Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
313 печ. страниц
2019 год
12+
5

Ян Гэн
Апология Маркса. Новое прочтение марксизма

本书受到中华社会科学基金

(Chinese Fund for the Humanities and Social Sciences) 资助

© ООО «Международная издательская компания «Шанс», перевод, оформление, 2019

© ООО Издательство «Восток-Бук», 2019

© ООО «Издательство Китайского народного университета», 2019

Все права защищены.

Глава первая
Основной вопрос и система философии марксизма: новое прочтение

Создание марксистской философии – блистательный рассвет в истории идейных воззрений человечества, который радикально изменил как основной вопрос и функции философии, так и образ мышления в этой области знаний.

Очевидно, что, как и любое философское, экономическое и политическое учение, марксизм также подвергался различным искажениям и критике, получал регулярные вызовы и отвечал на них. История идейных воззрений человечества показывает, что любое учение в процессе своего развития должно не только исследовать новые проблемы, но и неоднократно возвращаться к изучению основного вопроса и функций философии как основополагающим теоретическим проблемам.

Марксистская философия не исключение из этого правила, она дает собственные ответы на главные вопросы эпохи. Точная и полная интерпретация философии марксизма по-прежнему остается одной из важнейших теоретических проблем.

Ответ философии на главный вопрос эпохи

Философская система часто именуется в честь одного философа, но отнюдь не принадлежит одному лишь ему и не является плодом лишь его творческих и научных исследований. Гегель говорил, что философия – это эпоха, схваченная в мысли. Маркс развил эту мысль в своем высказывании: «Истинная философия есть духовная квинтэссенция своего времени»1. Как бы ни были абстрактны философские системы, созданные философами, какой бы индивидуальностью ни обладали – все они тесно связаны с эпохой, в которой жили. Живость и дерзость французского Просвещения, витиеватость и туманность немецкой классической философии невозможно постичь в отрыве от соответствующих эпох.

Появление марксистской философии – неизбежный результат развития общества в середине XIX века. Промышленная революция в Англии, Великая французская революция и их последствия, формирование мировой истории и значение этого процесса – вот три главных результата созидательной деятельности исторического масштаба, которую проводила буржуазия. Эти результаты, а впоследствии и более грандиозные общественные противоречия, послужили основной причиной создания нового материализма и сформировали историческую среду, в которой естественным образом и возникла марксистская философия.

Начавшаяся в шестидесятые годы XVIII века промышленная революция в Англии к сороковым годам XIX века успела одержать верх над ручным трудом: производство получило максимальную для того времени механизацию и было обобществлено.

Великая французская революция, которая началась в 1789 г., к 1830 г. праздновала историческую победу, поскольку свергла правящую монархическую династию после ее временной реставрации, тем самым упрочив капиталистический строй. Успех английской и французской революций ознаменовали переход истории человечества от эпохи феодализма к капитализму и одновременно – переход от эпохи доминирования естественных отношений [1]

к такому периоду, когда «основу исторического процесса составляют исторические факты, произошедшие или происходящие явления общественной жизни», переходом с зависимости от человека к «независимости человека от других людей, базирующейся на зависимости от вещей»[2].

Однако триумф буржуазии также вызвал и огромную общественную проблему: возникло неразрешимое противоречие между обобществлением производства и частной собственностью на средства производства. Вследствие этого в капиталистическом обществе обычным состоянием стали отчужденные отношения между людьми, человек утратил свою индивидуальность и сделался «односторонним».

Характерные черты эпохи и ее внутренние противоречия всегда находят свое отражение в доктринах.

Классическая английская политэкономия отображает победу буржуазии в сфере экономики. В понимании Адама Смита[3] и других авторов источником общественного богатства становится не объект, а «деятельность [экономического] субъекта», которая рассматривается с позиции отвлеченного подхода. Смит и его последователи сформировали концепцию труда вообще и создали трудовую теорию стоимости. Формирование данной концепции ознаменовало вступление человечества в эпоху современного общества, потому как только в современном обществе труд «утратил ту сращенность, которая раньше существовала между определенными индивидами и определенными видами труда», «индивиды с легкостью переходят от одного вида труда к другому», а «данный определенный вид труда является для них случайным и потому безразличным».

Обобщение результатов исторического процесса Великой французской революции стало основополагающим направлением, сформировавшим характер исторической науки периода Реставрации

Бурбонов[4] во Франции. С точки зрения Тьерри[5] и ряда других философов, историю творят народные массы, а европейская история, начиная со Средневековья, в действительности – не что иное, как история классовой борьбы. И эта борьба, проистекающая из различных интересов классов, стала движущей силой исторического развития. Имущественные же отношения, в свою очередь, составили основу политического строя. Энгельс считал, что историки периода французской Реставрации Бурбонов пошатнули прежнее понимание истории и всячески стремились прийти к материалистическому взгляду на нее, а потому давал высокую оценку их теоретическим изысканиям. Маркс, высоко оценив научные работы Тьерри об истории третьего (угнетенного) сословия, назвал его отцом классовой борьбы.

Критический утопический социализм – английский (например, Роберта Оуэна[6]) и французский (известный также как сенсимонизм) – отобразил внутренние противоречия, существующие в капиталистическом обществе. В ходе критики капиталистического строя Сен-Симон[7] определил, что система собственности – это «основание общественного здания». Сен-Симон считал, что ходу истории присуща внутренняя закономерность, следовательно, капитализм, как и предыдущие общественные формации, неизбежно погибнет, уступая место обществу нового типа, где каждый человек обретет свободу и возможность развиваться. И хотя критический утопический социализм по своей сути не являлся научным течением, он все же существенно отличался от своего предшественника – утопизма эпохи Просвещения. Критический утопический социализм – детище новой эпохи, отражавшее ее внутренние противоречия и ставившее перед обществом новый вопрос: куда идет история человечества? Впрочем, критический утопический социализм так и не дал ответа на этот вопрос.

Определение направления исторического процесса стало главной проблемой для мыслителей середины XIX века. А новая эпоха призывала уже к новым доктринам.

Марксистская философия не академична и уж тем более не является порождением основного вопроса предшествовавших ей философских систем. Появление философии марксизма тесно связано, с решением главной проблемы эпохи. Вместе с тем, и в процессе разрешения этой главной проблемы, и в процессе конструирования мировоззрения нового материализма Маркс критически изучил и философски переосмыслил английскую классическую политическую экономию, историческую науку периода французской Реставрации, а также английский и французский утопический социализм. Марксистская доктрина происходит не только из немецкой классической философии: ее источники – и остальные упомянутые дисциплины, которые изучал во время работы над своим трудом Маркс.

Духовное производство не равно производству материальному – продукту телесного здоровья индивидов, поскольку воспроизводство человеческой жизни, базирующееся на передаче материи, есть гентильное[8] воспроизводство подобного вида человека, а новые формы философского мышления возникают путем восприятия, переработки и воссоздания индивидом достижений различных научных дисциплин. Новый материализм Маркса несомненно является философской доктриной, но его теоретические истоки не ограничиваются философией. Как близкородственное скрещивание неблагоприятно для развития видов, так и развитие созидательной философской доктрины затруднено без выхода за рамки философской науки.

Маркс также уделял пристальное внимание философскому мышлению. Разрешение проблемы эпохи на протяжении всей своей деятельности Маркс рассматривал с позиций критицизма.

«Немцы – нация философов», поэтому в Германии вопрос о преобразованиях в обществе прежде всего находил свое воплощение в теоретических изречениях, становился своего рода топливом для философских движений. «Даже с исторической точки зрения теоретическая эмансипация имеет специфически практическое значение для Германии. Ведь революционное прошлое Германии теоретично, это – реформация. Как тогда революция началась в мозгу монаха, так теперь она начинается в мозгу философа». Путь Маркса – это путь типичного немца.

Размышления об истории марксизма помогают понять, что Маркс пытался решить главную проблему эпохи, исходя не напрямую из реальности, а восстанавливая эту реальность посредством критического переосмысления философии. Можно сказать, что каждый шаг вперед Марксу давался за счет критики других философских доктрин: «К критике гегелевской философии права», «Критика гегелевской диалектики и философии вообще», «Критика критической критики», «Критика французского материализма», «Критика понятия “формы” эпохи после Гегеля» и т. д. Эта серия критических работ стала для Маркса серьезной теоретической тренировкой, благодаря которой он обстоятельнее изучил философию Нового времени (и саму философскую науку, и другие учения) и пришел к более глубокому пониманию социальных противоречий. В результате этого он и сформировал доктрину нового материализма. Создание этой доктрины позволило Марксу подняться выше современников и понять многие явления гораздо лучше них, а с помощью своей прозорливой, глубокой и мудрой науки постичь решение главной проблемы эпохи.

До появления марксизма основной отличительной чертой философии были национальные особенности. Разумеется, философские идеи Конфуция, Лао-цзы, Канта и Гегеля оказали влияние на остальные народы, однако это воздействие – все же один из результатов культурного обмена, который не меняет сущности национальных особенностей философских систем. Учение Чжуан-цзы (Чжуан Чжоу) – китайская философия, а доктрина Гегеля – немецкая философия. Марксизм же стал космополитической доктриной.

И хотя родиной марксистской философии является Германия, марксизм все же не принадлежит только одной стране, это мировая философия. Маркс предсказывал, что непременно наступит такая эпоха, когда философия перестанет быть определенной системой по отношению к другим системам, а станет философией всего современного мира. Марксизм как раз и стал такой философией, детищем всемирной истории.

Всемирная история – не история мира в традиционном понимании исторической науки, не история всего человечества, а история всех народов и стран мира с того момента, когда они посредством полномасштабных взаимовлияний, взаимоограничений и взаимопроникновений осуществили интеграцию мира. В наши дни всемирная история – это ощутимая реальность, но она сформировалась лишь в XIX веке. Маркс с поразительной проницательностью обнаружил эту тенденцию, которую охарактеризовал как переход к мировой истории. Он четко указал, что буржуазия «впервые создала всемирную историю, поскольку поставила удовлетворение потребностей каждой цивилизованной страны и каждого индивида в ней в зависимость от всего мира и поскольку уничтожила прежнюю, естественно сложившуюся обособленность отдельных стран».

С момента формирования всемирной истории обособленное существование народов, основанное на самообеспечении, постепенно сменилось отношениями взаимной поддержки и взаимозависимости во всех сферах жизни; со временем исчезли однобокость и ограниченность развития народов. Эти перемены происходили как в материальном, так и в духовном производстве: возник не только мировой рынок, но и новая всемирная литература – продукт духовной культуры. Марксистская философия – часть этого продукта: мировое учение, появившееся в условиях грандиозной эпохи всемирной истории. Именно потому, что марксизм является мировой философей, эта доктрина нашла сторонников и последователей далеко за пределами Германии и Европы, носителей почти всех языков мира, пустила корни, дала ростки, расцвела и принесла плоды, став частью культуры народов.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг
5