминает рассказ начинающего водителя о поездке по Москве. Проспект Винти-и-Куатру-ди-Жулью. Видимо, это какое-то Двадцать четвёртое июля. Праса-ду-Дуки-да-Терсейра: площадь Герцога Терсейры? Ну прямо один в один Москва: улица-Тысяча-девятьсот-пятого-года, улица-Академика-Скрябина и прочие названия, рассчитанные на то, что шпион заблудится. И я скоро заблудился в Лиссабоне.
И дальше автор грешит излишним многословием. Например, теология Марии Лозоры очень неординарная получилась, рекомендую интересующимся. Но не на полсотни же страниц её разводить, в самом деле!

И уж совсем не понял, почему на обложке значится возрастное ограничение "18+". Видимо, для рекламы. (Это была одна из причин, побудивших меня к прочтению, потому что детские книги временно надоели.) Или "18+" прилепили просто так? Или показалось что-то цензорам?
Не знаю. Как говорится, каждый понимает в меру собственной испорченности.
Это как на канале "Культура" показывают фильм про тех же антилоп гну, а в самом начале на всякий случай лепят титр "курение вредит здоровью". На всякий случай.

Вопрос: зачем евнуха кастрируют?
Ответ: на всякий случай.

В общем, книга странная. Напоминает бестселлер того же автора "Жизнь Пи", но та книга мне больше понравилась, и намного. Пожалуй, эта странность и есть её главное достоинство.

valery-varul
Оценил книгу

Впечатление. Любопытно было прочитать новую книгу автора прогремевшей на весь мир «Жизни Пи». Той лёгкости, которая была в «Пи», в новом романе нет. Несколько натужено описано путешествие горе-водителя Томаша, скучновато и однообразно. Так мне показалось.

Вторая часть вся посвящена работе патологоанатома. Очень подробно и с деталями способов вскрытия трупов. Кроме того, любопытны рассуждения жены врача Марии и её аналогии между детективами Агаты Кристи и Евангелиями. И, как всегда, Мартел включил мистические ситуации и увязал их с событиями 1904 года.

Самой чудесной оказалась третья часть — путешествие с шимпанзе Одо. Здесь, чтобы не стать спойлером, не могу рассказать даже в кратких деталях суть, но взаимоотношения сенатора и Одо в деревне с её жителями, а также сведение сюжетных линий предыдущих частей сделаны очень увлекательно и мастерски.

Ранее читал:
Мартел, Янн. Жизнь Пи. отл.
Мартел, Янн. Роккаматио из Хельсинки. бросил

Огромные валуны – это и есть Высокие Горы Португалии.

Старый каменный дом, похожий на тот, что в последней части романа.

Пробковое дерево – источник доходов португальских крестьян.

Иберийский носорог. На его явлении заканчивается роман.