Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • Нетрудно заметить, что главная цель книги Дивайна – снять с британских военных любую ответственность за поражение союзных сил во Фландрии и целиком переложить ее на французскую сторону. Автор подробнейшим образом описывает события, приводит массу цифр и фактов – но в то же время подает дело так, будто под Дюнкерком британские экспедиционные войска не потерпели тяжелое поражение, потеряв четверть своего состава (70 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными), а одержали победу над немцами. Автор рассыпает гневные инвективы по адресу французского командования – но при этом британские генералы и адмиралы у него едва ли не купаются в сиропе.
    1
  • неиспользование подводных лодок для снабжения Крита и эвакуации его гарнизонов выглядит совершенно необъяснимым: этот прием во Второй мировой войне широко и успешно использовали и германский, и японский, и советский флоты. Подводные лодки могли свободно подходить к берегу ночью, не опасаясь дневных атак с воздуха. Однако британское морское командование начало применять их лишь с конца июля 1941 года для вывоза с Крита отдельных групп, о которых были получены какие-то известия.
  • отступление основной массы британских войск через горы к Хора-Сфакиону превратилось в повальное бегство. Вот как описывает его лейтенант Стефанидес:
    «Я задавался вопросом, не правильнее ли будет назвать это бегством? Со всех сторон люди поспешно отступали в полном беспорядке. Большинство их бросило винтовки, часть даже скинула мундиры, поскольку день был очень жаркий… Почти каждый ярд дороги и канав по обе стороны от нее были усыпаны оставленным орудием и снаряжением, одеялами, противогазными масками, пакетами, вещмешками, пробковыми шлемами, ящиками и контейнерами всех форм и размеров, консервными банками и коробками с магазинами или ручными гранатами; время от времени мы шагали прямо по офицерским саквояжам и распахнутым чемоданам»
  • Черчилля интересовала не столько Греция, сколько Крит. Расположенный на полпути между Мальтой и Кипром, он замыкал цепь, позволяющую англичанам контролировать Средиземное море; весной 1940 года даже строились планы захвата Крита силами французов из Сирии. 29 октября Черчилль телеграфировал Идену, находившемуся на тот момент в Хартуме вместе с генералом Смэтсом. «…Следует предпринять все усилия, чтобы утвердиться на Крите. Надо пойти на риск, чтобы получить этот ценный приз».
  • За время отступления в боях на побережье английская армия потеряла 68 111 человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и пленными. Она потеряла при этом 2472 орудия, 63 879 автомашин и 0,5 миллиона тонн военного имущества и боеприпасов.
  • 16 мая подполковник Гийо докладывал об армии Корапа[87] следующее: «Беспорядок, царящий в этой армии, не поддается описанию. Ее войска всюду бегут. Неизвестно даже, где находятся дивизии этой армии. Положение значительно хуже того, что мы могли бы себе представить…»
    Эта тема не из приятных, и нет никакой нужды приводить еще больше примеров подобного рода. Можно, пожалуй, только напомнить, что в последние часы Дюнкерка из его подвалов вышло 40 тысяч никем не управляемых солдат.
  • «больше не оставалось ни малейшей надежды на возможность выполнить приказ Вейгана о проведении наступления войсками Бланшара. 1-я армия имела фактически в наличии только три боеспособные дивизии. Но и эти дивизии обеспечены артиллерийскими снарядами только на один день боя и одной суточной дачей продовольствия».
  • У французской армии были свои военно-воздушные силы – но их вооружение было слишком устаревшим, и они не могли внести сколько-нибудь значительного вклада в боевые действия наземных войск. Пехотные соединения армии, за небольшим исключением, оказались плохо обученными, слабо дисциплинированными, с плохой организацией управления.
  • 27 мая Горт получил от Роджера Кейса следующее сообщение:
    «Король хотел бы сообщить Вам, что моральное состояние его армии сильно подорвано… Сообщение о том, что армии союзников в этом секторе окружены немцами и что последние имеют большое превосходство в воздухе, создало в его войсках убеждение, что положение почти безнадежно. Он опасается, что скоро настанет момент, когда уже нельзя будет рассчитывать на свои войска, и они не смогут далее быть полезны английским экспедиционным силам. Он хотел бы, чтобы Вы поняли, что Он будет вынужден капитулировать до того, как полный разгром станет совершившимся фактом…»
  • Бельгийская армия, как заявил сам Леопольд Горту через сэра Роджера Кейса, «существовала только для обороны; у нее не было ни танков, ни самолетов, и она не была ни обучена, ни снаряжена для наступательных операций».
  • Нас остановили, когда Дюнкерк был уже на виду. Мы наблюдали удары нашей авиации. Мы видели также армаду крупных и малых судов, используемых англичанами для эвакуации своих войск.
    Генерал Гудериан
  • По ряду причин Дюнкерк никоим образом не мог стать ареной для применения крупных кораблей любой из сторон. Мели вдоль французского и бельгийского побережья исключали возможность использования крупных кораблей, но очень большое значение имела угроза с воздуха.
  • генерал Жорж предпринял одну из тщетных попыток воздвигнуть дамбу на пути потока, несущегося через Францию. 23-я английская дивизия, территориальное соединение, обслуживавшее тыловой район, получил распоряжение занять позиции на рубеже канала Дю-Нор между Риолькуром и Арлё. Дивизия не имела ни артиллерии, ни средств связи, она располагала весьма скудными транспортными средствами и не имела почти никаких тыловых подразделений.
  • 10 мая немцы перешли границу. Два дня спустя на совещании в Шато-Касто было решено, что обстановка требует более тесного взаимодействия между союзными армиями. Короля Бельгии и лорда Горта спросили, согласны ли они признать генерала Бийотта в качестве представителя генерала Жоржа, назначенного для координации военных усилий.
  • вызвал открытую критику действий Горта. Критика шла с двух сторон. Во-первых, со стороны французов: она началась с обвинения Горта в «независимости» и кончилась осуждением его за «дезертирство». Во-вторых, со стороны англичан: суть ее ярко выражена в замечании генерала Алана Брука, бывшего тогда командиром 2-го корпуса:
    «Он был чрезвычайно обаятельным человеком и одаренным большими способностями командиром… Я не мог не восхищаться им… Но я не питал доверия к его руководству, когда ему пришлось управлять большими массами войск. Казалось, он из-за деревьев не видел леса».
Другие книги серии «Военные тайны XX века»