Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • nevajnokto
    nevajnokto
    Оценка:
    200
    То, что мы теперь пытаемся (безуспешно) проделать, это заполнить бездну, благополучно пройденную нами, ужасами, которые мы заимствуем из бездны, нам предстоящей, каковая бездна заимствует сама себя из бесконечного прошлого.

    Беспощадная книга. Выворачивающая наизнанку и душу и мозг. Есть книги, после которых сидишь абсолютно бесчувственная к внешним факторам и проклинаешь тот день, когда ты научилась читать. Не лучше ли жить в незнании? существовать, как пустота, заключенная в оболочку, без разума и признаков? Чтобы было невозможным взять и растерзать тебя, искромсать, как это делает Набоков, причем, с гениальным мастерством, точными, целенаправленными ударами.

    "Bend Sinister" ("Под знаком незаконнорожденных") - это второй роман Набокова, написанный на английском в 1947-м году, созвучный с его же русскоязычным "Приглашение на казнь".
    "Bend Sinister" - это политический роман, своего рода, протест Набокова против фашизма. Идея о создании романа пришла к писателю в период, когда немецкие войска надвигались на Париж, где в то время жил Набоков с семьей. Он испытал сильнейшее волнение и страх за жизни двух дорогих ему людей: жены Веры и сына Дмитрия.

    Сюжетная линия романа описывает некую несуществующую страну (на востоке от Франции), во главе которой стоит диктатор и тиран Падук. Он руководит также партией под названием The Party of the Average Man - The Ekwilist Party, то есть партией среднего человека, обезличенного, идентичного, схожего, ничем не отличающегося - однообразная бесцветная масса, где все люди - это Mr.& Mrs. Everyman. В подобном раскладе ситуации всегда есть тот, кому выпадает тяжелая участь - противостоять. В данном случае - это Адам Круг, знаменитый философ, к тому же бывший одноклассник Падука, окрестивший его кличкой жаба, но чем дальше вникаешь в хаос, сотворенный Падуком, на ум приходит совсем другое прозвище: паук. Хватает одного взгляда на герб государства - "корчащийся паук на красном фоне..." Не намек ли это на свастику и красный флаг - союз двух разрушительных идеологий?..

    Страшный роман, написанный бесподобно красивыми словами (Набоков!). Испепеляющий и, одновременно, бросающий в дрожь, холодно струящийся вдоль позвоночника, заставляя поежиться, превратиться в сплошной нерв, натянутый до отказа. Это как путешествие в комнату кривых зеркал, которые отразят истину, доселе скрытую от тебя под приглаженной, блестящей оберткой привычного и принятого. Кривые зеркала, в которых ты увидишь мир именно таким, каков он есть: безобразный, растекающийся как яичный желток, хаотичный, неясный... И наверно, впервые в жизни проклянешь себя за то, что ты не пустота.

    Люди созданы, чтобы жить вместе, чтобы обделывать друг с другом дела, беседовать, петь вместе песни, встречаться в клубах и в лавках, на перекрестках, - а по воскресеньям - в церквях и на стадионах, - а не сидеть в одиночку и думать опасные мысли.

    СтОит прислушаться.

    Читать полностью
  • vittorio
    vittorio
    Оценка:
    53
    «Он появился на свет с обострённым чувством смешного и врождённым ощущением того, что мир безумен»
    Р.Сабатини «Скарамуш»

    До поры до времени все в книге кажется каким-то фарсом, без особого смысла, с легким налетом безумия. Но в конце прилипчиво зудит мысль, что мир, в котором мы живем, является в значительной мере фарсом, а уж безумен он на все 100.

    Карликовые политические игры, система террора и предательства как Кронос пожирающая порожденных ею.
    Странный мир, в котором реальными ценностями являются - сегодня и сейчас, а все остальное иллюзорно. Карнавал бесправия и анархии с уродливо выпяченными темными сторонами души человеческой… Такое знакомое безумие, не такого уж далекого прошлого.

    Но пробираясь сквозь паутину мерзких эмоций, сочных штрихов отвращения – набросанных мастером, понимаешь что главное. А главным является не мрачный декор страха и тупой бессмысленности подобной жизни, не неспособность понять здравым рассудком логику ( а вернее отсутствие таковой) в происходящем. Нет, лейтмотивом, на мой взгляд, является главная ценность человека – его близкие, родные люди. И если их нет, то мир, тот единственный мир, что важен, реален и нужен – рушится. И безумие, неосязаемое как воздух, которым мы дышим, но такое же реальное, вступает в свои права.

    А мир.… Пусть рушиться, горит, проваливается в Тартар. Это уже не имеет значения.

    Читать полностью
  • augustin_blade
    augustin_blade
    Оценка:
    30

    Страшная и сложная книга. Читать ее - словно бродить по темным улочкам вскоре после дождя, ощущая на плечах запах сырости и проникновение холода от влаги, постоянно оборачиваясь на каждый шорох, каждое мгновение ожидая нападения из-за угла или просто появления неприятеля. Набокова мне в принципе сложно читать, но пока "Под знаком незаконнорожденных" ставит в этом плане рекорд на фоне других прочитанных у автора произведений.
    Антиутопия, фантасмагория, фарс и пророчество в одном лице, у которого еще есть шансы на то, чтобы не сбыться. Это история о городе и гибели, о лидере и философе, о многочисленных буквах, арестах и интеллигенции, образовании и муштре. Это история о семье, потерях и привязанности, любви и единении, когда узы имеют значение. Когда самые страшные строки романа - это строки об отце и сыне. Когда смех, наивность слова и вульгарность пугают страшнее автоматной очереди.

    Мне сложно говорить о "Под знаком незаконнорожденных". Разве что повториться, что это сложно для меня чтение, так что пора обложиться критическими статьями и бурить в глубину, чтобы понять как можно больше из прочитанного под переплетом. Квадратные скобки наречий и переводов, мосты и взятки, многочисленные рассуждения и призраки, рожденные потерей, помноженные на мягкое нутро. Набоков, как ты умеешь писать настолько страшные произведения, скажи.

    Читать полностью
  • Julia_cherry
    Julia_cherry
    Оценка:
    25

    Антиутопия. Хлесткая, едкая... Слишком умная и проницательная, чтобы стать популярной у массового читателя. Слишком злая, чтобы её можно было издавать в советские времена. Очень пугающая во времена нынешние...
    По-видимому, это еще один пример литературной полемики Набокова со своими современниками и предшественниками. Здесь остро чувствуются кафкианские мотивы, а сам Падукград напомнил мне улицы города, описанного Майринком в "Големе". Отвечает Набоков и Оруэллу, которого, к слову, совсем не считает каким-то значительным писателем (впрочем, роман Набокова написан и впервые издан за год до появления знаменитой книги "1984"). Но, конечно же, здесь Набоков переосмысляет события только что закончившейся Второй Мировой войны, анализирует природу тоталитарных режимов, и, прежде всего, предсказывает, куда может привести Россию такая вот идеология Среднего человека.
    Говорить о сюжете здесь бессмысленно. Он и абсурден, и бесконечно реален. И нет в этом, описанном Набоковым, мире Правителя Падука никакой возможности выжить, не поступившись собственными убеждениями, не предав и не испачкавшись. И это - жуткое, тягостное предостережение гениального писателя не только для людей, живших в 1947 году... К несчастью, оно актуально и спустя почти 70 лет...
    Чрезвычайно сильно. Беспощадно. Тревожно...

    Читать полностью
  • smereka
    smereka
    Оценка:
    22

    Здесь - продолжение тем «Истребления тиранов» (1936) и «Приглашения на казнь» (1938).
    Антиутопия? Для американского писателя Владимира Набокова периода 1945-46г.г. - да. Откуда знал? Так детально. Ах, да: до него, внука министра юстиции Д. Н. Набокова и сына Депутата Государственной думы и управляющего делами Временного правительства В.Д.Набокова, долетали отголоски еврейских погромов в России, он видел действительный ужас февральской революции, он ещё захватил постреволюционную, уже в кровавом дыму гражданской войны, Россию, предвоенную, уже юдофобствующую и фашиствующую Европу. Антиутопия? Наша былая (ли?) реальность без скидок.
    Главное в книге - эта тупая, звериная, оголтелая жестокость "солдат революции". Грабящих, расстреливающих, разгоняющих, глумящихся в своём угарном пиршестве. И гражданская трусость, естественно. Поданные по-набоковски нетрадиционно.
    И опять, эпизодически, извечная, порождённая ещё Сириным, нимфетка, продолжающая кочевать из романа в роман и за океаном. И опять жестоко наказанная; нет, не любил их автор: не так прост - здесь всё сложней, хотя и естественней одновременно.
    Произведение мрачное и тяжёлое. В особенности, если , как я, зарёкся (начитавшись)сознательно читать о человеческих мерзостях любого рода гражданского насилия. Но это произведение для меня прочесть было необходимо. И Набоков предстал ещё более полно: дооткрыл ещё одну приоткрытую грань своей души, продолжил ранее актуальные для себя темы, не "распух" в сонном американском благополучии.
    Книга малочитаемая, почему-то, но - это Его книга.

    Читать полностью
Другие книги подборки «Книги Владимира Набокова и книги о нём»