Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Великие интервью журнала Rolling Stone за 40 лет

Читайте в приложениях:
388 уже добавило
Оценка читателей
4.57
  • По популярности
  • По новизне
  • Какова, на ваш взгляд, разница между аудиторией и ее восприятием музыки сегодня и тем, что было пять лет тому назад?
    – Не знаю. Сегодня все стали ужасными хипстерами. Вот что я вам скажу. Нынче по улицам разгуливают тринадцатилетние шлюхи. Пять лет назад такого и быть не могло. Не было и тринадцатилетних наркоманов. Многое сегодня стало иным. Говорю вам, весь мир перевернулся. Попросту, все сбрендили. Все носят мини-юбки, все рядятся, все читают кучу книг.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Интервью журнала Rolling Stone отличаются драматизмом и непринужденностью. И особенно – откровенностью.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я читаю Библию не как исторический роман. И отношусь к ней не так: «Ну, вот добрый совет». Библия говорит со мной по-иному. То, что называется rhema[314]. Это греческое слово нелегко перевести, но это что-то вроде значений, которые меняются в каждый данный момент вашей жизни. Кажется, так со мной происходит.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Как вера. На эти темы трудно беседовать, потому что говоришь как мудак. Я такой человек, которому нужен якорь. Мне хочется быть среди монолитов. Мне хочется построить мой дом на камне, потому что, пусть даже воды не вздымаются вокруг дома, я собираюсь вызвать шторм. Во мне это гнездится. Поэтому для меня Библия – что-то вроде фундамента.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я пытаюсь каждый день находить время для молитвы и размышления. Я чувствую себя легко и в католическом соборе, и в палатке. Я также с глубоким уважением отношусь к моим друзьям-атеистам (а они почти все атеисты) и той отваге, которая им требуется, чтобы не верить.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я чувствую, что я – худший из христиан, поэтому мне лучше помолчать.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Блюзы подобны псалмам Давида. В них – тот человек, живший в пещере, слова которого звучали одновременно и как критика, и как хвала. Давид пел: «О, Господи, где Ты, когда Ты мне так нужен? / Ты называешь себя Богом?» И так далее. Это блюз.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Музыка, которая по-настоящему меня заводит, устремлена или к Богу, или от Него. В обоих случаях ясно, что Бог – в центре пути. Поэтому блюзы, например, это устремленность от Бога; госпелы, The Mighty Clouds of Joy – устремленность к Нему.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • До тех пор все говорили мне: «Ты безмозглый, ты идиот, ты ни на что не годен». Всю жизнь меня называли дураком. Все, кроме Шэрон. Она вселяла в меня силы. Она поставила меня на ноги. Мы – величайшая команда в мире.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Самым главным среди рабочего класса в Англии считалось доработать до пенсии – тогда тебе дадут золотые часы. Такая уравниловка всегда казалась мне бессмысленной. Положить жизнь ради золотых часов? Да лучше разбить витрину магазина и украсть их.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Потом я нашел работу в морге. Мама просто взорвалась: «Ты с ума сошел». Формальдегид был ужасен. Когда я возвращался домой, у меня перед глазами стояли лица покойников. Потом мама устроила меня на мою первую музыкальную работу – я настраивал гудки автомобилей. Предполагалось, что надо настроить 900 гудков в день. Можете себе представить, каково находиться в помещении с таким б…ским шумом?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Потом я был паяльщиком, потом – разносчиком чая на стройплощадке. Потом работал на бойне. Там я проработал дольше всего.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Захотел. В школе никто не распознал, что у меня дислексия. Я смотрел на доску – и это было все равно что попытаться прочитать китайское меню по-китайски. Но я постоянно менял место работы. Сначала я работал в ювелирной компании – они изготовляли кольца для салфеток и портсигары.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Она старалась для нас изо всех сил. Мы никогда не ходили голодными. Она бесконечно растягивала запасы. Мы всегда могли вдоволь наесться хлеба и картофеля. Но денег почти не было. Бывало, я просил у соседей стакан сахара или бутылку молока. Один из самых сильных страхов, который меня одолевает, – это страх разориться. Чувство неуверенности осталось у меня с детства. До четырнадцати лет я никогда никуда не ездил на каникулы, никогда не видел океана.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Помню, я думал: «Пиво – это лучший лимонад в мире. Скорей бы уж вырасти и начать его пить». Когда я впервые попробовал пиво, я его выплюнул: «Ведь это же не пиво. Это помои». Но потом я вошел в раж и пил его не для вкуса, а просто ради ощущений.
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Биографии музыкантов и история музыки»