Arlett
Оценил книгу

Что можно сделать за час?
Посмотреть одну-две серии сериала. Испечь печенек. Сходить на обед. Сделать маникюр. А еще можно сесть и прочитать мистическую сказку в гоголевском духе. Долгая дорога или томительное ожидание в очереди пролетит незаметно. Где бы вы ни были, история о четырех хлопцах и одной загадочной вдове мигом перенесет вас в жаркий день в селе Голенка, где, согласно архивам, творились Очень Странные Дела. Судя по всему, творились они по всей Полтавской области. Диканька там, кажется, тоже недалеко.

К новым авторам я отношусь настороженно. Прекрасно понимая, что среди них наверняка есть самородки, сама я не готова отправится на эти рудники литературы. Время у меня сейчас на вес золота, за которое я хочу “покупать” практически гарантированное удовольствие от проверенных временем и читательской молвой книг. Но на этот раз сделала исключение. Во-первых, сказка всего на 36 страниц, от меня не убудет. Во-вторых, свободное время было очень ограниченно, с романом я рисковала или выйти из его лимита или с раздражением прерваться, как обычно, на самом интересном месте (а у хорошей книги это место везде). Поэтому вариант со сказкой оказался сегодня оптимальным.

И вот уже стою я на пыльной дороге и смотрю, как мимо меня идут четыре друга. Василь - самый веселый из них, как обычно травит байки и хохочет, сверкая из под красивых усов белозубой улыбкой. Хорош хлопчик! Хоть и одни паночки да танцульки на уме. Но “душа компании” обычно такой и бывает. К слову о компании. Собралась она пестрая, у каждого свой нрав. Остап - картежник, Петро сладкоежка, а Захар… Захар - парень себе на уме. Собрались парубки в ночь перед поездкой на Ильинскую ярмарку у Петро на мельнице - в карты поиграть, горилки выпить, люльками подымить, да песен попеть. Вскоре, как водится, напелись да упились. Один Захар только в задумчивости в окно смотрел. О красавице-вдове думал, да чудо высматривал. И увидел… Тиха украинская ночь, как говорил великий классик. И это не к добру… А пока спят хлопцы. Пусть спят. Скоро им суждено угодить в переделку, да в такую, которая попадет аж в исторические архивы. Говорят, на ярмарке их иногда и по сей день видят. О как!

Есть в манере автора что-то трогательное и хорошо знакомое, но забытое. Что-то из детства. Есть в нем что-то такое, что заставляет открыть шкатулку памяти и порыться в ней в поиске похожих воспоминаний. Вот и моё - сидели мы как-то с мамой на кухне. Осень. За окном уже темно. И было это в то время, когда про видики еще никто не слышал, а по телевизору было только 2 канала. Так вот, сидели мы и мама рассказывала о фильме, который перепугал её в детстве. “Вий” назывался. Ну а мне так и пересказа хватило. “Вий” с Куравлевым до сих пор не решаюсь посмотреть.