Путин. Путеводитель для неравнодушных

4,2
33 читателя оценили
282 печ. страниц
2015 год
Оцените книгу
  1. fullback34
    Оценил книгу

    Как это всегда бывает со специфической по жанру и предмету описания книгой, её прочтение, тексты по поводу впечатлений от прочитанного, - всё это, безусловно, фильтры. Книжка для «своего» читателя. Как правило – неравнодушного и благожелательного.

    Неравнодушие и есть главное достоинство книги. Автор неравнодушен ни к описываемому им человеку, ни ко времени, ни к стране. Первое оно же и главное достоинство. Человек пишет о человеке.
    Второе отличие – книга короткой дистанции. Факты, изложенные на страницах, конечно же, получены от «первого лица», без информационных шумов и искажений в этой связи. Очевидно, что данное преимущество рождает другое:

    «Путеводитель» - один из источников для другой, иной книги о «первом лице». И это – здорово! Потому как я, например, написал бы другую книжку, написал бы иначе. Но опирался бы на фактуру соловьёвской.
    A propos. Совершенно очевидно, что раскованная манера, стиль ведения и суждения радио-журналиста Владимира Рудольфовича, опирается, опирается на эту самую «короткую дистанцию». Знаете, и что-то мне подсказывает, что в «случае чего», не дай Господь! - Владимир Рудольфович будет там же и тем же, где и каким он является сегодня. Не, не сдаст.

    У автора своеобразная проблема, достаточно редкая для жанра: знает намного больше, чем может сказать. Да, если бы это была автобиография – понятно. Но здесь специфика и в человеке, о котором на самом деле многое сказать просто невозможно, во-вторых, конечно же, это – не автобиография. Теперь представьте: вас распирает от фактов, а высказать нельзя! Начинаются чудеса профессионального мастерства: как бы это сказать не сказав? Всем хочется знать: автору – просто сказать, читателю-обывателю – узнать, шпиону – проанализировать и оправдать жалование, оппонентам – убедиться в собственном этико-интеллектуальном превосходстве! Короче, интересантов – куча! Ан нет – нельзя. Именно «нельзя», а «низяяя». И пошли чудеса почти эзоповского стиля.

    Что с дихотомией оптимизм-пессимизм? Всё нормально! В том смысле, что о балансе-кухне («так, там дал негатив, здечь разбавим позитивчиком!») нет ни словом, ни духом. Как на душу положил, так и есть. Без балансов. И как же получилось? Ну, по большей части не особо оптимистично. В смысле – без розового «всё у нас получится». «Всё у нас получится» - это чуждое и стилю книги, стилю человека. Не по причине отсутствия веры в конечную цель. По причине сложности и не очевидности, как и полагается в мире вероятностей, получения задуманного результата. В этой связи:

    в книге есть интересное место: то, за что берется сам Президент, получается, как задумано, а вот если что-то делает кто-то (а есть кому: людЁв-то и в Президентской администрации, и в правительстве, да и мало ли где ещё – людЁв-то – ого-го скоКО!) – не, как правило, не получается таких вот результатов.
    По-моему, удалось передать время-дух, создавшего и создающего эту пару, человека. Широкие мазки, штрихи к портрету эпохи, да – удались.

    И последнее. Сначала вопрос: нужен ли стране агитпроп? Вне всякого сомнения! Нужен и ещё как. По той хотя бы причине, что рынок идей перенасыщен как собственно идеями, там и симулякрами оных. Шумы создаются – неимоверные. Поэтому к месту и ко времени советское: добро должно быть с кулаками. Является ли книжка агитпропом? В качестве побочного результата, что неизбежно, - да, является. Но главным содержанием, которое состоялось – другое. Поверьте, чтение стоит выяснением этого самого главного: кто он и какой он – самый русский из русских. Путин Владимир Владимирович.

    P.S. Посмотрите, найдите в тексте место, посвященное Анатолию Сердюкову! Найдите, читатель, не пожалеете!

  2. grumbler
    Оценил книгу

    Признаться честно, книга разочаровала. Несмотря на ее очевидный заказной характер, несмотря на издевательские слова в аннотации о «попытке беспристрастного рассказа о том, от кого зависит будущее России», предполагал, что прочитать стоит. Причиной этому, наверное, послужили завышенные ожидания, возникшие под влиянием телепередач Владимира Рудольфовича. Хотелось увидеть если не глубокий, то внимательный и точный анализ, как самой фигуры Путина, так и кремлевской правящей тусовки, с фирменной авторской иронией и тонким юмором. А получил поверхностное и примитивное описание того что и так давно известно (за исключением нескольких историй из разряда кремлевских баек). Понятно, что тема очень непростая, автор идет буквально по лезвию бритвы, но даже со скидкой на это, «Путеводитель» не выдерживает никакой критики - книга написана крайне небрежно и непоследовательно: авторские ошибки, бесконечные повторы, провисание целых кусков текста и плоские, поверхностные мысли утомили так, что вторую половину этого «фолианта» пришлось дочитывать на автопилоте. Иногда складывалось впечатление, что писалось все на коленке в перерывах между эфирами на радио и записями телепередач – настолько низкий у нее уровень. Для искушенного журналиста такого калибра это непростительно. И это бесконечное: Путин, Путин, Путин, Путин…. В душу невольно закрадываются беспокойство и нехорошие подозрения… И вот уже фраза одного из персонажей, упоминаемых в книге: «любит Путина вплоть до потери сексуальной ориентации» не кажется злой иронией или ехидной шуткой. Понятно о ком книга, понятен ее заказной характер, но это уже чересчур.
    И к чему это выпячивание своего близкого общения с власть имущими? Или упоминание, по поводу и без дружбы с Г. Грефом? Если он настолько близок к верхам (имена представителей, которых иногда путаются в тексте) то почему так слабо написано о том какой наверху реальный расклад? Написал что дозволили? Весьма вероятно. Но даже если и так, можно ведь было написать лучше и тоньше? Как по форме, так и по содержанию. Особое умиление вызвал «анализ» ситуации с преемником ВВП. Если в середине книги автор еще не определился, гадая и называя несколько фамилий (с бесконечными реверансами в их адрес), то ближе к концу он попадает в точку, называя уже назначенного Дмитрия Анатольевича. Что, кстати, обесценивает большую часть его рассуждений об операции «преемник».
    Справедливости ради, нужно отметить, что здравые мысли и интересные места, в книге попадаются (подозреваю, что сделано это скорее для того, чтобы пипл «хавал кактус, давился, но не останавливался»). Пару-тройку интересных - разумеется, идеологически выдержанных - историй и легенд можно выловить в этом море обожания и страстных признаний. Например, о том как подавили протесты русских на Ставрополье, возмущенных беспределом «детей гор» (здесь надо отдать автору должное). Или некоторые детали истории отношений героя книги с такими «народными любимцами» как Чубайс, Березовский, Кудрин и пр. О Кудрине Соловьев пишет, что ВВП чуть ли не спал на раскладушке, у него на кухне, когда переводился (при непосредственном участии последнего) из Питера на работу в Москву. О Чубайсе тоже есть немного: сначала он не взял ВВП на работу в администрацию президента, позже был против его кандидатуры в операции «Преемник». Ну а далее, чтобы исправиться, слил СПС и полюбил ВВП «вплоть до потери сексуальной ориентации» ( хорошо бы если так!). Но этих светлых пятен в книге так мало, что, право, не стоит ради этого ее и открывать - все можно найти в интернете и других источниках.

  3. iamthegoodbot
    Оценил книгу

    Интересный взгляд на новейшую историю. Не даром книга входит в серию "записки на полях новейшей истории".

  1. Надо отметить, что гигантскую роль в благополучном завершении дела Максима Коршунова сыграла Элла Александровна Памфилова, потому что Путину мало сказать один раз, необходимо раз за разом говорить и говорить. Я говорил и хотел, чтобы Путин меня услышал, и он услышал. Я дал ему письмо этой бабушки, после чего многократно повторил, напомнил: вот, письмо бабушки. И каждый раз, когда я с ним после этого встречался, начинал разговор с этого дела, хотя за мной следили, мне звонили, передавали послания, говорили: «Володя, ну ты пойми, зачем же так, нам же все известно. Ты знаешь, отдан приказ избить тебя железными ломами. И кстати, не надо есть в ресторанах, в которых ты привык есть, могут вдруг отравить». А мальчик сидел там, на зоне, вернее, даже не на зоне, его держали в следственном изоляторе. И я пошел к Юрию Яковлевичу Чайке. Он мне понравился, у него были глаза человека, который понимает, о чем я говорю. И он дал мне прокурорского работника, который должен был заниматься этим делом и помогать этому мальчику. А тот взял другого прокурорского работника, про которого я уже знал, что он относится к группировочке тех самых людей, которые гнобили компанию и из-за которых пострадал Максим. Тогда я опять пошел к Чайке и еще раз пошел к Чайке, а потом долго говорил с Эллой Памфиловой, и мы с ней говорили с Никитой Михалковым, а потом мы все ходили к Путину и говорили об этом бедном мальчике, пока вдруг наконец-то суд не принял решение изменить меру пресечения.
    11 октября 2017
  2. Кремль. Сидят такие умные люди, правозащитники. Профессиональный правозащитник – это отдельная тема. Всегда интересно, кого он защищает. Мне кажется, если дать правозащитнику автомат, то сразу станет меньше тех, кого надо защищать. И вот сидят они и все что-то свое говорят, наезжают, но так аккуратненько, чтобы не обидеть. И Владимир Владимирович со значением смотрит, внимательно слушает, вникает. Он вообще замечательно слушает, правда, никогда не знаешь, что именно он слышит. В этом проблема: ты смотришь на него внимательно, и он на тебя, и я-то знаю, о чем я думаю, а о чем он думает, я не знаю. И у меня, к сожалению, нет возможности потом позвонить и выяснить. Доходит до меня очередь, и тут я встаю и говорю: «Владимир Владимирович, мне бабушка дала пять миллионов долларов, должен отрабатывать». И с этого момента началось самое любопытное в моей жизни – у меня появились могущественные враги, а я стал изучать анатомию власти. Господь – это свет, и каждый, находящийся вблизи Господа, питает этим светом силу свою, произрастает из этого света, и зло – это есть отсутствие света, отсутствие Господа в жизни. Господь – это свет, но света так много, что человеки не способны его восприять, этот свет начинает ранить, он обжигает, и мы невольно отодвигаемся от этого света и уступаем место иерархии ангелов, питающих силу свою от света Господа. Забавно, что и на земле все устроено схожим образом. В нашей стране есть только один человек, от которого зависят любые решения.
    11 октября 2017
  3. Я не поверил своим глазам: это вранье, этого не может быть, мне рассказывают сказки! Наши доблестные чекисты не такие! И вот я лечу в Нижний Новгород на суд над человеком, которого обвиняют в том, что он соучастник контрабанды. Правда, не установлен сам факт контрабанды, потому что товара нет, его успели расхитить до того. Неясно, кто потерял, кто нашел, кто обрел, но ясно, кому выгодно. Захожу в зал Автозаводского районного суда. И в зале сидят чекисты. Юристы и чекисты, чекисты и юристы. Они такие все гладкие, такие правильные и смотрят на меня со значением. Открывается дверь, заходит конвой, идут люди, а на дворе уже 2006 год! Уже 70 лет нашей исторической памяти! На дворе 2006 год, идет конвой, и мальчик, которому 30 с небольшим лет, у которого лицо старика и белесые, мертвые глаза, и кашель каторжанина. И руки у него скованы на всякий случай, чтобы он не убежал. Его даже никто не осудил. Просто для того, чтобы он никуда не делся и чтобы он говорил то, что надо, его в 6 утра разбудили и привезли в суд. В 2 часа ночи его отвезут обратно в камеру. И так будет изо дня в день. А помыться там, в СИЗО, можно один раз в неделю, и если в этот день будет судебное заседание, то тебе не повезло, эту неделю ты не моешься. И есть во время заседания тебе нельзя. А судья потом пойдет домой, будет пить чай и рассказывать своим детям, как хорошо было. Я наорал там на конвоиров, сказал: «Что вы делаете, зачем кандалы?» Они говорят: «Владимир Рудольфович, стыдно, но нам приказывают, мы не можем». Я наорал на судей, зашел к ним в комнату, они опускали глаза, они все-все знали и понимали, и только я не понимал, насколько все серьезно. А потом раздался звонок, позвонил мой близкий друг, известный, серьезный политический деятель, и сказал: «Володя, чтоб ты знал, подготовлена аналитическая записка, что ты получил от этой женщины пять миллионов долларов за то, чтобы вытащить ее внука из тюрьмы». Этой женщине я давал деньги, чтобы она могла доехать до своего внука, поэтому сама идея, что она мне заплатила пять миллионов долларов, мне очень понравилась, и мне сказали: «У тебя сейчас будет встреча среди других правозащитников с Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным, ты веди себя прилично, не надо поднимать эту тему, потому что ему сказали, что ты взял».
    11 октября 2017