Книга или автор
4,4
23 читателя оценили
171 печ. страниц
2012 год
18+

Владимир Козлов
Фанаты

Intro

Москва, конец октября. Стадион «Лужники». Скоро начнется матч на кубок России ЦСКА – «Спартак» (Нальчик). Лениво покачиваются в седлах конные милиционеры. Из метро выходят немногочисленные болельщики с красно – синими шарфами – сегодняшний матч далеко не самый интересный.

Я иду к одному из кафе «Лужников» – там у меня должно состояться первое интервью для новой книги – книги о футбольных фанатах.

В первый раз я соприкоснулся с футбольными фанатами много лет назад, в 1988 году, в родном городе Могилеве. Тогда мы с одноклассниками оказались в «куче» фанатов команды «Днепр». Рассказ об этом в моем романе «Школа» получился почти полностью автобиографичным, позволю себе процитировать:

«В четыре ко мне приходят Крюк и Йоган, приносят старые простыни и синюю гуашь – рисовать флаг. Мы сегодня идем на футбол. «Днепр – Могилев» – «Искра – Смоленск». Я раньше нормально рисовал, и они меня раскрутили, чтоб сделал флаг. Мы видели такие у фанатов на той игре: надпись «Днепр» и рисунок – типа волны на реке.

Простыня разрезана криво, по бокам торчат нитки. Я раскладываю ее на полу и пишу карандашом «Днепр», потом рисую волну и закрашиваю все гуашью. Получается коряво. Я говорю:

– Несолидно будет с таким флагом. Может, вообще без флага пойдем?

– Не сцы, – отвечает Крюк, – Надо, чтобы был флаг, остальное – херня.

– И что, ты так вот пойдешь и сядешь с фанатами?

– Как не хуй делать.

– Они же все с Пионеров, враги.

– У фанатов врагов нет, – говорит Йоган. – И там не только Пионеры. Есть пацаны с Менжинки, и с ДОКа есть. Все, кто за «Днепр» – все свои. Так что не сцыте, никто нас не тронет.

Мы берем билеты в девятый сектор – туда, где всегда сидят фанаты. Они уже на месте: человек двадцать, все в бело – синих шмотках, у одного на голове бело – синяя повязка. Один пацан держит горн – видно, спиздил в своей школе в пионерской комнате. Флаги у них, конечно, намного лучше, чем наши: сшиты из кусков синего и белого материала.

– Здорово, пацаны. Можно, мы с вами? – спрашивает Крюк.

– А вы соткудова?

– С Рабочего.

– Флаг покажите.

Крюк разворачивает флаг. Фанаты смотрят, лыбятся.

– Ладно, садитесь.

До игры – минут пять. Команды разминаются на поле. Приходит «основа» фанатов со своей бабой. Она – ничего, в джинсах – варенках и черной ветровке. Кликуха «основы» – Сипа.

Лысый судья в трусах по колено дует в свисток, и игра начинается. Сипа поднимается и орет:

– В Союзе клуба нет пока…

Фанаты подхватывают:

– …сильнее нашего Днепра. Днепр – Могилев, Днепр – Могилев!»

Посидев на фанатской трибуне раза два, я не мог не обратить внимание на то, что люди там присутствует самый разнообразный – от криминальных гопников до «металлистов» и фарцовщиков – модников. Кстати, ни я, ни одноклассники никогда особо не задумывались, что такое фанатизм и вообще зачем все это надо. Пришли, сели на трибуну – и все.

Долго я на фанатской трибуне не задержался – отвлекли другие интересы и занятия, и много лет я вообще практически не интересовался футболом и с фанатизмом я никак не пересекался. Поэтому книга будет написана «человеком со стороны».

Я не собираюсь в ней идеализировать футбольных фанатов. Это – жесткая субкультура, один из важных элементов которой – «силовое противостояние». Но я не и хочу демонизировать их, повторяя и тиражируя всевозможные масс – медийные штампы и стереотипы. Задача – постараться рассказать о фанатской субкультуре объективно и непредвзято.

Что такое фанатизм?

Для человека, далекого от футбола, любой, кто надел на себя атрибутику клуба и пришел на стадион, автоматически становится футбольным фанатом. А благодаря активно распространяемым СМИ стереотипам, футбольный фанат сразу превращается в футбольного хулигана, который ходит на стадион только лишь для того, чтобы подраться и устроить беспорядки.

На самом деле все, конечно, по – другому. Прежде всего, не каждый, кто приходит на стадион с шарфом или в майке какого‑то клуба – футбольный фанат. Большая часть людей на трибуне – независимо от того, как они выглядят – обычные болельщики. Фанаты – это те, кто организованно и активно поддерживают команду, причем не только на домашних матчах, но и на выездных. Большая часть их принадлежит к фанатским группировкам.

Отдельное место занимают футбольные хулиганы. Фактически, это тоже фанаты, но для них важна не только поддержка своей команды, но и выяснение отношений с фанатами враждебных команд. Их мир для обычного человека закрыт, что и понятно: футбольное хулиганство, как и любое хулиганство вообще – что‑то незаконное, и футбольным «хулсам» есть из‑за чего «шифроваться».

Вообще, как будет понятно из главы «История фанатизма», деление фанатов на хулиганов и «ультрас» – тех, кто прежде всего занимается поддержкой команды, «саппортом», а в драках не участвует, – появилось сравнительно недавно. В восьмидесятые или даже девяностые годы такого деления не было: активные фанаты и поддерживали команду, и дрались. Теперь же разделение стало достаточно четким.

Иван Катанаев («Спартак» Москва):

Есть те, кто занимается только поддержкой – «ультрас», – есть те, кто занимается хулиганизмом. Различие здесь такое: если перед матчем встает, условно, выбор: что делать, поехать подраться с хулиганами ЦСКА, которые стоят на соседней станции метро, то хулиганская фирма сто процентов примет решение ехать драться. А группировка «ультрас» выберет поездку на футбол.

Футбольный хулиган, участник одной из группировок ЦСКА:

Для хулиганов поддержка команды – не первостепенная задача, но это тоже важно, и они тоже ходят на стадион и в этом участвуют. Но в основном это выяснение отношений между собой, между хулиганскими группировками – это такой своеобразный спорт.

Иван Катанаев:

«Ультрас» – это итальянское словечко, которое модным стало буквально в последние годы на российских стадионах. А раньше – середина девяностых, конец девяностых – вообще никакого разделения не было, всех называли фанаты, в том числе хулиганов.

Валерий «Сабонис» («Зенит» Санкт – Петербург):

Кто хочет подраться, знает, с кем на эту тему связываться в Москве или за границей. Каждый занимается тем, что ему нравится. То есть, никто тебя не осудит теперь за то, что ты не принимаешь участие в драках. Там уже в фирмах люди проверенные и знают, что от кого ожидать. А чтобы люди со стороны – это сейчас редкие случаи.

Иван Катанаев:

Хулиганское движение намного малочисленнее, чем движение ультрас на сегодня. Ультрас – те, кто серьезно и активно занимается организованной поддержкой команды – баннеры, флаги и так далее, то здесь у «Спартака» есть около трех – четырех тысяч. А если мы говорим о хулиганских группировках – не о тех, кто считают себя хулиганами, а тех, кто реально ими является, – то их не более пятисот человек. Но одно без другого существовать в принципе не может. Все, что делается на трибуне, делается совместно – в этом принимают участие и ультрас, и хулиганы. С другой стороны, хулиганские группировки всегда могут защитить – и дома, и на выезде. Их задача – силовая поддержка.

Если говорить о футбольном хулиганизме, то можно заметить, что он превращается в своего рода спорт. К дракам основательно готовятся, и участвуют в них те, кто имеют подходящие физические кондиции.

Иван Катанаев:

Сейчас люди, которые участвуют в околофутболе, все абсолютно топовые фирмы понимают, что если ты хочешь быть в топе, участвовать во всех этих делах, ты должен ходить в спортзал. Если раньше люди котировались условно по тому, сколько они посетили выездных игр, сколько раз они подрались где‑то на улице, то сейчас люди получают свой авторитет в тренировках в спортивных залах. Это хорошо с одной стороны: люди саморазвиваются, ведут здоровый образ жизни, отказываются от алкоголя, наркотиков и так далее.

В Польше, которая идет по примерно такому же пути, среди самого активного хулиганья очень много профессиональных спортсменов – не просто людей, которые увлекаются единоборствами, а именно инструкторов, мастеров спорта, людей, которые участвуют в соревнованиях. И у нас все тоже постепенно к этому идет, и людей со спортивными достижениями все больше и больше. Сейчас у тебя нет шанса попасть в какую‑нибудь топовую фирму, кроме как пойти в зал и усиленно заниматься спортом. Плюс – дух. Если идет драка, «качели» какие‑нибудь – человек не должен побежать. Поэтому наши околофутбольные фирмы часто играют в такие виды спорта – регби, проводится чемпионат среди околофутбольных фирм по регби. Это – довольно жесткая контактная игра, которая вырабатывает командный дух. Там основам драки не научишься, но с точки зрения закаливания духа, взаимодействия в команде – это очень хорошо.

Кроме того, сегодняшний хулиганизм – гораздо более организованный, чем в девяностые годы. Это признают практически все в фанатской среде. На место спонтанных драк у стадионов и «проводов» враждебных фанатов на вокзалах пришли «забивы», о которых договариваются по мобильному телефону, засылка «скаутов» – разведчиков, которые часами будут выслеживать группировку оппонентов.

Александр Шпрыгин («Каманча»), генеральный директор клуба болельщиков «Динамо» (Москва) и президент Всероссийского объединения болельщиков (ВОБ):

Это уже с годами все приобрело глубоко организованные формы, когда люди ездили на машинах, с мобильными телефонами, скауты там были – разведчики. Позже пошли забивоны, стрелки, стали друг к другу приезжать, или там могут просто на чужой выезд приехать, чтобы там кого‑то побить и уехать. Или там кого‑то проводить, накрыть при отъезжании на выезд. А тогда все было понятно – или до матча, на вокзале или перед стадионом, или после матча. И никто никого не ехал вычислять, потому что все понимали, что эти после матча будут там, и эти туда придут. И хочу сказать, что драки были не менее массовыми и не менее плотными, чем сейчас. В качестве подручных средств использовали пряжки армейских ремней. И ими можно неслабые нанести увечья. Ну, может, не увечья, но можно нехило отоварить.

Футбольный хулиган, участник одной из группировок ЦСКА:

Когда хулиганизм в России начал зарождаться в середине девяностых, он был такой смешной, не в той форме, в какой его привыкли видеть на Западе, и не в той, что есть сейчас. Но спланированные драки между фанатами появились уже тогда. Почему смешной? Ну, все было организовано не так, как сейчас. То есть собирались около дворца, шли к стадиону, и если милиция прохлопывала глазами, то происходили драки. Тогда вообще понятия такого не было – «хулиганы». Но время все обтачивает. То есть, появился хулиганизм, и жизнь его начала обтачивать, он начал принимать какие‑то формы.

В крупнейших движениях российских команд есть свои «топовые» хулиганские фирмы. У ЦСКА это «Red Blue Warriors», «КИДС», «Gallant Steeds», «Ярославка», «Shady Horse» и «Заря». У «Спартака» около десяти хулиганских группировок они разбиты на два альянса, альянс «Юнион» и альянс «Гладиаторы». У «Динамо» основные хулиганские фирмы – «Кэпиталс» и «Пэтриотс».

Александр Шпрыгин («Каманча»):

Самая крупная акция динамовская за последнее время – это выезд в Киев два года назад, когда нас почти двести человек приехало на четырех автобусах – товарищеский матч «Динамо» Киев – «Динамо» Москва. А вражду между нами, которая еще со времен СССР, никто не отменял, несмотря на то, что наши команды четырнадцать лет не встречались. И вот у станции метро «Днепр», хохлов там было немного больше, человек двести, а нас, где‑то, сто восемьдесят, и мы их реально вынесли там.

Футбольный хулиган, участник одной из группировок ЦСКА:

В драках участвуют только люди из фирм, окружение, молодежь – то есть, те, для кого эти драки важны. В каждой фирме есть молодежь, есть лидеры – в Англии их называют «генералы», есть окружение, приближенные – бойцы. Какого‑то специального названия у них нет – люди фирмы, и все. По большому счету, все должны подчиняться лидеру, но на практике не всегда это так. Не знаю такого, чтобы с мнениями лидеров кто‑то спорил. Да, это могут делать у них за спиной, но в открытую с лидерами никто никогда не идет на конфликт.

Александр Шпрыгин («Каманча»):

Сейчас все это делается за имидж и честь фирмы, и приобрело уже нездоровый характер, как мне кажется, когда уже даже не за команду, а ради авторитета собственной фирмы. Чтобы потом это разошлось среди других фирм, и люди набирали себе «баллы». Люди готовы в будний день часами колесить, искать оппонентов, только ради того, чтобы в одно– двухминутной стычке победить оппонентов. Но если это не приобретает такие формы, как все часто припоминают «Манежку», то, может быть, в этом ничего плохого и нет. Многие видели видео забивонов – тридцать человек с одной стороны, в одних футболках, тридцать человек в другого цвета футболках с другой стороны. Подрались, разошлись, другое дело, там носы разбиты, может, кто‑то что‑то сломал, но это не смертельно.

Деятельность футбольных хулиганов в последние три – четыре года в основном переместилась со стадионов и подступов к ним на пустыри и окраины – там регулярно проходят их «махачи», в которых обычно участвуют около десятка человек с каждой стороны. Постоянно ведется приток новых людей в фирмы, есть и специальные люди, которые занимаются «селекцией».

Футбольный хулиган, участник одной из группировок ЦСКА:

Средний возраст в группировке – 23–25 лет. Есть те, кто моложе, есть кто старше. У нас, например, одна группировка – возрастная, там все старше тридцати. И в нашей группировке тоже есть взрослые люди. Для проверки молодежи в фирму драки проходят каждые выходные, в Москве, например, десять – пятнадцать драк, пятнадцать на пятнадцать, двадцать на двадцать, десять на десять. А крупные столкновения если бывают два – три раза в год, то это счастье. Смотрим молодежь – нормальная, ненормальная. Потому что крупных столкновений не бывает много, а проверять молодежь надо, поэтому делаем таким вот образом.

Ну, молодежь ходит на футбол, как‑то они показывают себя. И есть специальные люди, которые занимаются тем, что общаются с молодежью. Кто‑то приводит знакомого, который за ЦСКА болеет. Человек, чтобы попасть в фирму, должен на себя обратить внимания. Как? Ну, это жизнь показывает… Как‑то можно себя проявить. Да, на стадионах, у стадионов драк не бывает, но есть выездные матчи. И вообще, Москва – это большая деревня, все друг друга знают.

Нельзя сказать, что милицию такие мелкие драки не интересуют. Ведь формально это – «нарушение общественного порядка», подпадающее под статью о мелком хулиганстве административного кодекса, а то и под «злостное хулиганство». Другое дело, что выследить мелкие драки между отдельными группировками или, тем более, их молодежными составами практически нереально.

Сотрудник правоохранительных органов, попросивший не называть его фамилию:

По любому, они для нас представляют интерес в плане того, кто же в этих драках участвует. Все начинается с небольших драк. Поэтому мы даже мелкие драки пытаемся вычислить, отследить, установить участников. Другое дело, что нет заявлений – нет и самого факта. Если бы кто‑то из них обратился в правоохранительные органы с заявлением, что меня побили – тогда да. А поскольку нету заявлений, то все остается на уровне оперативной информации.

Ясно, что футбольные хулиганы заявлений друг на друга не пишут: участие в драке – дело добровольное. Если получил «по щщам» – это твоя личная проблема. И шансы, что милицейский наряд заметит бойцов двух враждебных друг другу фирм, выясняющих отношения на пустыре, минимальны. А еще меньше вероятность того, что милиция сможет узнать о такой драке заранее.

Сотрудник правоохранительных органов, попросивший не называть его фамилию:

Читать книгу

Фанаты. Прошлое и настоящее российского околофутбола

Владимира Козлова

Владимир Козлов - Фанаты. Прошлое и настоящее российского околофутбола
Читать книгу онлайн бесплатно в электронной библиотеке MyBook
Начните читать бесплатно на сайте или скачайте приложение MyBook для iOS или Android.