«Хамам «Балкания»» читать онлайн книгу📙 автора Владислава Баяца на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Недоступна

Стандарт

4.8 
(5 оценок)

Хамам «Балкания»

309 печатных страниц

2016 год

16+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Эта книга недоступна.

 Узнать, почему
О книге

Все империи, когда-либо существовавшие на земле, роднит между собой одна чрезвычайно важная черта – они привлекали на службу своим интересам лучших представителей тех национальностей, которые проживали на их территориях. Мы знаем множество примеров, когда сыны самых маленьких народов становились не только крупными чиновниками, военачальниками, архитекторами, но и возносились на вершины государственной власти.

Книга сербского писателя Владислава Баяца рассказывает об одной из самых драматичных и интересных страниц истории Османской Турции: времени правления султана Сулеймана Великолепного, ближайшим сподвижником которого стал визирь Мехмед-паша Соколович, серб по национальности, оставшийся в памяти потомков великим реформатором, строителем флота и покровителем искусства.

читайте онлайн полную версию книги «Хамам «Балкания»» автора Владислав Баяц на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Хамам «Балкания»» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Василий Соколов

Дата написания: 

1 января 2008

Год издания: 

2016

ISBN (EAN): 

9785837007965

Объем: 

557985

Правообладатель
136 книг

Поделиться

Arch-AR

Оценил книгу

Помимо того что меня увлекло содержание романа- его история, хотелось бы отдельным пунктом выделить и форму текста.

Он написан так как могли бы быть написаны романы Павича- это увлекательная постмодернистская игра с читателем, когда через призму изложения жизни Баицы Соколовича - исторического персонажа, автор изложил и свою собственную жизнь (правда в форме заметок о встречах с выдающимися людьми, в противовес стандартной последовательной структуре где родился, рос, учился - то есть сконцентрировался на самом главном и интересном), единожды акцентируя внимание на перекликании своей собственной фамилии с именем древнего серба, великого визиря в конце жизни. И с этого момента интересно отслеживать и искать параллели между жизнью самого писателя и исторического деятеля. Смотреть на жизнь то глазами человека средних веков, то глазами современного. Кульминацией этого переплетения можно считать момент, когда Владислав Баяц устраивает для себя пеший тур по тем местам, которые имели значение для его тески. Это также вполне логичное завершение повествования.

Неплохой исторический экскурс для тех кто любит пройтись по верхам и узнать что то в литературной форме, в противовес учебнику по истории или изучению документов.

Как показала практика книга читается в разы легче, чем истории Орхана Памука, на которого я обратила внимание благодаря этой книге. Но и эта история, наверно, будет интересна далеко не всем. А мне понравилась.

Поделиться

Encinesnowy

Оценил книгу

В тяжкие времена принадлежность была важнее отчаянья.

Владислав Баяц – современный сербский писатель. «Хамам «Балкания» - не привычный нам сербский магический реализм, а самый настоящий постмодернизм без всяких необъяснимых странностей. Структура книги своеобразная, не очень комфортная для чтения: биографический роман Мехмеда-паши Соколлу

(Баица Соколович – он же Мехмед-паша Соколлу, великий визирь султана Сулеймана Великолепного. Серб по национальности, православный христианин по вероисповеданию, он стоял у руля Османской империи и был одним из самых выдающихся деятелей империи османов. У него забрали родину, близких, дом и Бога, в которого он верил. Его заставили принять Ислам и фактически стать потурченцем. Но сам же Баица всю жизнь страдал от своей двойственности - на самом деле он всегда оставался славянином, сербом и христианином под маской мусульманина. Аналогичная судьба постигла многих православных при дворе султанов османской империи : Ибрагим-паша был греком, Рустем-паша - сербом, величайший зодчий Османской империи Мимар Синан – армянином ( или греком по другим источникам) , жена султана Сулеймана Хюррем Султан – славянкой ( русской или украинкой в разных источниках), соответственно и в крови наследников османского престола текла христианская кровь, а величайшим архитектурным творением была византийская церковь Айя-София, которую позднее переделали в мечеть, а ныне это музей обеих религий. Как мы видим, христиане занимали высочайшие посты и имели огромное влияние на развитие Османской империи)

чередуется с авторскими размышлениями на разные темы. Глава через главу. В начале такой формат кажется вообще неудобным по следующим причинам:

1) Переплетение Сербии и Османской империи 16 века уже создает достаточный литературный шум: давно ушедшие эпохи, Православное христианство и Ислам составляют большой объем информации, которую нужно в голове связать и уложить;

2) Только вы втянулись в рассказ о жизни Баицы, как он прерывается размышлениями автора о темах, которые с событиями романа никак не связны;

3) Темы авторских размышлений прыгают и прерывают сами себя: то он беседует с турецким писателем Орханом Памуком, то потом пишет об Америке, потом уже о Югославии и каком-нибудь югославском профессоре, принявшим буддизм и т.д. Все очень сбивчиво как в структуре, так и в самих темах эссе. Зачем сначала писать о сербе, ставшим великим визирем Османской империи, а потом переключаться вообще на США?

Язык тоже в «Хамам «Балкания» туговат, читать сначала скучно. Нужно преодолеть n-ное количество страниц, чтобы хоть как-то втянуться, поймать ритм и освоиться в бесконечных перескоках и темах, которые друг с другом не особо связаны, а то и вообще не связаны.

Сама история жизни Мехмеда-паши читается достаточно интересно. Но поклонникам пресловутого «Великолепного века» браться за эту книгу смысла особого нет – никаких сериалных интриг и коварных заговоров в романе не описывается. Для меня это плюс, я не люблю «Великолепный век», да и эпоха султана Сулеймана меня не привлекает. «Хамам «Балкания» - произведение не развлекательного, но познавательного характера.

Для меня книга Владислава Баяца была бы интересней, если бы он отделил биографию Баицы Соколовича от своих эссе, то есть первая часть была бы посвящена жизнеописанию визиря, а вторая - мыслям на разные темы самого писателя. Но к концу роман-биография и эссе Владислава Баяца оказываются на одной волне, т.е. темы совпадают. Прогулки писателя по Стамбулу украсили книгу: если бы "Хамам "Балкания" полностью состояла из биографии Мехмеда-паши и прогулок по Стамбулу и Белграду, то для меня это была бы идеальная книга. Я ставлю оценку 4 потому, что Владислав Баяц проделал большую работу, в его литературном труде много интересных исторических фактов, хорошая атмосфера, но структура, на мой взгляд, отчасти портит и смазывает впечатление от многочисленных достоинств романа.

LuluMiranda

Оценил книгу

Впервые книга "Хамам Балкания" попала ко мне в руки во время путешествия по Сербии в 2013 году. Уже тогда у меня появилась прекрасная традиция читать произведения современной сербской литературы на английском языке (на русском издано очень мало, а слабое знание языка оригинала не оставляло мне выбора). Я совершенно случайно обратила на нее внимание, во многом из-за обложки, но когда поняла, о чем она, решила, что, наверно, это судьба. Позже дома в Москве я читала роман взахлеб, надоедая своим друзьям и родным пересказом и разговорами о великом визире Мехмеде-паше Соколлу и архитекторе Синане. Совсем недавно мне захотелось его перечитать, и оказалось, что он переведен на русский язык, - это был настоящий подарок. Повторное прочтение подарило мне еще больше эмоций.

"Хамам Балкания" - это пример сложного, многослойного романа, романа-калейдоскопа с элементами мистификации, история османской империи глазами современника султана Сулеймана Великолепного великого визиря Мехмеда-паши и его друга архитектора Синана, это очерк о литературе и современном литературном обществе, это история создания романа, диалоги с другом автора писателем Орханом Памуком, размышления о Сербии и ее истории и народе... Мне сложно даже просто перечислить разные пласты этого потрясающего произведения. Я смаковала каждое слово, много думала, вспоминала мои путешествия в Вишеград и Стамбул, где я своими глазами видела творения Синана - мост на Дрине и мечеть Сулеймание.

В центре повествования вопрос двойственности натуры Мехмеда-паши Соколлу / Баицы Соколовича, серба по происхождению, который готовился к постригу в православный монастырь и в уже юношеском возрасте был забран из семьи, страны и привычной жизни в Османскую империю на служение султану в качестве янычара. Турки крайне редко забирали взрослых юношей, поскольку мальчиков было легче обращать в новую веру и новый уклад жизни. Баице пришлось принять ислам и стать Мехмедом, изучать науки, обучаться искусству боя, его исключительные способности позволили ему продвинуться на самые вершины до главного визиря при трех султанах (такого больше не удавалось никому). Соколлу/Соколович застал времена расцвета Османской империи, участвовал во многих походах, занимался усовершенствованием флота, активно помогал в стратегии при присоединении новых земель, вел дипломатическую работу, но, тем не менее, не забывал про свой родной народ и помогал сербам в их карьере, в обретении меньшей зависимости от Османской империи (насколько это было возможно), в возвращении статуса Сербской Православной Церкви. Стремящийся к созиданию, а не разрушению, он был инициатором постройки многих великих зданий и сооружений.

Особое значение в романе придается дружбе Мехмеда-паши с еще одной двойственной натурой - архитектором Синаном. Синан обладал исключительным талантом и стал автором самых великих сооружений времен Османской империи, а его ученики продолжили его дело во всем мире. Он также был янычаром и был привезен из Анатолии (до сих пор ведутся споры о его происхождении - армянском или греческом). Именно здесь я вижу элементы мистификации - история Мехмеда-паши пропущена автором через себя, его диалоги с Синаном, конечно, не могут быть известны подлинно, однако при чтении книги появляется эффект включенности, и ты веришь всему происходящему на страницах.

Идея двойственности находит выражение и в размышлениях Владислава Баяца о своей родине и народе, о ее тяжелой истории, о национальном самосознании. Особой вишенкой на торте лично для меня являются диалоги с Орханом Памуком об истории, литературе, взгляде на Османскую империю и роль сербов в ее становлении и развитии. Они вспоминают и обсуждают и современные события. Это читается крайне захватывающе, ты как будто подслушиваешь их разговоры.

Ценность романа Владислава Баяца еще и в том, что он задает планку и выводит на новый уровень литературы, знакомит с современниками-писателями, дает почву для личного развития своего любознательного читателя. Честно говоря, такие книги мне до него не встречались. Для меня "Хамам Балкания" - роман-событие в современной литературе, и очень жаль, что пока он не оценен по достоинству.

Эта книга каким-то магическим образом связана с моей жизнью, увлеченностью Балканами и путешествиями. Думаю, я буду возвращаться к ней снова и снова. А пока что я очень надеюсь, что "Хамам Балкания" найдет своего читателя в России.

В качестве постскриптума - мои "встречи" с наследием Мехмеда-паши и Синана:

Поделиться

Если взглянуть на это шире, то эту его мысль подтверждали некоторые данные из общего сербско-турецкого прошлого. Первое турецкое нападение и первая успешная оборона Белграда произошли в 1440 году. Только пятнадцать лет спустя, через три года после захвата Константинополя и его превращения в Истанбул, султан Мехмед II в 1456 году начал новый великий поход на Белград. Такая поспешность свидетельствовала о том, какое значение придавала Белграду политика Османской империи. В битвах на белградских реках и их берегах защитники выказали невероятную отвагу, особенно сербские лодочники. Им удалось уберечь город. С этих дней Белград стал символом защиты ценностей Европы, он получил название Крепостной стены христианства[14]. Но в 1521 году Белград не устоял перед Сулейманом I Законодателем. Тот дал Белому городу[15] исламское имя Дар ул-Джихад[16], а чтобы досадить врагам, добавил к своему имени эпитет Великолепный.
25 марта 2017

Поделиться

А когда он увидел город, то понял, что должен был влюбиться в него именно так – без остатка и навсегда. Глядя на ворота, башни, стены и строения внутри этого Фичир баира[12], как и на дома в европейском стиле рядом с Калемегданом[13], на мощеные улицы и переулки со старыми православными церквями и строящимися мечетями, он понял, почему влюбился. Белград был похож на него: он был словно метис с отчетливыми признаками внедрения новой жизни в текущую историю, весьма отличную от предыдущей. В нем он видел и сербов и турок. Оба народа сосуществовали рядом, но он не мог видеть, спокойно они переносили соседство или просто терпели друг друга. Будущая судьба этого города была похожа на его собственную: сербы никогда не отрекутся от него, а турки будут считать его своим!
25 марта 2017

Поделиться

Между тем, с тех пор как Баица стал Мехмедом Соколлу, его мнение о Белграде изменилось. Через пять лет после захвата города султаном Сулейманом Белград стал в первую очередь османской, а тем самым и важнейшей отправной точкой для походов в Центральную Европу с целью осуществления давней мечты султана – завоевания после Венгрии Австрийской империи.
25 марта 2017

Поделиться

Еще 1 цитата

Переводчик

Другие книги переводчика