Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Смотри на арлекинов!

Добавить в мои книги
509 уже добавили
Оценка читателей
4.09
Написать рецензию
  • smereka
    smereka
    Оценка:
    73

    Последний прижизненно опубликованный роман. То ли ироничный, то ли - попытка трагического. В центре внимания - то ли пародийный двойник Набокова Вадим Вадимович Н. с его параллельным Набокову творчеством, то ли собственной персоной Владимир Владимирович со смело раздвоеным Набоковым-автором-романа сознанием.
    Как всегда - загадки, как всегда - аллюзии, как всегда - вождение читателя за нос. Как обычно у "американского" Набокова - много эротических фантазий героя (в данном случае - скептически воспринимаемых грёз-воспоминаний пожилого, но неуёмного писателя Вадима Вадимовича).
    Как всегда, много сарказма и достаточно желчи: в адрес зашифрованных, но узнаваемых бывших соотечественников и бывшего отечества (знакомыми в Ленинграде герою показались только собаки, голуби, лошади да старые гардеробщики), а визит героя романа в СССР просто как списан с натуры (зорко и по-набоковски ядовито): я даже засомневалась, не был ли В.В. и в самом деле здесь.

    Читая поздние произведения Набокова, прихожу к выводу, что набирая знаний, интеллекта, а следовательно способности играть с читателем, В.В. слишком заигрывается, слишком залюбовывается, не достигая уже высот "сиринского" периода, за который стал почитаем.

    Читать полностью
  • FATAMORCANA
    FATAMORCANA
    Оценка:
    26

    Опять этот Набоков.
    Спросите, ну чего пристала к человеку. Ну не нравится - не читай. Да в том-то и дело, что нравится. Пока читаю. Нравится до визга: какие виртуозные кружева слов! Ах, какой же сукин сын! Ну какой же умничка. Какие же изящные метафоры, какие прелестные перевороты-кульбиты!
    Но вот закрыла книгу... А вспомнить нечего. Не цепляет. Все это как за стеклом. Проведите рукой по стеклу. Холод. Ровная поверхность. Ровная-ровная. Идеальная. Скользишь по тексту, не касаясь автора.
    Поделюсь ассоциацией. Это похоже на стекло положенное поверх аквариума. Стекло в несколько слоев. Через такое стекло не видно дна, не видно: какая же на самом деле там глубина. Это интригует. Заставляет вглядываться, выискивать или додумывать несуществующее (а вдруг - существующее?). "Эй! - кричишь как бы в глубокий колодец - Автор, выходи!" - молчит автор. То ли нет его там, то ли не хочет показаться, то ли он и так показал всего себя, чего вам еще надо? Вернее - вам (читателям) надо, вы и придумайте автора сами.

    Что после прочтения... А ничего. Запомнились ягодицы Ирис. И ее смерть. Но ягодицы - запомнились больше. Потому что прописаны ярче . Потому что похоть автора - она читается. А печаль-тоска по невинноубиенной - нет. (Опять же: прячется или прятать нечего?)

    Ок. посмотрим с другой стороны. Обращусь за помощью к Аствацатурову. Как-то в одной из лекций прозвучало примерно следующее: что такое весь мир по сравнению с потенцией?
    Допустим, тема собственной потенции для Набокова единственное, что на самом деле его волновало. Остальное... да так себе. Людишки какие-то. Революция, эмигранты, писатели, издатели. Кому это вообще надо?
    Уж если автору они не интересны, то читателям и подавно, наверное. Хотя, автор нашпиговал роман множеством имен, дат, событий, что любопытствующие да поищут, биографию-библиографию перелистают, карандашиком подчеркнут, черты лица автора и героя сверят. Автору того и надо. Прямым текстом пишет: мол, найдите десять отличий.

    А сам автор аки маг-волшебник (на самом деле - гений-алхимик) сидит в своей (мною придуманной) каморке. Сидит, помешивая в волшебном котле какое-то варево. Что это будет - знает ли он сам? Да, наверное. Он потом это продаст. А вы ку́пите.
    А пока мы видим разложенные на столе ингредиенты:
    перья змеи, ножки червей, заячьи рожки,
    всякие палочки, камешки,
    щепочки, косточки, крошки...*

    Молодой тополь, высокие цветы,
    ягодицы Ирис (имена меняются, но Ирис, Ирис, Ирис - она везде)
    и чай, поданный девочкой в белых носочках (да, это тоже где-то совсем рядышком с Ирис),
    вот - листики, собранные по дороге к калитке. "А ты закрой глаза, посмотри, что на обратном пути. Собери эти впечатления. Можешь? А я - нет" (кстати, изумительная штука); еще повсюду разбросаны улыбки, диалоги. В баночках хранятся засушенные эмоции.
    Здесь же - поваренная книга. Автор листает рецепты: вот в это произведение (кулинарного) искусства я положил вот это, это и это. Так... Неплохо получилось. Вот эту "заячью лапку" использовал в этих и этих вещах. И тоже ничего. Сюда (называет легко узнаваемую вещицу), помните, я добавил вот эту штуку, посмотрите, откуда она растет. А здесь весь эффект в перевертышах. Здесь - помешать, там - и т.д, и т.д.
    Вам нравится следить за процессом приготовления? Мне - нет. Еще не люблю, когда мне рассказывают секрет фокуса.
    Ну опять та же самая ерунда. Казалось бы: ну вот, раскрылся писатель перед читателем уж во всей красе (как вариант - неприглядности). Но опять я его не ощущаю, не могу почувствовать его настоящего.
    (Набоков, где у тебя кнопка?)

    А может быть, ничего-то и не было настоящего. Все эти картинки - только выдумка, попытки заглушить выдумкой ноющую тоску.

    - Хватит нюнить! - бывало, восклицала она(бабушка). - Смотри на арлекинов!
    - На каких арлекинов? Где?
    - Да везде! Оглядись по сторонам. Слова, деревья -
    сплошные арлекины. И обстоятельства, и лица. Возьми наугад
    любые две вещи - шутку, образ - получишь третьего шута! Иди!
    Играй! Выдумывай мир! Твори реальность!

    Я перелистываю страницы: арлекины - арлекины - арлекины, шутовские маски, за одной маской - другая, третья... Они похожи на человека, но все-таки не человек, а только гадское подобие, симулякр, сотворенный мастером.

    И всё-таки я его нашла! Увидела его живого и настоящего. (Я поняла, Владим Владимирович, об этом не говорят)

    Читать полностью
  • ginger-fyyf
    ginger-fyyf
    Оценка:
    9

    Ох... До чего же сложно писать про Набокова. Сложно, и, наверное, бессмысленно. Он прекрасен. Для меня - всегда. Огромное спасибо Сергею Ильину - виртуозному переводчику, на мой взгляд, одному из лучших. Ему подвластен текст любой сложности. Благодаря его таланту, даже в этом переводном романе чувствуется живое дыхание набоковского слога. Однако - и не уверена, что здесь есть вина переводчика, возможно сам писатель к закату жизни изменил звучание текста - читается роман местами тяжело. Набоковский язык - он как мелодия Моцарта - летишь по строчкам с небывалой легкостью, полностью отдаваясь чувствам и эмоциям. А тут временами приходилось продираться сквозь фразы, будто идешь по лесу, и вырываешься из колючих объятий бурелома. Но, несмотря на это, все равно - Набоков, а значит, НАДО читать.

    Читать полностью
  • Vukochka
    Vukochka
    Оценка:
    7

    Роман-итог, роман-финал, роман венчающий творчество etc., etc., в котором «традиционный» Набоков остроумно, но в то же время довольно беззлобно, без желчи, топтания ногами и проч. насмешничает над миром «богемных» дилетантов, искателей потаённой многослойности и великого смысла:

    Ивор Блэк намеревался облачить Городничего в халат, потому что «все это просто приснилось старому проходимцу, не правда ли? — ведь и само название “Ревизор” происходит от французского “ręve“ то есть “сон“».

    Препарирует не только своё творчество (тут, конечно, одна рекомендация: за роман стоит браться исключительно поклонникам автора. Иначе все эти «Полнолуния» с «Тамарами» читателю просто ни о чём не скажут. С другой стороны — нам лишний повод вспомнить, ещё раз переосмыслить, а того и гляди — перечитать), но и очень хорошо, а главное – правдиво показывает, что:

    Всякий автор при выходе первой книги верует, что те, кто ее похвалил, — суть его личные друзья или безликие, но благородные радетели, на хулу же способны лишь завистливый прощелыга да пустое ничтожество.

    Воспоминания о преодолении ужаса одиночества через творческий поиск, элегантные кивки коллегам-писателям, справедливые замечания лживому (только ли тогдашнему?) «серьёзному кино» и лёгкие намёки на богоподобное изящество ошибок, свойственное исключительно русской школе перевода, и, конечно, язык. Бесподобный язык Набокова, достигающий в романе высот заоблачных совершенно! «Девятая симфония»! «Симфониетта»! Браво! Один из самых достойных примеров завершающего романа в литературе!

    Читать полностью
  • souffrance
    souffrance
    Оценка:
    7

    - Довольно кукситься! - бывало восклицала она. - Смотри на арлекинов!
    - Каких арлекинов? Где?
    - Да везде! Всюду вокруг. Деревья арлекины, слова - арлекины. И ситуации, и задачки. Сложи любые две вещи - остроты, образы - и вот тебе троица скоморохов! Давай же! Играй! Выдумывай мир! Твори реальность!

    Видит Бог, так я и сделал.

    Я, наверно, крупно ошиблась начав открывать для себя творчество Владимира Набокова именно с этой книги. Нужно было пойти по более разумному пути и начать с чего-то общеизвестного и всеми читаемого, "Лолиты", "Защиты Лужина", "Машеньки" и пр. Но название на столько очаровало, что скачала книгу еще до того как осознано прочитала аннотацию. "Смотри на арлекинов!" - что-то в этом есть манящее, неизвестное и многообещающее. Я увидела название, а внутренняя чуйка сказала: - "Ты должна её прочитать!". И она не подвела, только со временем промазала. Теперь я буду читать другие романы Набокова, а потом обязательно вернусь к этому роману-итогу, роману-черте... и тогда, может быть, допишу этот отзыв, а сейчас рано... Скажу только что написано волшебно - образно, иронично, не просто для восприятия.

    1/12 - Генплан13

    Читать полностью
Другие книги подборки «Книги Владимира Набокова и книги о нём»