Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Неизвестный Толстой. Тайная жизнь гения

Неизвестный Толстой. Тайная жизнь гения
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
49 уже добавили
Оценка читателей
5.0

Эта книга исследователя творчества Льва Толстого В. А. Жданова (1898–1974) затрагивает сложнейшие и интимные стороны жизни русского гения. Впервые изданная в 1928 году с привлечением неопубликованных дневниковых записей писателя, она вызвала немало споров и неприятий. Увлечения и любовь, взаимоотношения с женой, чувственные переживания и борьба с ними… Классик мировой литературы предстает здесь во всей полярности своей непостижимой личности, со всеми метаморфозами души прожитых лет. В конце жизни Толстой, всегда жаждущий идеальной любви, назовет это чувство низменным, а его семейное счастье обернется семейным разладом.

Лучшая рецензия
feny
feny
Оценка:
52

«Таня кому-то в Москве сказала: «Как я устала быть дочерью знаменитого отца». А уж я-то как устала быть женой знаменитого мужа».
/Из письма С.А. Толстой Л.Н. Толстому, 1892 год/

Предупреждаю! Это будет типично женская позиция.

Каждый раз, когда Софья Андреевна пыталась что-то изменить в своей личной физиологической жизни, стараясь уберечь себя от очередной беременности (первая попытка была только после рождения пятого ребенка!), всякий раз это натыкалось на непримиримые принципы Льва Николаевича, т.е. прежде всего на мужскую точку зрения. Всякий раз это приводило к скандалам, обострению в семейных взаимоотношениях и его попытках бросить семью.
Понять жену он не пытался в силу сложившихся собственных умозаключений о предназначении семьи и женщины. Жена – прежде всего мать, семья – процесс воспроизводства. Отсюда понятны и женские образы в его произведениях. Наташа Ростова вся ушедшая в материнство, ставшей почти самкой. Анна Каренина, погибшая вследствие того, что принесла семью и ребенка в жертву любви. Долли, нашедшая свое счастье пусть не в муже, но в детях. Кити и Левин, как образец настоящей семьи.
Все это как понимаете, без физической близости невозможно.

У Л.Н. в молодости чувственное влечение к женщине было очень велико. За многочисленные кратковременные связи он осуждал себя. Вряд ли после свадьбы для тридцатичетырехлетнего мужчины наступил период спада сексуальной активности - все было перенесено на супругу. До 1888 года физическая связь в браке для Толстого процесс не только естественный и нормальный, но освещенный основами христианства.

Понимания того, что беременностью, родами и кормлением ребенка грудью процесс воспитания не заканчивается – не было. Отсюда упреки жене в ограниченной духовной жизни и излишней занятости материальными проблемами.
Сколько нужно сил, для того чтобы довести рожденного ребенка до ума как будто не приходило ему в голову. Хотя нет, ведь в письмах проскальзывали его мысли о том, что он никогда не думал, что процесс воспитания не ограничивается только возможностями родителей. Нужны еще учителя, гувернеры, гувернантки и многое другое. Но предоставив заниматься этим жене, взвалив все на ее плечи, обвинить ее в меркантильности, - все это не добавляет светлых красок к образу самого Толстого.
А ведь в то время когда одних детей нужно было выводить в люди, другой либо другая вынашивался С.А. Бесперебойный процесс – как бы грубо это не звучало.
И как не оскорбиться С.А., если в конечном итоге вся семейная жизнь, все взаимоотношения были названы низменными.
А произошедшая перемена в сознании позднего Толстого, не есть ли следствие раскрепощенного и свободного ума? Ведь от «корыстных» и бытовых вопросов в жизни его освободила все та же жена.
А ведь С.А. совсем не была глупой и ограниченной женщиной. Сколько сил положено хотя бы на то, чтобы мир узнал о гениальности ее супруга.

В принципе, все это он понимал. И только с возрастом, когда чувственная и страстная натура стала угасать, когда он вышел за пределы пола и в жене стал видеть только человека, он дал волю не только своим словам, но и делам. Правда, не без своеобразных помощников.

Но величие и феноменальность Толстого не могли не дать ему понимания разности роли в отношении к жизненным ценностям между мужчиной и женщиной.
Всего больше число страданий, вытекающих из общения мужчин и женщин, происходит от совершенного непонимания одного пола другим. Редкий мужчина понимает, что значат для женщин дети, какое место они занимают в их жизни, и еще более редкая женщина понимает, что значит для мужчины долг чести, долг общественный, долг религиозный.
/из дневника Л.Н.Толстого, 1895 год/

Никакие духовные поиски не могут быть на первом месте для матери.
Не потому ли он столько раз смирял себя и шел на уступки. И все-таки, в конечном итоге, пожертвовал семьей. Пошло ли это во благо? Не раскаялся ли?
Грустно и больно. Грустно и больно за самого Толстого, за Софью Андреевну.

Выговорилась. Все.

Читать полностью