«Морфология волшебной сказки» отзывы и рецензии читателей на книгу📖автора Владимира Проппа, рейтинг книги — MyBook.
image
  1. Главная
  2. Библиотека
  3. ⭐️Владимир Пропп
  4. 📚Морфология волшебной сказки
  5. Отзывы на книгу «Морфология волшебной сказки»

Отзывы на книгу «Морфология волшебной сказки»

5 
отзывов и рецензий на книгу

grebenka

Оценил книгу

Вот читаешь какую-нибудь нон-фикшн книгу на 500 страниц и думаешь, что если слить всю воду, то смысла останется на абзац. И раздражает. Но это не про Проппа. В этой книге удивительная концентрация мысли. Мне кажется, что здесь вообще нет лишних слов. Тезис-размышление-доказательство-пример. И волшебная сказка предстает как конструктор. Есть функции, связующие элементы, мотивировки, их можно разобрать, рассмотреть, поставить по определенным правилам.
Тем, кто не любит поверять алгеброй гармонию не подойдет, а я получила массу удовольствия, разбираясь в схемах и последовательностях.

20 января 2019
LiveLib

Поделиться

garrrold

Оценил книгу

Эта книга не только (а, может, и не СТОЛЬКО) для филологов и интеллектуалов, как могут подумать некоторые. Она интересна и полезна будет всем без исключения. В фольклоре кроются все традиции современного нам общества, парадигмы поведения каждого человека, жизнь общества в целом; фольклор - это маленькая модель мира.

17 сентября 2009
LiveLib

Поделиться

Ms_Lili

Оценил книгу

Эта книга вызывает миллион разных мыслей, ведь каждый человек на земле знаком со сказками. В каждом углу земного шара малыши засыпают под звук голосов матерей, рассказывающих классические волшебные сказки своих народов или выдуманные из головы фантастические истории.

Книга очень скромная по размеру, простая и доступная. Несмотря на то, что там встречаются разные страшные схемы, все не так плохо.

О чем книга? О том, что сказка имеет свои собственные особенности жанра. В сказке есть каноны: определенный набор героев, их функций и сюжетных решений. Пропп проанализировал более ста русских сказок, составил те самые страшные схемы на каждую из них и вывел определённые тенденции.

Пропп выводит далеко идущую теорию о том, что возможно существует прародительница всех сказок, а все остальные сказки - ее варианты. Что, возможно, есть некая цепь вариаций, где меняется один элемент (например, вместо волшебного коня герой оправляется искать себе невесту) и тем самым возникает новая схема - новый сюжет. Каждый описанный автором элемент сопровождается примерами из пронумерованных сказок (Преследователь летит за героем (Пр1). Змей догоняет Ивана (159), ведьма летит за мальчиком (105), гуси летят за девочкой (113).) И нам не так важно искать полный текст сказки номер 113, чтобы понять пример, ведь все эти сюжетные элементы нам хорошо знакомы, и мы понимаем их контекст.

Если вы прочтете эту книгу, то точно захотите написать свою сказку.

8 апреля 2019
LiveLib

Поделиться

majj-s

Оценил книгу

Что за прелесть эти сказки!
Пушкин.

Не совсем та книга, которую ожидала найти. С давних, еще институтских времен имя Проппа воспринималось, как нарицательное - если и есть на свете тот, кто в совершенстве поверил гармонию волшебной сказки алгеброй теории, так это он. После, в конце девяностых довелось читать жихарев цикл Успенского, где В.Я. чуть не в каждом абзаце поминается, создавая подспудное ощущение присутствия некоего каменного гостя, подлинного хозяина этих угодий. А набраться храбрости и почитать его труды, все не доводилось. Вот, с почином.

Морфология - учение о формах и в этой работе Владимир Яковлевич уделяет преимущественное внимание именно классификации форм повторяющихся элементов, присущих всем сказкам. На самом деле, то, что он сделал в "Морфологии сказок" - титанический труд. С одной стороны, сказки сопровождают нас всю жизнь, будучи естественным ее фоном и мы не задумываемся об их структуре, как не думаем о составе воздуха, которым дышим или воде, когда пьем. С другой - изучение требует строгого и жесткого структурирования, разложения по полочкам, привязки к определенной последовательности действий; методичных штудий, совершенно не терпя аморфности и приблизительности.

А сказки по существу семя, зерно. из которого выросла вся серьезная сложная литература. сколько ее ни есть. К 1928 году уже "Улисс" с его сложнейшей структурой, стилистическими игрищами и потоком сознания написан, а попытки изучить и классифицировать законы функционирования сказок ограничивались весьма приблизительными списками Вундта, Волкова, Веселовского. Не то, чтобы они были плохи, они были никакими. Оперировали приблизительными признаками, которые в момент составления казались авторам значимыми, но проверить работоспособность никто не брал на себя труда.

Пропп берет за основу классификацию одного из основателей финской школы Анти Аарне, который опирается не на внешние признаки: сказки о животных, волшебные сказки, юмористические - но на составные элементы, функции действующего лица выделяя тридцать одну. Все возможные нарративные ситуации сказки исчерпываются этими элементами в различных сочетаниях. Чаще присутствуют не все, иногда сюжет может ветвиться, повторяться, переживать утроение. Многие функции естественным образом расположены попарно: запрет - нарушение; выведывание - выдача; бой - победа; преследование - спасение. Но случаются и одиночные: отлучка, наказание, брак.

Основных типов персонажей немного и для каждого существует сфера охвата, которую договоримся обозначать "кругом действий": антагониста (вредителя), дарителя, помощника, героя и т.д. Порой функции совмещаются. Так даритель может одновременно быть антагонистом и тогда полученное от него достается герою в результате противоборства в силе или хитрости; волшебный помощник может одновременно играть роль перевозчика (как Сивка-Бурка или Серый Волк).

Серьезный исследователь, Пропп рассматривает возможные варианты распределение фикций по действующим лицам, способы включения в ход действия новых персонажей, атрибутику, вспомогательные элементы связи. Тут много таблиц, первоначально наводящих ужас страшными перекрестными прочерками и достаточно формул, от одного взгляда на которые у гуманитария начинает ломить зубы. Но на деле разобраться со всем этим несложно, если дать себе труд натвердить основные обозначения (а как вы хотели? Слушать сказку и изучать ее - совсем не одно и то же).

В результате имеем четко структурированный набор функций; инструмент, посредством которого можно создавать новые сказки. Но разумнее использовать его для изучения уже имеющихся. Гармония дается свыше, а поверять алгеброй имеет смысл то, что уже слетело к нам с горних сфер.

11 августа 2017
LiveLib

Поделиться

Count_in_Law

Оценил книгу

Многие знакомые считают меня занудой из-за моей страсти вечно составлять списки дел на день/неделю/месяц/лето, постоянно рисовать таблицы в Экселе на все случаи жизни и неистребимого желания разложить всё по полочкам до того, как приступить к любому делу.
Я действительно люблю структурировать информацию и системно подходить к анализу всякой проблемы.
И именно поэтому во многом занудная книга Проппа показалась мне таким чудом! Не каждый день, знаете ли, наблюдаешь, как русскую народную сказку потрошат и каталогизируют, описывая исключительно как движение из пункта А в пункт Б с ограниченным числом возможных вариантов развилок.

Пропп утверждает, что в любой сказке есть всего 31 "функция", каждая из которых относится к одному из персонажей.
Главный герой, антагонист, даритель и помощник придерживаются раз и навсегда заданных архетипических ролей, двигаясь по определенным "кругам действий". Их приключения отличаются разве что деталями. Так, к примеру, антагонист отвечает за вредительство, бой/борьбу и преследование, даритель - за подготовку и передачу герою волшебного средства, а помощник - за пространственное перемещение героя, ликвидацию беды, спасение от преследования, разрешение трудных задач и трансфигурацию героя. Есть еще царевна с непростыми функциями задавания трудных задач, обличения, узнавания, наказания второго вредителя и свадьбы.
Последовательность функций в повествовании тоже строго определена. Сказочник не может сочинять историю задом наперед и гнать волшебного помощника впереди антагониста, хотя и свободен в выборе точного количества используемых функций и, конечно, языковых средств. Единственное, о чем забывать здесь категорически не рекомендуется, так это "утроение" - три брата, три города и три раза забрасывается невод в море.

Иметь знания об алгоритме русской сказки забавно и одновременно немного грустно.
Структурированная информация - это, конечно, прелесть, но волшебство порой должно оставаться вне рамок системы и логики. Только так оно сохранит легкость и подарит ощущение чуда.

Приятного вам шелеста страниц!

2 июля 2016
LiveLib

Поделиться