Читать книгу «Производство по делам о банкротстве в арбитражном суде» онлайн полностью📖 — Владимира Попондопуло — MyBook.



К сожалению, действующее законодательство не является достаточно разработанным, что также служит препятствием для введения в действие положений о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, содержащимися в Закона о банкротстве. Речь идет о необходимости внесения изменений и дополнений во многие федеральные законы, включая Гражданский кодекс РФ, Кодекс об административных правонарушениях РФ, Уголовный кодекс РФ, Федеральный закон «Об исполнительном производстве», с целью создания единого, непротиворечивого механизма реализации института банкротства граждан (п. 2 ст. 231 Закона о банкротстве).

Появление института банкротства граждан имеет важное значение и для реализации многих уже существующих норм законодательства, в частности, норм гражданского (коммерческого) права, предусматривающих субсидиарную ответственность граждан – учредителей (участников) юридических лиц за доведение их до банкротства, а также руководителей и представителей юридических лиц, выступающих от их имени. Реализация подобных норм в принципе невозможна без предусмотренной законом возможности признания граждан несостоятельными, так как не исключена ситуация, когда размер ответственности гражданина больше, чем стоимость его имущества.

Современное законодательство о банкротстве зарубежных стран также предусматривает возможность признания должника – физического лица банкротом[16]. При этом удельный вес дел, связанных с потребительским банкротством, составляет абсолютное большинство. Так, в США из ежегодно рассматриваемых судами по банкротству числа дел (800–900 тыс. в год) свыше 90 % составляют дела, связанные с потребительским банкротством[17].

По мере развития российской экономики, повышения уровня благосостояния и роста потребления российских граждан, безусловно, будут создаваться условия для широкого применения института банкротства граждан в России.

Различие социально-экономических предпосылок банкротства юридических лиц и граждан предопределяет, прежде всего, различие установленных законом признаков банкротства юридических лиц и граждан.

Легальные признаки понятия банкротства содержатся в ст. 25 и 65 ГК РФ, а также в ст. 2, 3, 6 Закона о банкротстве. В названных статьях ГК РФ несостоятельность (банкротство) определяется как признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, а также отмечается, что основание и порядок признания судом лица банкротом либо объявление им о своем банкротстве устанавливаются специальным законом о несостоятельности (банкротстве).

Кроме признаков, указанных в ст. 25, 65 ГК РФ и ст. 2 Закона о банкротстве, признаки банкротства также определены ст. 3 и 6 Закона о банкротстве. При этом для граждан и юридических лиц они определены по-разному.

Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежному обязательству и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и их размер составляет не менее 100 000 рублей, если иное не предусмотрено федеральным законом[18].

Гражданин считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, их размер составляет не менее 10 000 рублей и превышает стоимость принадлежащего ему имущества.

При этом размер денежных обязательств по действующему Закону о банкротстве считается установленным, если соответствующие требования подтверждены вступившим в законную силу решением суда, арбитражного суда, третейского суда. Размер обязательных платежей считается установленным, если соответствующие требования подтверждены решением налогового органа, таможенного органа о взыскании задолженности за счет имущества должника (п. 3 ст. 6 Закона о банкротстве).

Состав и размер денежных требований и обязательных платежей определяются по правилам ст. 4 Закона о банкротстве на дату подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом (для определения признаков банкротства должника) и на дату введения каждой процедуры банкротства (для определения числа голосов, принадлежащих кредиторам на собраниях кредиторов)19. В судебной практике нередко возникают трудности при определении состава и размера требований.

Так, по одному из дел Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, отменяя определение арбитражного суда, обратил внимание на следующее. Суд первой инстанции оставил без внимания то, что состав и размер денежных обязательств по требованиям кредиторов должны определяться на момент их обращения в арбитражный суд. Возможность пересмотра в дальнейшем требований, включенных в реестр требований кредиторов по первому заявлению кредитора, в том числе в связи с дополнительным начислением кредитором процентов на сумму долга, законодательством о банкротстве не предусмотрена.[19]

Для определения наличия признаков банкротства должника учитываются:

а) размер денежных обязательств, за исключением обязательств перед гражданами, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, обязательств по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, обязательств по выплате вознаграждения по авторским договорам, а также обязательств перед учредителями (участниками) должника, вытекающих из такого участия;

б) размер обязательных платежей без учета установленных законодательством штрафов (пеней) и иных финансовых санкций.

Подлежащие применению за нарушение обязательства неустойки (штрафы, пени), проценты за просрочку платежа, убытки, подлежащие возмещению за неисполнение обязательства, а также иные имущественные и (или) финансовые санкции, в том числе за неисполнение обязанности по уплате обязательных платежей, не учитываются при определении наличия признаков банкротства должника.

Так, по одному из дел судья арбитражного суда вынес определение об отказе в принятии заявления о признании должника банкротом, указав в нем, что в соответствии с Законом о банкротстве подлежащие уплате за нарушение денежного обязательства неустойки (штрафы, пени) не учитываются при определении размера денежных обязательств. Расходы по госпошлине не являются денежным обязательством. Таким образом, в данном случае отсутствует задолженность в размере, установленном Законом о банкротстве.[20]

Основное различие приведенных выше определений несостоятельности гражданина и юридического лица, помимо прочего (различия минимального размера задолженности как условия возбуждения арбитражным судом дела о банкротстве юридических лиц и граждан), сводится к тому, что для признания банкротом юридического лица необходимо установить его неплатежеспособность, т. е. неспособность к точному и своевременному удовлетворению предъявленных денежных требований (принцип неплатежеспособности), а для признания несостоятельным гражданина необходимо установление недостаточности его имущества для полного удовлетворения предъявленных денежных требований (принцип неоплатности)[21].

В дореволюционной литературе обращалось внимание на связь неоплатности и неплатежеспособности как оснований несостоятельности. Первая означает недостаточность имущества должника (установленный факт), вторая – предполагаемую недостаточность имущества должника (презумпция). «Не следует думать, – писал Г. Ф. Шершеневич, – что платежная неспособность является совершенно оторванной от неоплатности должника. Напротив, в большинстве случаев неспособность должника тесно связана с недостаточностью его имущества. Лицо, обладающее имуществом, достаточным для покрытия его долгов, всегда почти найдет возможность достать суммы, необходимые для покрытия предъявленных требований»[22], – взять взаймы, рассрочить или отсрочить долги и т. п.

Такого же взгляда придерживались и другие юристы[23]. Так, А. Н. Трайнин писал: «…невозможность платить (неоплатность) и неспособность платить (прекращение платежей) не только не противоречат друг другу, а, наоборот, находятся в теснейшей внутренней зависимости: именно те предприятия, у которых пассив превышает актив, чаще всего и вынуждаются прекращать платежи… В связи с этими, составляющими огромное большинство случаями замены неоплатности неспособностью платить, в сущности, не означает отказа от первого принципа в пользу второго: закон оперирует здесь с той же неоплатностью, но охваченной не во внутреннем и трудноуловимом соотношении актива и пассива, а в ее внешнем отчетливом проявлении – прекращении платежей»[24].

Различия в подходах к несостоятельности юридических лиц и граждан определяются самой сутью отношений, в которых они участвуют. Торговый оборот, активными участниками которого являются юридические лица, прежде всего коммерческие организации, предполагает процедуры, направленные на быстрое разрешение затруднений, отсутствие излишних формальностей[25], что соответствует интересам как кредиторов, так и должника.

Потребительский оборот, в отличие от коммерческого, характеризуется прямо противоположными качествами, вполне допускающими «неспешное» установление фактического состояния имущества должника-гражданина в целях признания (или отказа в признании) его несостоятельным арбитражным судом.

Известно, что Закон о банкротстве 1992 г.[26] в качестве критерия несостоятельности, в том числе юридических лиц, использовал принцип неоплатности, что затрудняло и затягивало рассмотрение дел в ущерб интересам кредиторов, лишало арбитражные суды и кредиторов возможности применять процедуры банкротства (в том числе и внешнее управление для восстановления платежеспособности должника) к неплатежеспособным должникам, у которых стоимость имущества формально превышала общую сумму кредиторской задолженности[27].

Невыполнение обязательств юридическими лицами может привести к краху также их контрагентов по цепочкам обязательств. Поэтому такую угрозу необходимо как можно скорее устранить (признать должника – юридическое лицо банкротом, ликвидировать его имущество и удовлетворить требования кредиторов). Следовательно, в основание банкротства должников – юридических лиц должна быть положена неплатежеспособность, до решения арбитражным судом вопроса о банкротстве – введение процедуры наблюдения, имеющей целью анализ финансового состояния должника и сохранение его имущества от растраты, возможно также введение процедур финансового оздоровления и внешнего управления в целях восстановления платежеспособности должника – юридического лица и включения его в нормальный коммерческий оборот.

Граждане – участники потребительского оборота не связаны длинными цепочками обязательств, характерными для юридических лиц как участников коммерческого оборота.

Этим, собственно, и предопределяется различие признаков и критериев банкротства должников – юридических лиц и граждан.

Признаки банкротства можно подразделить на сущностные, т. е. необходимые и достаточные для квалификации банкротства должника, и внешние, служащие основанием для подачи заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд и возбуждения арбитражного судопроизводства по делу о банкротстве.

Из названных признаков банкротства к сущностным относятся:

1) неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей;

2) превышение суммы обязательств должника-гражданина над стоимостью принадлежащего ему имущества? Эти признаки неочевидны, поэтому они могут быть установлены только арбитражным судом в ходе рассмотрения дела о банкротстве.

Дело о банкротстве может быть возбуждено и рассмотрено в целях установления (наличия или отсутствия) сущностных признаков банкротства при наличии внешних (очевидных) признаков банкротства, а именно:

1) приостановления должником платежей сроком не менее трех месяцев с момента наступления срока их исполнения;

2) величины требований кредиторов к должнику-гражданину не менее 10 000 рублей и к должнику – юридическому лицу не менее 100 000 рублей.

Наличие внешних признаков банкротства еще не означает собственно банкротства. Внешние признаки свидетельствуют лишь о неплатежеспособности должника и являются материально-правовым основанием для подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом (процессуальное основание) и возбуждения производства по делу о банкротстве. И только в ходе судебного разбирательства можно установить природу неплатежеспособности должника, сопровождается ли она наличием сущностных признаков банкротства или нет[28].

Для возбуждения дела о банкротстве необходимо также соблюдение заявителем (конкурсным кредитором или уполномоченным органом) определенного предварительного порядка получения долга.

Так, конкурсный кредитор, а также уполномоченный орган по денежным обязательствам, прежде чем обратиться с заявлением о признании должника банкротом, должен попытаться взыскать долг в исковом порядке и в порядке исполнительного производства (п. 3 ст. 6, п. 2 ст. 7, ст. 39, 40 Закона о банкротстве). Отсутствие доказательств обращения с иском и возбуждения исполнительного производства является основанием для возвращения арбитражным судом заявления.

До обращения уполномоченного органа с заявлением о признании должника банкротом в связи с неисполнением им обязанности по уплате обязательных платежей налоговые и таможенные органы обязаны принять решение о взыскании недоимки за счет имущества должника. Отсутствие такого решения также является основанием для возвращения арбитражным судом заявления.

Помимо названных признаков (условий) несостоятельности законы многих стран признают необходимость еще одного условия несостоятельности – стечения кредиторов, т. е. наличия у неплатежеспособного должника нескольких кредиторов[29]. По мнению большинства ученых-юристов[30], необходимость наличия нескольких кредиторов, которые конкурировали бы в своих требованиях, лежит в самом понятии конкурса и должна быть сохранена как условие если не для возбуждения производства по делу о несостоятельности, то, во всяком случае, для открытия и осуществления конкурсного производства. Допустимость открытия конкурса при наличии одного кредитора находится в противоречии со здравым смыслом, а также с историческим развитием конкурсного процесса, которое показывает, что необходимость особого исполнительного процесса вызывалась именно случаями множественности кредиторов при недостаточности имущества должника для полного удовлетворения требований всех кредиторов.

Цель конкурсного процесса как раз и заключается в том, чтобы предупредить захват имущества неплатежеспособного должника со стороны одного или нескольких кредиторов в ущерб остальным, чтобы наиболее справедливо (т. е. в очередности, предусмотренной Законом о банкротстве, и в соответствии с иными его правилами) распределить это имущество между всеми кредиторами.

Конкурсное производство как особый порядок удовлетворения требований кредиторов рассчитано на случай стечения нескольких кредиторов. При отсутствии этого условия лишаются смысла многие положения законодательства о несостоятельности, как-то: о сроке предъявления требований кредиторами должнику; ведении реестра требований кредиторов; проведении собраний кредиторов и принятии ими согласованных решений; об очередности удовлетворения требований кредиторов и т. п. К чему применение всего этого сложного порядка, когда налицо один кредитор, который всегда может воспользоваться правилами обычного исполнительного производства.

Анализ действующего Закона о банкротстве позволяет сделать вывод о том, что российское законодательство по-прежнему (как и в законах о банкротстве 1992 и 1998 гг.) прямо не указывает на такое условие несостоятельности, как стечение кредиторов, хотя термин «кредиторы» используется по тексту в множественном числе.

Стандарт

4.5 
(4 оценки)

Производство по делам о банкротстве в арбитражном суде

Установите приложение, чтобы читать эту книгу