Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
271 печ. страниц
2019 год
12+
5

От авторов

Как известно, от истоков зависит характер рек, судьбы людей и народов.

Человек в образе раба божьего, погрязший в грехе от рождения, более всего устраивает и религию, и политику. Первая в обмен на право управления разумом и Душой предлагает гарантированную благодать, а вторая, не стесняясь, пользуется послушной паствой в своих целях, оправдывая священным Писанием право на власть.

Для верующих Библия стала основой представлений о мире и Боге, и нет в мире другой книги, чей авторитет был бы так же весом. Но парадокс в том, что на протяжении двух последних тысячелетий она одновременно была для человечества главным источником и утешения, и горестей, и подвигов, и преступлений.

Причина в том, что эта книга очень противоречива – подтверждением сказанного будут не слова авторов, а ее собственные строки.

Эти внутренние противоречия имеют далеко идущие последствия. Они прорастают в мире людей неразрешимыми конфликтами и рождают бесчисленные вопросы.

К примеру, почему легенды и мифы одного народа стали священным преданием всего мира, а некая сущность, бывшая Покровителем рода Израилева, перевоплотилась в Бога для всех? В чем была миссия Иисуса, по какой причине он исповедовал двойную мораль и делил окружение на людей и нелюдей, почему христианство не может называться учением Христа и несостоятельно, как вселенская религия?

Многое указывает на то, что Иисус не был первым Сыном Божьим, но стал последним из числа тех, кто планомерно отлаживал механизм посмертного движения человеческих душ.

Определенный эзотерический опыт позволяет нам предложить читателю собственную версию того, как устроен человек и тонкий мир, что такое Душа, почему она может быть у кого-то «разовая», а у кого-то «долгоживущая», какой путь она проходит после смерти.

Речь будет и о том, что такое Небеса, что такое Бог и насколько Он «виновен» в человеческих страданиях. Почему истинный Создатель не нуждается ни в поклонах, ни в жертвоприношениях, но проявляется в конкретных механизмах и законах, которые следует соблюдать не из страха мучений – того страха, что побуждает раба исполнять волю хозяина, – а по велению совести.

Хотим подчеркнуть, что в книге выражено личное субъективное мнение авторов, основанное на собственном жизненном и эзотерическом опыте, которое не претендует на истину в последней инстанции, не преследует цели кого-либо оскорбить и не направлено на разжигание национальной или религиозной розни.

Выражаем искреннюю благодарность за помощь в осмыслении спорных мировоззренческих моментов и фактического материала нашим друзьям: Анатолию Ищенко (Санкт-Петербург), Ларисе Артемовой (Лозанна), Наталье Введенской (Москва), Александру Колесникову (Владивосток), Илье и Эльмире Стародумовым (Владивосток), Александру Шевченко (Хабаровск).

Часть 1. Великие неизвестные

Глава 1. Кривые зеркала непреложных истин

– Нельзя поверить в невозможное!

– Просто у тебя мало опыта, – заметила

Королева.

– В твоем возрасте я уделяла этому полчаса

каждый день! В иные дни я успевала поверить

в десяток невозможностей до завтрака!

Льюис Кэрролл, Алиса в Стране чудес.

Трудно представить наш мир без Луны.

Между тем, в каждодневной суете, мы не замечаем даже ее блеска, не говоря уже о секретах, что буквально начертаны на ее переменчивом облике.

В 1960 году русские учёные Михаил Васин и Александр Щербаков выдвинули теорию, что Луна сооружена искусственно и предположили, что лунная поверхность может быть сделана из титана. Если бы Луна была просто однородным куском скалы, то должны существовать кратеры, которые, по крайней мере, в четыре-пять раз глубже наблюдаемых.

Дальнейшими исследованиями было установлено, что лунная кора действительно обладает невероятным количеством титана! Его слой оценивался советскими исследователями почти в 32 километра толщиной.

Если наш спутник и впрямь построен разумными силами, то многое в странностях нашей соседки становится понятным. Вот только маловероятно, что человечество когда-либо узнает о тех, кто сотворил ему «…светило меньшее, для управления ночью».

Между тем, Луна – не единственная тайна, которая примелькалась настолько, что воспринимается как должное, как естественное положение вещей.

«Самые большие загадки таит то, что мы видим, а не то, что скрыто от наших глаз», – сказал Оскар Уайльд. Это утверждение в полной мере справедливо и в отношении феномена засыпанных городов, который в буквальном смысле лежит под ногами и только-только пробивает дорогу к общественному сознанию.

Огромный массив информации указывает на то, что эпоха «Возрождения» названа так не в силу того, что в 16-17 веках в искусстве и архитектуре в моду вновь вошло античное направление. Она стала в прямом смысле временем возрождения цивилизации после какой-то глобальной катастрофы. Ее причины достоверно не неизвестны, но последствия видны по всему миру – большинство городов планеты накрыты мощным глинистым слоем более полутора метров: от восточных окраин России до западного побережья Северной Америки, от Лондона до Пальмиры.

Это событие отразилось и в живописи – примерно с 16 века в картинах начала активно проявляться тема постапокалипсиса. Сотни произведений известнейших художников-руинистов отображают европейские города в страшных разрушениях: улицы с огромными наносами грунта, закрывающими нижние этажи зданий, пострадавшие дворцы и памятники. Среди завалов люди с шестами в руках, которые используются для опоры или для поиска чего-то в зыбком грунте, и горожане, налаживающие быт в развалинах.

Причину внезапного увлечения катастрофическими сюжетами историки привычно объяснили неуемным воображением авторов, модой на стиль мистерии, а факт появления грунта, который, все-таки, остался в тех местах, что были изображены на «фантазийных» полотнах, – накоплением «культурного» слоя.

Их нисколько не смущал тот факт, что подобный слой в северном полушарии наблюдают повсеместно – и в городах, и вне мест обитания людей, и состоит он в основном из песка, мелких камней и глины без каких-либо следов человеческой деятельности. Всемирно известный Колизей и его окрестности очистили от многометровых наносов только 30-х годах 20 века!

Сколько же веков не убирались улицы и площади Рима, что накопилось такое колоссальное количество бескультурного слоя?!

Исходя по этой версии, на коммунальщиков 16-17 веков может жаловаться не только итальянская столица. В большинстве городов Европы дворники тоже относились к своим обязанностям не в пример хуже, чем нынешние.

Вся Москва внутри Садового кольца видимо использовалась не иначе, как пресловутый полигон твердых бытовых отходов «Кучино» в Балашихе. Некоторые здания погрязли в «мусоре» почти на 2 этажа, – это можно увидеть и в подземных уровнях бывшей усадьбы купца Гусева около Серпуховской площади, и в Политехническом музее на Лубянке. Более всего не повезло Красной площади, – под ее брусчаткой погребены и дороги, и мосты, и даже ров глубиной до 13 и шириной около 37 метров.

Когда ссылки на техногенные отходы предыдущих поколений не могут внятно объяснить, почему утонули первые этажи городов, в ход пускаются размышления об особенностях строительства тех времен или еще более примитивные гипотезы – об естественной просадке фундаментов. Здравый смысл опровергает такие доводы и говорит обратное, – это не может быть естественным движением нагруженной почвы или замыслом человеческим!

Действительно, раньше так строили, но только малую часть зданий и по строгим канонам. Они никоим образом не предполагали, что оконные и дверные проемы цокольного или подвального! этажа вначале должны были сооружаться в полный размер, потом наглухо либо с небольшим просветом закладываться кирпичом, а затем забрасываться грунтом.

Здания, засыпанные катастрофой, выделяет и то обстоятельство, что они не вписываются ни в какие архитектурные пропорции, поэтому смотрятся нескладно, как такса на кротких ножках, и это порою заметно даже неискушенному взгляду. На их подземных уровнях можно обнаружить остатки проемов и ступеней, ведущих еще ниже, – в истинные подвалы, замурованные сначала стихией, а потом людьми.

Именно таким был самый известный в 20 веке дом инженера Ипатьева в Екатеринбурге. На фотографиях того времени отчетливо видно, что его «подземелье», в котором, как считается, в июле 1918 года расстреляли последнего Российского императора Николая II вместе с семьей, было когда-то полноценным этажом.

Младший брат императора великий князь Михаил Александрович Романов был убит в июне 1918 года в Перми, где большинство усадеб и домов были несколько другого типа: они имели деревянный верх, поставленный на нижние каменные этажи, которые засыпаны грунтом явно не по воле строителей.

Так выглядело и здание милиции бывшего заводского поселка Мотовилиха, где служили непосредственные исполнители похищения и убийства великого князя. Оно не сохранилось, но подобные характерные строения и сегодня стоят по всей территории Сибири и Дальнего Востока. Под их полами можно обнаружить кирпичные стены, уходящие в землю на 3-4 метра и опирающиеся на добротный каменотесаный фундамент, заглубленный еще примерно на метр.

Вот только, похоже, что за Уралом случилось еще и второе, но более позднее катастрофическое событие, чем то, что ввергло полмира в вынужденное Возрождение.

Но, во всяком случае, очевидно, что количество наносов в городах и за их пределами было таково, что полностью очистить улицы и площади от них было просто невозможно. Откапывать же отдельные дома, стоящие на одном уровне, тоже не решались, – их дворы немедленно превратились бы в сточные ямы.

Все это указывает на то, что значительная часть зданий вовсе не строилась с нулевого цикла. Те, что уцелели после катастрофы, буквально возрождались из руин: ставились перекрытия, заделывались прорехи в стенах, достраивались верхние этажи, воссоздавалась наружная отделка.

Рим, как колыбель классицизма, поставлял всему миру не авторов новых проектов, а специалистов, под руководством которых проводился капитальный ремонт. И это вполне логично, как и то, что, к примеру, с восстановлением буддийской пагоды лучше справиться специалист из Поднебесной, чем римлянин.

Видимо, именно в этом кроется причина той невероятной скорости, с которой возводились многие объекты и даже города, в частности, Санкт-Петербург. Петр I начал строительство в 1703 году, а через 11 лет значительная часть города уже была готова.

Сложно представить, какой должна была быть организация работ и производительность труда, чтобы без специальной техники за короткий срок воздвигнуть массу дворцов, жилых кварталов и заложить камнем берега Невы! В начале 21 века примерно столько же лет ушло на строительство всего лишь одного питерского объекта – скандально знаменитого стадиона «Зенит».

На шедеврах российского гравера Алексея Зубова хорошо видно, что здания на Васильевском острове в 1714 году стоят в том виде, какими они выглядят сейчас, уже засыпанные до нынешнего уровня.

Насколько современная «дневная» поверхность выше той, на которой город в действительности закладывался, показали раскопки, проведенные в северо-западном углу Дворцовой площади в 2002 году. В ходе подготовки к юбилею города на глубине более полутора метров от асфальта была найдена неизвестная мостовая, – видимо, в «допотопные» времена на нее можно было шагнуть с тех ступеней Зимнего дворца и Исаакиевского собора, что сегодня скрыты «культурным» мусором.

Похоже на то, что знаменитый петровский домик был не обителью основателя, а бытовкой прораба, взявшегося за восстановление скрытых под илом стен крепости и развалин города, которые обозначались на старых немецких картах. Они увидели свет и оказались вполне пригодными для «ренессанса» после того, как по какой-то причине понизился уровень вод Балтийского моря, либо поднялись берега Финского залива.

Об этом заставляет задуматься то обстоятельство, что на некоторых картах, в частности, на составленной в 1706 году членом французской академии наук Гийомом Делилем на месте Невы обозначен широкий пролив, напрямую соединяющий Балтику и Ладожское озеро.

Может статься и так, что «Северная Пальмира», это не поэтический образ, навеянный сходством с сирийским городом, поставленном на перекрестке караванных путей, а собственное имя крупного торгового центра, воздвигнутого в то же время, теми же архитекторами, но уже на водной развязке.

О том, что город строили не на пустом месте, косвенно указывает и аксонометрический план Санкт-Петербурга, составленный в 1765-1773 годах. На       нем запечатлены все еще разрушенные городские строения, ушедшие в землю до верхней трети окон первого этажа.

На западе Европы с последствиями катастрофы справились быстрее, чем восточные соседи. Люди заселили восстановленные здания, оставшиеся от той эпохи, но не смогли воссоздать прежнюю систему водоснабжения, канализации. В Париже лишь в середине 19 века решились на кардинальную реконструкцию коммунальных систем и обнаружили под землей около 200 неизвестных или заброшенных тоннелей!

Оказались утрачены не только «древние» технологии, была искажена историческая память о той цивилизация, что оставила после себя такое богатое наследие. Хронология оказалась резко поделенной на два периода: все, что происходило до первой половины 17 века, стало считаться древностью и темным средневековьем, а то, что позже – эпохой просвещения.

Исследователи находят все больше подтверждений тому, что последовательность исторических событий, которая до сих пор почитается незыблемо верной, составлена в 16 – 17 столетиях; причем она написана без опоры на надежные источники, поэтому несет в себе много явных странностей и противоречий. К примеру, новое время и античный мир оказались разделенными пропастью пустых веков, когда ничего не строилось и не происходило значимых событий.

Эти нестыковки были видны всегда, и честные специалисты-историки пытались как-то побороть общепринятую фальшь, звучащую с первых страниц рукописей и учебников. Но их попытки в большей части оказывались безуспешными, так как не имели возможности оттолкнуться от первоисточников и опирались на «древние» свидетельства, сочиненные значительно позже описываемых времен.

Но более всего история пострадала не от забвения и заблуждений, самым разрушительным для нее оказалось то, что, власть имущие от начала веков переписывали и подгоняли ее под свои политические нужды: фараоны сбивали картуши с именами предшественников, а правители ближних времен не стеснялись разорять целые библиотеки.

В этом плане показательна история российского государства.

Активное уничтожение отечественных архивов началось с приходом на царствование династии Романовых. Первый ее представитель царь Михаил Федорович, избранный на русский престол в 1613 году начал с того, что под предлогом исправления реквизировал монастырские документы, летописные сведения и книги, после чего они бесследно исчезли. Его внук, Федор Алексеевич, пошел по стопам деда и сжег разрядные книги с записями о назначениях на государственную службу, представлявших, по сути, генеалогию российских родов. Не остались без внимания храмовые настенные росписи и прочие исторические свидетельства.

Итог этой деятельности оценил известный историк, профессор Р.Г.Скрынников, отметив, что «сохранность русских архивов и книгохранилищ XVI века – наихудшая в Европе». В этом могут убедиться большинство современных россиян: они не найдут следов своей родословной ранее 17 века. Те, документы, что остались после чисток и находятся в современных архивах, в основном описывают три столетия российской истории под управлением дома Романовых.

Вместе с книгами, где была отражена родовая история наших предков, была уничтожена и память об их деяниях. А в том, что они были великими, сомневаться не приходится.

Католический священник Мавро Орбини в своем труде «Царство Славян…», опубликованном в 1601 году, на основе нескольких сотен исторических документов доказывал, что в прежние времена славяне владели всем цивилизованным миром.

Правоту его слов подтверждает множество объектов культурного и археологического наследия обнаруженные в более позднее время. Они добавляют новые штрихи к реальному облику истории и неизменно ведут к поразительному выводу. В середине 19 века в работе «Новые материалы для древнейшей истории славян…» его озвучил исследователь истории Е.И.Классен: «Славянорусы, как народ, ранее греков и римлян образованный, оставили после себя во всех частях старого света множество памятников, свидетельствующих о пребывании и о древнейшей письменности, искусствах и просвещении. Памятники пребудут навсегда неоспоримыми доказательствами…».

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг
5