Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • дома как центра мира, несущего в себе смыслы постоянства, надежности, безопасности, принадлежности к семье и роду, а с д
  • с начала 1930-х годов каралось расстрелом с конфискацией всего имущества), что не удивительно, поскольку граница СССР – это граница мира, она символизирует рубеж Добра и Зла, Порядка и Х
  • Можно говорить о формировании особой мифологемы границы. Выделяются такие ее качества:
  • через голову поверженного и адаптированного христианства» пробуждал дохристианские мифологические пласты психики
  • Сама сепарация приобретает негативное звучание, рассматривается как предательство.
  • Психология творческого индивида – это, собственно, женская психология, ибо творчество вырастает из бессознательных бездн, в настоящем смысле из царства Матерей.
  • Когда сепарация воспринимается как измена и предательство, то она возможна только как бунт, ка
  • с другого ракурса, говоря о «свободно плавающем» Эросе, отсутствии его направленности[106
  • русские принимают страдание как путь к трансформации.
  • Гордон предложила подход к пониманию архетипической потребности, лежащей в основе мазохистского поведения – потребности преклоняться, благоговеть, почитать трансцендентный объект, нечто высш
  • рассуждения прослеживается и у Безансона: чтобы справиться с невыносимым уничижением, само уничиже
  • душа русского вечно накануне, в ожидании главного события и разрешения всех мучительных проблем, она эсхатологична» (Гачев, 1995, с. 419–420)[74].
  • Основные смыслы пограничности: сакральность, проклятость («место без места» – «утопия или гетеротопия»), периферичность, следствием чего является, с одной стороны, комплекс духовного провинциализма, а с другой стороны, чувство бездомности и неустроенности, склонность к странничеству (Стародубцева, 2001), то
  • ам себя он [русский] с кем-то вечно путает – то ли со вселенским гением-спасителем, то ли с не менее вселенским идиотом-недорослем, и сам себя не бережет, поражая своей неумолимой неприкаянностью всякое воображение. Он жить способен там, где
  • традиционной точки зрения выбор индивидуальной судьбы отождествляется с отречением от рода, предательством и рассматривается как отщепенство и богоборчество (Панченко, 2005, с. 258). На рубеже XVII–XVIII вв. происходи