«Петербургские трущобы. Том 1» читать онлайн книгу📙 автора Всеволода Владимировича Крестовского на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.45 
(60 оценок)

Петербургские трущобы. Том 1

742 печатные страницы

2006 год

12+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Аренда книги
84 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

В. В. Крестовский – известный русский писатель XIX века, автор более двадцати книг поэзии, прозы и критических статей.

«Петербургские трущобы» – наиболее значительное произведение писателя. Роман о внешней изысканной жизни Петербурга и о его невидимой, но истинной жизни, создает социальный портрет всего российского общества.

В данный том вошли первая—четвертая части романа.

читайте онлайн полную версию книги «Петербургские трущобы. Том 1» автора Всеволод Крестовский на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Петербургские трущобы. Том 1» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 1866

Год издания: 

2006

ISBN (EAN): 

5237042007

Объем: 

1336043

Правообладатель
10 359 книг

Поделиться

Champiritas

Оценил книгу

Совершенно случайно узнала об этом романе и Авторе и не стала откладывать с чтением, так как очень люблю Петербург и мне всегда хочется побродить по его улочкам, хотя бы листая страницы книги.
Меня удивляет, насколько незаслуженно мало читателей у "Петербургсих трущоб", а зря! Роман-то великолепный! я нашла в нём практически всё, что так люблю в книгах:
-прекрасный насыщенный язык
 -интересный сюжет
 -животрепещущие темы, которые актуальны и сейчас и которые погружают читателя в думы
 -яркие натуральные персонажи, каждый из которых живо рисуется в воображении с его характерными чертами, нравом и особенной манерой речи

Как бонус: описания Петербурга, которые, хоть и не всегда приятны (зачастую неприятны), но читаются с не менее большим интересом.
Так почему же "жесток и беспощаден"? Да потому что это не тот блистательный Петербург с его Невским проспектом, Исаакиевским собором, балами, каретами, высшим светом... это тёмные промозглые переулки, комнаты без отопления, грязные подворотни. Обитатели этих мест лживы, хитры и не дай бог приличному гражданину попасть сюда!
Другая сторона - высшее общество и его князьки, графы и бароны. Здесь добропорядочной душе тоже не место. Не дай бог ваш мещанский интерес пойдёт наперекор их целям! Да вы утонете в цинизме, обмане и подлостях, спасёт вас только чудо.

Не помню, когда я так сильно сопереживала героям в книге, но за семью Бероевых, буквально болело сердце, а руки судорожно перелистывали страницы.... Искренне хотелось, чтобы беды, которые высыпались на них как из рога изобилия, прекратились. Да, что уж там Бероевы! И Анна, и Мария и тот же Иван Вересов - вызывают сожаление и отклик в сердце читателя.
Единственный, пожалуй, отрицательный персонаж, который у меня вызвал симпатию горькое умиление - это Амалия Потаповна. Всё-таки не совсем она пропащий в плане морали человек, как показалось.

Ещё по ходу чтения было интересно заглянуть в интернет и узнать, как выглядят улочки и переулки, упоминаемые в тексте, хотя бы примерно. Петербург знаю плохо, поэтому всё время пользовалась картами. Так вот:

Это Щербаков переулок, где находились "Ерши"

Свечной переулок, где работала акушерка:

Большая Подьяческая, где жили Бероевы:

Конечно, остаётся гадать, какой на самом деле это был дом и как он выглядел тогда, но само по себе занятие весьма увлекло.

Конечно, рано ещё делать какие-либо выводы о романе в целом,ведь прочитана только первая часть, но я уже записала Автора в любимые и с нетерпением приступаю ко второй книге романа.

Поделиться

russischergeist

Оценил книгу

- Нет, у нас так ничего не получится...
- Давайте я, вот, наугад, куда пальцем ткну, туда мы и поедем...
- Хорошо!
- Вот... сюда!
- Мистический Алтай!.. Я вам завидую...
- А это у вас на лице точно зависть?

Из выступления команды КВН "Плохая компания"

Вот так и я, ткнул когда-то пальцем в рандомную книгу издательской серии "Великая судьба России", и добавил ее не смотря в хотелки, тем более, что я увидел того самого "Медного всадника" из моего самого любимого города, потому однозначно книга попала в подборку... И долго она там лежала, пока известная нам игра для "Отстрела из хотелок" не выдала для меня эту книгу в текущем туре. Вот так и пришлось знакомиться.

Скажу честно, ну, не знал я, что Всеволод Крестовский реально был современником Федора Достоевского. Да и огромный его дебютный первый том романа "Петербургские трущобы" печатался по капельке в течении трех лет в журнале "Отечественные записки", и, с большим успехом. Да, это заметно по тексту, я невольно обратил внимание на явное выделение мини-эпизодов по ходу работы, и только потом понял, что автор специально так продумывал текст, потому все эти эпизоды выглядят как законченные тексты и имеют примерно одинаковый размер.

Фамилия Крестовский отождествляется у меня с питерским изолятором Кресты, почему-то честно думал, что автор современный и взял такую фамилию-псевдоним к этому специально - да, был неправ! Оказалось, действительно был одним из самых модных писателей середины девятнадцатого века. И он один из первопроходцев представил в русской художественной литературе двунаправленный массовый трансфер людского потока "из грязей в князи" и обратно.

Конечно, кто читал приличный кирпичик Эжена Сю, основоположника уголовно-сенсационного жанра массовой литературы в Европе, четко может понять, что "Петербургские трущобы" стало честно "Нашим ответом Чемберлену", и я действительно увидел, что в романе легко заменить наш любимый Питер на другой город, почему бы и не Париж, в человеческая психология в любой стране совершенно идентична. Я бы не сказал, что автор привнес в роман питерский колорит, да даже если укрупнить - русский менталитет. Ведь уже помеченные мною пути туда и обратно могут иметь место в любой стране и в любую временную эпоху.

Да, если кто решится читать, то сразу советую приготовиться терпеть долго. Да, хоть роман и описан в суховатом журнальном стиле, сами эпизоды описаны живо, динамично, и даже если мы и покидаем каких-то героев, то через несколько сот страниц мы можем их снова неожиданно встретить, к тому же с новыми эффектами.

Понимаю, что роман точно успешен, да и сегодня он актуален, недаром его все же экранизировали через сериал в лихих девяностых (а я еще и не смотрел его к тому же), а так как человеческая психология не меняется с течением времени, то и действия, поступки людей могут быть актуальны и для нашего времени. Да, методы достижения страданий могут быть модифицированы и стать более изощренными, но их способы применения приносят те же результаты, что и раньше. Если вы не против окунуться в такую особую мрачную ауру "сюшного" мира Достоевского, то милости просим, присоединяйтесь к кругу прочитавших. Я же иду смотреть сериал... Не смогу сразу перейти ко второму тому, надо передохнуть, да, и я не надеюсь, что второй том будет другим, да и финальных аккордов я не жду. Если неправ, напишите для получения маленькой толики надежды

Цитата дня, и со мною происходили такие вещи, и совсем это не ерунда...

Если мы чувствуем себя перед кем-либо виноватыми и, вместо того чтобы сразу, скорее покончить дело, медлим личным свиданием, личным объяснением, то чем более будет проходить время, тем тяжелее начнёт представляться минута этого свидания, которую мы наконец внутренно перед самим собой начинаем отдалять под всевозможными предлогами. Это, конечно, малодушие, но, к сожалению, оно свойственно чуть ли не большей половине рода человеческого.

Поделиться

tashacraigg

Оценил книгу

Мне захотелось оставить свой отзыв на только что прочитанный первый том "Петербургских трущоб" не столько с целью прорецензировать это произведение, сколько ответить на некоторую встреченную мной в других рецензиях критику, чтобы несколько сбалансировать оценки и восстановить вселенскую справедливость :).

Прежде всего считаю совершенно не справедливой фразу "Роман Крестовского написан тяжёлым канцелярским языком XIX века" в разделе "Интересные факты" - фраза эта взята из Википедии, и даже там она взята под сомнение модераторами. На мой взгляд, книга написана прекрасным языком! Очень живым, богатым, насыщенным простонародными и жаргонными словечками. Все герои разговаривают на том языке, какой соответствует их положению: аристократы - на французском, дворники - на русском простонародном, воришки и мошенники - на петербургском арго.

Кстати, тему преступного жаргона хочется затронуть отдельно. Чувствуется, что автором проделана большая работа по изучению этого вопроса. В книге приведено немало слов с пояснениями. Это же такая кладезь для филолога! ( кому было скучно про это читать - ну, извините! У книги даже в названии есть слово "трущобы". Естественно, что её обитатели - преступники - общаются на своём жаргоне ). Я уже встречала похожее лингвистическое исследование у Свечина , где речь шла о нижегородской преступности конца 19 века. Тоже было интересно. Хочется отметить, что в середине 19 века происхождение большинства "словечек" славянское, в то время как в 20 веке появилось уже немало терминов из идиша, которые прочно прижились ( фраер, шухер, хана, ксива и прочее ).

Это не исторический роман: автор 19 века пишет о событиях, фоном которым служит 19 век. В книге практически нет реальных исторических лиц. Это социально-бытовая драма.

В целом книга тяжелая. Но не своим языком, а из-за принадлежности к жанру реализма. Здесь много страдания, боли и несправедливости. Хорошие люди вынуждены терпеть невзгоды, в то время как плохие творят произвол. Здесь нищета и социальное дно представлены во всей "красе", включая проституцию и детоубийство. Тем, кто не любит такие книги, лучше не начинать чтение, чтобы потом не ставить незаслуженно низкую оценку.

Из книги немало можно почерпнуть о нравах, царивших в обществе первой половины 19 века, где верхушку беспокоило только соблюдение внешней видимости приличия, в то время как внутри семьи не было ни любви, ни доверия, ни понимания; где от внебрачных детей избавлялись как от котят, ни мало не беспокоясь о их судьбе; где за внебрачную связь осуждали только женщину, мужчину же одобрительно похлопывали по плечу. Ханжеская мораль - типичная черта того времени, и автор открыто пишет об этом. Пострадавшие от мужского насилия и произвола героини вызывают большое сочувствие. Не удивительно, что "Петербургские трущобы" были одной из самых популярных книг своего времени. Сегодня эта книга незаслуженно позабыта, на мой взгляд. Впрочем, сейчас другое время и другие герои...

Поделиться

Еще 3 отзыва
Сердце замирало у Маши от ощущения быстрой езды, дыхание чуть-чуть спиралось от бодрого морозного воздуха, а в ушах звенели лихо подобранные бубенцы – и овладело ею в эту минуту такое широкое, удалое чувство, от которого жизнь неудержимым ключом закипает, восторженная слезка просится на глаза из тяжело переполненного счастьем сердца, – такое чувство, когда душа просит простору, когда человеку птицей хочется быть или так бы вот взять и закричать во всю грудь от этого наплыва светлых, восторженных ощущений, когда, кажись, мира целого мало для того, чтобы высказаться, и хочется всем и каждому броситься на шею, обнять, целовать – до самозабвения, до одури какой-то
2 апреля 2021

Поделиться

неукоснительно забегал в цирюльню, где приказывал брить свою бороду, уснащать гонруазом усы и покруче завивать коками свои белобрысые волосы.
16 марта 2021

Поделиться

он носил набекрень пуховую шляпу вместо прежней потертой фуражки; драповая бекеша с немецким бобриком предохраняла от стужи его бренное тело, которое в комнате украшалось темно-зеленым сюртуком с отложными широкими бортами и металлическими пуговицами, шелковым жилетом и широкими панталонами невыразимо-палевого цвета.
16 марта 2021

Поделиться

Еще 28 цитат

Интересные факты

Роман Крестовского написан тяжёлым канцелярским языком XIX века. Из-за этого не всем читателям, несмотря на захватывающий сюжет, хватает терпения добраться до конца произведения. Крестовский, возможно сам не до конца отдавая себе в этом отчёта, даёт этимологию многих слов и выражений, которые в XX веке получили название «фени», «блатного» жаргона, воровского сленга. Заметно, что автор писал это произведение не в кабинетной тиши, а базируясь на подлинном языковом материале.

Автор книги