Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Arlett
    Arlett
    Оценка:
    151

    Спрашивают, кем я себя преимущественно считаю: поэтом, актером или композитором.
    Мне трудно ответить на этот вопрос. Я думаю, что сочетание тех жанров и элементов искусства, которыми я занимаюсь и пытаюсь сделать из них синтез, - может быть, это какой-нибудь новый вид искусства.<…> Может быть, все это будет называться в будущем каким-то одним словом. И тогда я вам скажу: «Я считаю себя этим-то».

    Есть такой вид искусства - Высоцкий. Он был и остается неподражаем, хотя многие пытались, пытаются и будут пытаться работать под него. Еще при его жизни так называемые "магнитофонщики" продавали с рук записи Высоцкого, в которых из 90 песен его были в лучшем случае 7. За остальные 83 его неоднократно вызывали «на ковер», стыдили и даже писали разгромные статьи в газеты «О чем поет Высоцкий».
    «Эксмо» в этом году выпустило многогранное издание Высоцкого. Оно включает в себя сборник его рассказов, текстов программ для встреч со зрителем, отрывки его дневников, автобиографию и письма.

    Я вам должен сказать, что песня для меня – никакое не хобби, нет! У меня хобби – театр. (И вообще самая лучшая профессия – это хорошо оплачиваемое хобби.)

    На что может быть похожа проза такого человека? На его песни. Короткие предложения, с нервом, у каждого рассказа есть свои ритм. Они очень разные. Что-то берет за душу, что-то за горло, что-то пропускаешь мимо себя. Рассказ, которым названа книга, обрывается внезапно. Оставляет впечатление какой-то незавершенности. Я не люблю, когда песни Высоцкого поет кто-то другой. Как бы певец не старался, а все равно выходят крикливые кривляния. Как бы я отнеслась к этим рассказам, будь на обложке другая фамилия? Честно, не знаю. Но там написано «Высоцкий» и я не могу воспринимать их уже отдельно от него самого.

    Самая ценная для меня часть книги – автобиография. Его слова, его жизнь, его правда, его чувства, его мысли, его, а не биографов, не друзей, не женщин, где каждый имеет свое мнение и "перетягивает одеяло" на себя. А вот письма я читать не смогла. В автобиографии Высоцкий неоднократно говорил, что не отвечает на вопросы о личной жизни и сам подобных вопросов никогда не задает. Что может быть более личным, чем переписка с любимой? Я прочитала 4 письма и мне стало стыдно до пунцовых щек. Как будто только что в дружеской беседе человек сказал мне, что не любит когда лезут к нему в душу, а я, пользуясь случаем, сразу полезла в ней копаться. Как-то это неуважительно получается. Видимо, крепко сидит во мне догма, что чужие письма читать не хорошо.

    Читать полностью
  • HeroOnHeroin
    HeroOnHeroin
    Оценка:
    12
    Я был душой дурного общества,
    И я могу сказать тебе:
    Мою фамилью-имя-отчество
    Прекрасно знали в КГБ.

    Если честно признаться, не люблю я советскую прозу. Не интересна мне тематика этих произведений, это если брать, в общем, и в целом. Наверное, мне, как человеку прожившему в СССР от силы несколько часов своей жизни, трудно понять этот менталитет, проблемы того времени и мышление людей. Потому что у меня другие ценности, взгляды на вещи и т.д. Ни в коем случае это не повод для гордости или чего-то еще, просто констатация факта. Но эта книга меня заинтересовала, и я бы соврал, если бы сказал, что меня привлекло не имя автора. Но не подумайте это не дань моде, или потому что почитать Высоцкого сейчас в тренде. Мне действительно интересен этот человек, и мне действительно нравиться его творчество (не все, наверное, но все же). Но так было не всегда. Должен опять же признаться, что еще, наверное, лет шесть-семь назад, я считал песни Высоцкого эдаким блатняком и никакого интереса, и тем более уважения я к ним не питал. Как сильно я заблуждался. Но мнение я свое поменял, как только вслушался в слова, и хотелось бы верить, что понял их, понял что-то для себя. Когда мне в руки попала эта книга, захотелось познакомиться с Высоцким не только как поэтом, певцом, актером, но и прозаиком. И да, если бы на ней красовалось не имя Владимира Семеновича, а какого не будь рендомного Петра Иванова, я бы никогда ее не прочел.

    А теперь о самой книге, не могу сказать, что она понравилась или не понравилась, она оставила меня равнодушным, в прицепе. Чувствуется стиль, присущий песням Высоцкого, собственно стиль Высоцкого, и когда читаешь, в голове звучит его голос, который описать словами не возможно, потому что они все будут звучать нелепо и не смогут передать всей той глубины. Но сама книга не наполнена той глубиной, как по мне. Есть очень интересные мысли, но в целом не то, совсем не то, что я ожидал.

    Не хотелось бы сыпать шаблонами, хотя я уже это сделал, но талантливый человек талантлив во всем. И талант Владимира Семеновича отрицать у меня не повернется язык, но для себя я отметил, что его поэзия мне больше по душе, нежели проза. И стараясь быть объективным, насколько мне это под силу, не взирая на лица, так сказать, поставил именно такую оценку.

    Читать полностью
  • margo000
    margo000
    Оценка:
    10

    Ну да, все читали в 88-ом (если не ошибаюсь) году - и я читала. На филфаке, между коллоквиумами и семинарами.
    (Ведь вроде бы тогда это опубликовали в каком-то толстом журнале? Совсем стерлось из памяти...)
    И что?
    Если от стихов (плюс песен) у меня с 4хлетнего возраста и по сей день дух замирает, то эту "прозу" как прочитала, так и выкинула из головы.
    Может, чего-то недопоняла?

  • Lookym
    Lookym
    Оценка:
    8

    «Неизвестно, насколько проигрывает поэзия от обращения поэта к прозе; достоверно только, что проза от этого сильно выигрывает».
    (И. Бродский)

    Владимир Семенович Высоцкий – многогранная личность. Большинству из нас он известен как талантливый поэт, харизматичный исполнитель собственных песен, прекрасный актер, но существует также и Высоцкий-прозаик.
    Его «Роман о девочках» - не был закончен, да и происхождение названия до сих пор не известно, не секрет только, что в рукописях Высоцкого заглавие отсутствовало.

    «Девочки любили иностранцев. Не то чтобы они не любили своих соотечественников. Напротив… Очень даже любили, но давно, очень давно, нет, лет 6-7 назад. Например, одна из девочек - Тамара, которая тогда и вправду была совсем девочкой, любила Николая Святенко, взрослого уже и рослого парня, с двумя золотыми зубами, фантазера и уголовника, по кличке коллега»

    .

    Роман – слишком громкое слово для этого произведения, хотя в 30 страниц Высоцкий смог уместить многое. Поразительно точно, всего несколькими штрихами, он воссоздает картину целой эпохи – эпохи застоя. Время действия – 70-е годы прошлого уже века. Московские дворы. Коммуналки. Криминал. Пустые надежды. Безумная любовь. Отчаяние. Приблатненые песни.
    Есть здесь и автобиографическая линия. Упоминается маленький и хрипатый актер, сочиняющий песни и поющий их под гитару – по совместительству любовник главной героини.

    Книга оставляет ощущение несобранности, словно это лишь наброски, выполненные автором в часы творческого эксперимента, да так и не составленные в единое стройное полотно. Хотя, к финалу романа (вернее к тому, где повествование обрывается) у меня нет претензий – автор поделился с читателем историей, додумывать и обрабатывать которую внутри себя не автору, а читателю.

    На протяжении всей книги я пыталась понять, нравится мне роман или нет, как бы я восприняла книгу, если бы на обложке стояла незнакомая фамилия?
    До сих пор затрудняюсь ответить на этот вопрос. Во время чтения и после того, как была перевернута последняя страница, я не переставала думать о новом для меня Высоцком-прозаике. Не думаю, что я прониклась бы романом, будь это другой какой-то автор.
    Да, возможно, это слишком предвзято, но иначе у меня не получилось.
    Возьмусь советовать книгу тем, кто хочет узнать новую грань творчества Высоцкого и возможно, взглянуть под другим углом зрения на гениального человека.

    Читать полностью
  • smiusb
    smiusb
    Оценка:
    7

    Не роман. И не о девочках вовсе. На нескольких десятках страниц - советская эпоха.
    Впервые знакомилась с прозой Высоцкого - сильной, надрывной, недосказанной.