Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

1986

1986
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
51 уже добавил
Оценка читателей
4.4

Владимир Козлов – автор семи изданных книг в жанре альтернативной прозы (в т. ч. знаменитой трилогии «Гопники» – «Школа» – «Варшава») и трех книг нон-фикшн (о современных субкультурах), сценарист фильма «Игры мотыльков». Произведения В. Козлова переведены на английский и французский языки, известны европейскому читателю.

Остросюжетный роман «1986» построен как хроника криминального расследования: изнасилована и убита девушка с рабочей окраины.

Текст выполнен в технике коллажа: из диалогов следователей, разговоров родственников девушки, бесед ее знакомых выстраивается картина жизни провинциального городка – обыденная в своей мерзости и мерзкая в обыденности.

Насилие и противостояние насилию – два основных способа общения людей с миром. Однако в центре повествования – не проблема жестокости, а проблема смирения с жестокостью. Покорности насилию.

Автор преодолевает догмы, взламывает условности. При этом действительность не объясняется и даже не описывается – она фиксирует и изображает сама себя: в меняющихся ракурсах и повторяющихся коллизиях, в отдельных штрихах и частных деталях. Писатель лишь поворачивает объектив, меняет линзы и наводит резкость на избранный объект.

Лучшие рецензии и отзывы
Kenzy
Kenzy
Оценка:
18

Сам Козлов называет эту вещь нуаром, читает на эту тему лекции, подчеркивая это знойное слово черным (а каким еще?) жирным маркером. Нуар, нуар, нуар.
До "1986" (думается, что без некоего оммажа Оруэллу здесь не обошлось) я был знаком с козловскми же "Гопниками", "Школой", и творчество автора пометил для себя, как не безынтересное, но довольно маргинальное. Ну, какое есть.
По большому счету, данный роман не сильно отличается от предыдущих декорациями и настроем -- советская империя на своем изломе, больная, дряхлая, со всем отсюда вытекающим... Этакий бумажный "Груз 200", тусклое депрессивное... что? А вот не знаю. Изобличение, заклание, вскрытие... что-то из этой вот области. Вообще можно по-разному относиться к этому авторскому виденью, но то, что на выходе читатель имеет довольно атмосферное, а может даже хорошо узнаваемое художественное пространство -- очевидно. Сам я застал это время ребенком, и как по мне, то это были одни из лучших лет моей жизни.
Но вернемся к нуару. Вообще отечественные авторы имеют привычку подменять его чернухой: майки-алкоголички, позвякивающая в авоськах стеклотара, убийства, изнасилования, грабежи -- все по пьяни... Понятно, что какой-нибудь "голдмедаловский" нуар мало применим к нашей действительности (что, впрочем, тоже спорно), и так же мало востребован (многобукаф на вопрос "отчего же"), но зацикленность нашего автора на водке ("Москва Нуар", "Питер Нуар") просто удручающа. Ждал ли я чего-то иного от "1986"? Нет, не ждал. И в общем-то даже не сильно со своими ожиданиями ошибся. Здесь тоже пьется водка и "чернила", на отшибах толкаются друг с другом обшарпанные общаги, промзоны, гнилые "икарусы", и что не человек, то курва. Однако, при всем при этом, это действительно нуар, действительно черное -- не чернушное. Ведь оно как, нуар - это не только газовый свет, фемме фаталь, голландские углы и свет, падающий на героев сквозь прорези жалюзи. Это все голливуд, кхе, совсем не главное в жанре. Главное -- безысходность, темное в человеке, и в обществе, в самом факте нашего существования. И в "1986" этого в избытке, и это не рефлексия, не китч, не чтобы то ни было еще... Козлов всё это уловил, мастерски развил, подчеркнул.
Итог: чистокровный породистый нуар (подчеркнуто черным жирным маркером). Вроде джимтомпсоновского "Убийцы внутри меня" или эллроевского "The Big Nowhere". А уж какой финал, какая непроглядная чернота, какая дихотомия...

Читать полностью
anarki4
anarki4
Оценка:
2

Вот и прочитал я давно приглянувшийся мне рассказик с таким приятным и многообещающим названием. Худшие мои опасения не сбылись, это не чернуха, поливающая помоями все вокруг.
Детективная линия в книге вялая, да и играет она лишь декоративную роль. Основа рассказа кроется в авторском стиле описания окружающей действительности. Беспристрастный взгляд со стороны позволяет смотреть рассказ как интересное кино, где основная роль отведена окружающей обстановке и ракурсам. Здесь окружение взаимодействует с людьми, а не люди с окружением.
Отдельно радует выдержанный стиль. Получился именно нуар, а не чернуха, от которой одно лишь отвращение.
В общем, мне не жалко вчерашнего дня, почти полностью потраченного на чтение 1986.