Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Иванькиада

Добавить в мои книги
42 уже добавили
Оценка читателей
5.0
Написать рецензию
  • Tarakosha
    Tarakosha
    Оценка:
    23

    Это название я взяла специально, потому что оно как нельзя лучше характеризует ситуацию, сложившуюся в ходе получения ордера на освободившуюся квартиру писателем Владимиром Войновичем и событий, связанных с этим длительным и нервным процессом, описанным в этой небольшой по объёму , но очень ёмкой по содержанию повести. И пусть расследования как такового там совсем не было, но всего остального вкупе с подковёрными играми предостаточно.
    Итак, в доме , ( Дом наш не то чтобы какой-то особенный, но и нельзя сказать, что обычный. Проживают здесь инженеры человеческих душ, члены жилищно-строительного кооператива " Московский писатель") где живёт писатель Войнович со своей беременной женой освобождается в связи с эмиграцией в Израиль Арона Куперштока двухкомнатная квартира. Отличная квартира с окнами на две стороны и с двумя балконами и комнатами по семнадцать метров. Войнович первый в очереди на новую улучшенную квартиру. И вроде-бы откуда и зачем взяться какой-то проблеме в связи с этим ? Как говорится : получите, распишитесь и въезжайте. Эх, если -бы всё было так просто. Помимо писателя на квартиру претендует ни много ни мало большой чиновник от литературы Сергей Иванько. И пусть он не первый в очереди, он первый или один из первых Там, где Войновичу и не снилось. И соответственно, у него полно знакомых в коридорах власти и иже с ними. Для такого человека, привыкшего к тому, что он всё получает, что захочет , нет и не может быть никаких преград по определению.

    - Вы сказали, что у меня жена в положении ?
    - Да, конечно, - говорит мой собеседник. - Больше того, я сказал: "Я всё понимаю, может быть, нашему уважаемому Сергею Сергеевичу действительно нужна эта комната, но ведь Войнович живёт в однокомнатной квартире, жена беременна. Сергей Сергеевич, неужели вам не будет неуютно в роскошной четырёхкомнатной квартире, зная, что ваш товарищ, писатель, ютится с женой и ребёнком в одной комнате ?"
    -А он что-же ?- не выдержал я .
    - А он ? А он мило улыбнулся и говорит: "Ну, через это я как раз могу переступить".

    Вот такие "моральные" принципы у высокого начальства, не привыкшего ни в чём себе отказывать. Унитазы из США, отдых в Ницце на трудовые доходы , полученные непосильным трудом в борьбе с мировым империализмом и здесь, в Москве чтобы было не меньше 4-х комнат в квартире. Хочу и буду. Как вам это нравится ? Когда всё решалось по звонку, когда больше всех имели те, кто ближе всех стоял к кормушке о какой справедливости или о её подобии можно здесь говорить ?
    Конечно, друзья, близкие и знакомые отговаривают Войновича вступать в открытое противоборство с сильными мира сего, уступить, решить по-тихому, согласиться на другие варианты, не упорствовать, но он решает идти до конца, несмотря ни на что.
    Казалось-бы, его крестовый поход против бюрократии, управдома и прочих заранее обречён на провал. Но видно, порой храбрым воздаётся за их смелость. Вот что пишет по этому поводу сам Владимир Войнович: "В число основных факторов, способствовавших нашей победе над уважаемым, я бы поставил такие: беременность жены, единодушие коллектива и моё собственное упрямство."
    Вот уж воистину, что всё это было-бы смешно, если -бы не было так грустно.
    В небольшой повести автору удалось ёмко и точно показать советскую действительность, где многое, если не всё решалось степенью приближённости к власть имущим , их отношение к простым гражданам, а у тех в свою очередь безграничную веру в эту самую "советскую власть".
    Вот так состоялось моё знакомство с творчеством писателя Владимира Войновича, которое я теперь продолжу однозначно. А повесть эту рекомендую к прочтению всем, кто неравнодушен к хорошей сатирической прозе и кто желает ещё раз взглянуть на советскую действительность и власть предержащих.

    Читать полностью
  • Celine
    Celine
    Оценка:
    9

    Небольшая повесть одного из моих любимых писателей Владимира Войновича, полностью называется: "Иванькиада, или Рассказ о вселении писателя Войновича в новую квартиру". Как бы сейчас сказали, "основано на реальных событиях".
    Итак, середина 70-х годов 20-го века, расцвет эпохи застоя. Писательский кооперативный дом возле метро "Аэропорт", Владимир Войнович наконец получает долгожданную хорошую новость: в доме освобождается двухкомнатная квартира, и он первый на очереди на вселении, так как он проживает с беременной женой в единственной в доме однокомнатной квартире. Но, как ему сказали "это очень хорошая квартира, и не может того быть, чтобы кто-то на нее не позарился". Так и есть, на квартиру также претендует бааальшой чиновник от литературы Сергей Иванько, на стороне которого куча влиятельных знакомых, друзей и коллег.

    Я был избавлен от необходимости собирать справки о личности Иванько, сведения о нем сыпались на меня на каждом шагу. Разные лица доставляли мне эти сведения, кто с угрозами, а кто просто так. В конце концов я узнал, что Иванько Сергей Сергеевич, 1925 года рождения:
    а) родственник бывшего председателя КГБ Семичастного;
    б) ближайший друг бывшего представителя СССР в Организации Объединенных Наций, ныне главного редактора журнала «Иностранная литература» и секретаря Союза писателей СССР Николая Т. Федоренко;
    в) сам по себе тоже большая шишка: заведовал каким-то издательским отделом в ООН, теперь член коллегии в Госкомиздате [2], командует всеми издательствами Советского Союза, а в любом из них может зарезать любую книгу; а кроме того – так говорили – занимает очень заметный пост в том самом учреждении, где его родственник Семичастный был председателем, и не только что книгу зарезать, а и автора сжить со свету ему не доставит большого труда.

    И, Владимир Войнович ввязывается в неравный бой с бюрократаи, зарвавшимися чинушами, управдомами, правлением кооператива и прочими доброхотами ратовавшими за улучшение условий жизни "крупного писателя Иванько".

    Как вы увидите впоследствии, в борьбу за четвертую комнату Иванько вовлек очень крупные силы. Его покровители требовали для него особых привилегий на том основании, что он крупный государственный деятель и крупный писатель. За него хлопотали издательства и кое-кто в Союзе писателей, где он, недавно туда вступив, числится уже не просто рядовым членом, а состоит во всяких руководящих органах. И однажды я поинтересовался: а что же он написал, этот писатель? В Ленинской библиотеке я выяснил, что там зарегистрировано одно произведение писателя: «Тайвань – исконная китайская земля». М… 1955, 44 стр. с картами.
    По этим данным трудно составить представление о степени дарования нашего писателя, но зато можно уверенно утверждать, что по части территориальных притязаний он вовсе не новичок.

    Кто-то из друзей советует Войновичу не "высовываться" и уступить, правление, осознавая сложность ситуации пытается разрулить все тихой сапой, чтоб и вашим и нашим, и вечная российская бюрократия и неповоротливость. И конечно, знаменитый "позвоночный" метод, который, увы, не изжит и до сих пор.

    Боюсь, как бы не обвинили меня в очернительстве. Неужели ни одного положительного начальника не встретилось мне на моем пути? Встретилось. Двое. Один сначала тоже сделал мне выговор, что я веду себя вызывающе, но потом все же (спасибо ему и на этом) сказал:
    – Иванько действует незаконно, но он всемогущ. Вы к Промыслову на прием никогда не попадете, а он может войти к нему в любую минуту. Вы даже не представляете себе, какие люди хлопочут за Иванько по этому телефону, – и он ладонью погладил «вертушку».
    Вторым положительным был работник ЦК КПСС, которому мне удалось рассказать эту историю.
    – Иванько? – переспросил он. – Сергей Сергеевич?
    – Иванько, – подтвердил я. – Сергей Сергеевич.
    – Ну и жук! – сказал мой собеседник и покачал головой. Вот и вся реакция двух положительных товарищей.

    Это отличная небольшая повесть, хотелось бы написать что это "сатира" но, увы, все это правда. Узнаваемая советская реальность, интересно читать про быт писателей и механизмы книгоиздательства в СССР (после прочтения понятно, почему книжные магазины моего детства были наполнены "мукулатурой", которую никто не покупал и она годами пылилась на полках, а вот что-то "приличное" нужно было только "доставать").

    Рабочий день начинается с утверждения издательских планов. Утверждать планы – дело не такое легкое, как может показаться с первого взгляда. Надо проверить списки писателей, которые собрались издать свои книги. Необходимо отделить нужных писателей от ненужных. Нужные – это секретари Союза писателей, директора издательств, главные редакторы журналов. Ты им сделаешь хорошо, они тебе сделают хорошо: напечатают (если есть что), устроят положительную рецензию, примут в писатели, подкинут какую-нибудь денежную работенку. Нужными писателями следует считать и других лиц, которые не только пишут книги, но и располагают возможностями оказывать побочные благодеяния: достать ондатровую шапку, приобрести льготную путевку в привилегированный санаторий или абонемент в плавательный бассейн. Ненужные писатели – те, которые ничего этого делать не умеют, не могут или не хотят. Самые ненужные – это Пушкин, Лермонтов, Гоголь и прочие классики: с них уже вообще ничего не получишь. Правда, иногда их издавать все-таки нужно, но дает себя знать бумажный голод. Да, вот именно, бумажная наша промышленность отстает, не может обеспечить даже нужных писателей.

    Кстати, хоть повесть и небольшая по объему, но характеры все очень яркие, выпуклые и, повторюсь, узнаваемые. Вот, например, с подобным типажом и сама сталкивалась, и слышала от близких рассказы:

    – Ты пойми, – сказал он, отряхивая руки, – мне же это не нужно. Я в партии с тридцать второго года. Я – полковник.
    – Каких войск? – полюбопытствовал я, глядя ему в глаза.
    Он вздрогнул и сказал поспешно:
    – Я политработник.
    – В каком роде войск политработник?
    – Политработник я, – повторил он неуверенно и попятился к дверям. – У меня орденов – во! – добавил он и вышел на лестницу.
    Вы, конечно, догадались, в каких войсках служил и за какие подвиги получил он свои ордена. Служба, конечно, почетная, а все-таки неудобно.

    Ох как много цитат получилось, но книга уж очень мне нравится, там можно почти все цитировать и цитировать. Рекомендую всем почитателям таланта Войновича, любителям сатирической прозы, а также тем, кто хочет освежить в памяти воспоминания о якобы всеобщем "благоденствии" в СССР.

    Читать полностью