Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • smereka
    smereka
    Оценка:
    25

    Поминки по Сирину.

    О его Даре сказано немало на многих языках мира.В первом своем английском романе «Истинная жизнь Себастьяна Найта» Набоков давал понять, что «истинная жизнь» другого человека всегда будет от нас ускользать и что писать биографию может взяться только фанфарон и пошляк. Б.Носик.

    Как и Владимир Владимирович Набоков, С.Найт родился в 1899 году, спустя 100 лет по рождении Пушкина, и так же, как последний (по определению автора романа - тоже "гений"), умирает в возрасте 37 лет, в 1936 году (через столетие после смерти "великого русского"), что удивительным образом совпадает с выходом последнего Сиринского романа из числа десяти, написанных Сириным за 10-летие, как и С.Найтом, с 1926-го года.
    Биография Себастьяна Найта - биография Набокова-Сирина: с аристократическим петербургским детством ("Себастьян тоже вырос в атмосфере интеллектуальности, в которой сочетались русский шарм с европейской культурой"), эмиграцией, Кэмбриджем (с желто-канареечным свитером С.Найта — такой канареечный свитер носил в Кембридже Набоков ), где в деталях прочитывается характер и личность самого Набокова.
    С эмиграцией в США Набоков не пишет более на русском языке (исключая авторский перевод "Лолиты"), похоронив, таким образом, Сирина; не подписываясь более этим именем. Роман памяти Себастьяна Найта (Сирина, в моём понимании) - изложение авторских взглядов Набокова на искусство, взаимоотношения с людьми, на права личности и художника

    Себастьян Найт всегда любил жонглировать темами, сталкивать их или хитроумно сплетать, заставляя обнаруживать скрытое значение, только через последовательность волн и постигаемое...

    Роман , отразивший полемику с многочисленной критикой (иногда негативной, а большей частью позитивной), обрушившейся на явившегося на арену русской словесности такого не традиционно "русского" автора. Роман трагичный и оптимистичный одновременно, т.к. прототип главного героя ещё жив, хотя, возможно ( а для меня это безусловно), Набоков справляет поминки по лучшей своей части, не удержавшись, подбрасывая подсказку в последней фразе:

    Себастьян — это я, или я — это Себастьян, а то, глядишь, мы оба — суть кто-то, не известный ни ему, ни мне.

    Роман ещё - сиринский по настроению и звучанию, но уже - по ту сторону осознанно построенного барьера, отделившего от последнего: его среды, языка и философии, от периода творчества, по меткому выражению Д.Джойса, оставившего "позади большое будущее".

    Читать полностью
  • puho
    puho
    Оценка:
    21

    По Набокову: первое, или ознакомительное, чтение, не имеет особенного смысла (добавлю от себя, что книги, не имеющие второго дна или не побуждающие их перечитывать либо не дающие нового при перечитывании, тоже хорошими не назовешь). Посему прочитала один раз и сразу же перечитываю. Очень помогают вступление и послесловие переводчика - с пояснениями сюжетных линий, описанием работы над книгой (работы как автора, так и переводчика), приведением разных вариантов строк из разных черновиков и другого интересного материала.

    Перевод, честно говоря, не назову идеальным. Много раз глаз цеплялся за странные на сегодняшний день выражения вроде "в теннисе сервировал он слабо" или "скрип тормазов", что больше походит на неопрятность переводчика, нежели на желание сохранить историческую правду русского языка того времени. В такие моменты сложно сосредоточиться на книге, потому что сбиваешься на размышления о переводе и русском языке.

    Книга интересна как сама по себе, так и тенью автора (а также его жены) - здесь соглашусь со Стейси Шифф. Несколько статична, правда: движение здесь очень замедленное, как при побеге под водой. Нужно свободное время или отпуск, чтобы углубиться: на бегу не идет.

    Очень обидно, что описанные автором книги Найта никем так и не были написаны - судя по кратким описаниям, я бы очень их полюбила. Создается эффект полного присутствия - это В., частенько называющий главных героев своими инициалами, очень хорошо умеет.

    Читать полностью
  • AlexSarat
    AlexSarat
    Оценка:
    17

    «Романизированная биография» - из всех литературных жанров самый жалкий.

    С этой цитатой из самой «Истинной жизни Себастьяна Найта» я полностью согласен, потому что мне не приходилось читать более скучных произведений, где прославляют или унижают и оскорбляют конкретную личность, часто уже покинувшую наш мир. Хорошо если такую романизированною биографию будет писать человек нейтральный, который будет смотреть на эту личность, как на равного себе человека, а не как на божество или сатану, но такое случается довольно редко.

    Что же касается самого романа, то напишу вам, что от Владимира Набокова, читая уже не первую его книгу, я ожидал гораздо большего. В нем была какая-то сопливость, неуверенность и монотонность. Мне было скучно, я хотел уже побыстрее его дочитать. Хотя, в глубине души я наделся на какие-то неожиданные повороты, которые бы заставили бы меня в итоге сказать, что это отличная книга, как это было у меня с Сиянием Стивена Кинга. Но, к моему большому сожалению, этого так и не произошло для меня. Конечно, были моменты, когда у меня появлялась искра в глазах, но они не смогли мне полностью затмить атмосферу всей книги.
    Правда некоторые мысли, которые проявлял главный герой романа, заставляли меня серьезно задуматься или вообще приводили в полный восторг, например:

    Что мне сказать вам, господа, о моем прошлом; я родился в краю, где идея свободы, понятие права, привычка доброго отношения к человеку подвергались холодному презрению и жестоко преследовались. По ходу истории те или другие правители иногда лицемерно выкрашивали стены общегосударственной тюрьмы в более благопристойный охряной оттенок и громко провозглашали дарование прав, которые в более счастливых странах разумеются сами собой; но то ли правами этими могли пользоваться одни тюремщики, то ли в них заключался скрытый порок, делавший их горше декретов самой неприкрытой деспотии.

    У меня, впрочем, уже как всегда, возникают очень смешанные чувства к этому произведению Владимира Владимировича: с одной стороны колоссальное количество правильных мыслей и идей, а с другой все это было подано в скучной и медленно читаемой форме (для меня).

    Раньше я обвинял Набокова в похожести его произведений между собой, но теперь я с чистой совестью могу опровергнуть свои прошлые комментарии. У Владимира Владимировича очень много разнообразных произведений, но «Истинная жизнь Себастьяна Найта» — не лучшее его произведение из его огромной библиографии.

    Читать полностью
  • matiush4388
    matiush4388
    Оценка:
    14

    Человек бегает за своей тенью.
    Кошка, догоняющая свой хвост.
    Дом на углу двух улиц, который может иметь два адреса, и то и другое верно.
    Все это метафоры, но суть понятна, если книгу прочитать.

    Для меня начать читать Набокова было трудно, я его побаиваюсь. Опыт с "Лолитой" был провальным, не своевременным скорее.
    Но теперь, когда ум мой стоит на более крепких ногах, читать его приятно)

  • feny
    feny
    Оценка:
    12

    После каждого романа Набокова – опустошение. Он долго вводит тебя в сюжет, постепенно ввинчивая темп, убыстряя, ускоряя до невероятных высот в финале и резко, одним рывком бросает тебя там. Ощущения двойственные: счастья от совершенства Литературы и безудержной тоски от трагичности заключительной части.

    У меня сложилось мнение, что в образе писателя Себастьяна (Севастьяна) Найта Набоков представил себя. Не в смысле автобиографичности, а в раскрытии духовного мира героя. Так много строк, мыслей, взглядов Себастьяна я могу отнести и к творчеству самого автора. Для меня он выражает то, что я сама думаю о Набокове, но мне не дано сформулировать это так, как ему.

    Но не могу назвать другого писателя, искусство которого до такой степени озадачивало бы – во всяком случае меня, который хотел бы разглядеть в писателе подлинного человека. Трудно различить свет частной правды в мерцании воображенного мира, но еще труднее понять то поразительное обстоятельство, что человек, пишущий о том, что он действительно переживает во время сочинения, способен одновременно создавать надуманный и довольно нелепый персонаж из тех самых элементов, что растравляют ему душу.

    Последняя глава невероятна своим ощущением бега на месте, я бы еще сравнила ее с бегом по эскалатору вверх, в то время когда он на самом деле движется вниз. Невероятно ощущение ожидания чуда, когда уже понимаешь, нет, оно невозможно, но веришь, надеешься, цепляешься…

    Читать полностью
Другие книги подборки «Книги Владимира Набокова и книги о нём»