Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Дерсу Узала (сборник)

Дерсу Узала (сборник)
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
19 уже добавили
Оценка читателей
5.0

В книгу вошли лучшие произведения знаменитого путешественника, исследователя Дальнего Востока В. К. Арсеньева (1872–1930) – «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала». В них рассказывается об экспедициях 1902–1906 годов и 1907 года, руководителем которых и был сам автор.

В первом произведении мы знакомимся со старым и опытным следопытом гольдом Дерсу Узала. Он знает и уважает тайгу и ее обитателей, он разговаривает с великим духом леса и безо всяких карт ведет через глухомань и буреломы молодых ученых, приоткрывая завесу тайны и неповторимой красоты сибирской природы.

О дальнейших приключениях автора и его верного проводника и товарища Дерсу повествует второй роман. Именно по нему был снят знаменитый одноименный фильм Акиры Куросавы, получивший международное признание.

Лучшие рецензии
strannik102
strannik102
Оценка:
206

Собственно говоря, рассматривать эту книгу в качестве отдельного произведения не совсем правильно, да и весьма часто о ней пишут как о второй книге дилогии "В дебрях уссурийского края". Да и хронологически и событийно она напрямую продолжает книгу "По уссурийскому краю". Так что лучше и правильнее всего читать обе книги подряд одна за другой либо сразу, либо если с перерывом, то непродолжительным — чтобы оставаться в общей энергетике этой своеобразной документально-научно-художественной литературы...

Всё-таки обе книги дилогии не совсем документальны, хотя полностью основаны на совершенно реальных событиях и экспедициях. Просто Арсеньев в интересах задуманной им книги о Дерсу Узала немного изменил время экспедиций, а образ книжного Дерсу всё-таки чуточку собирательный, хотя в основе его лежит реальный человек с точно таким именем — по крайней мере так я понял написанное в сопроводительной статье Игоря Кузьмичёва "Слава доброго человека"...

Сам принцип и основное содержание книги "Дерсу Узала" в сравнении с первой книгой практически не изменилось — читателя по-прежнему ждут описания походов и экспедиционного быта; мы вновь вместе с Арсеньевым будем наблюдать и записывать виды встречаемых растений и обозначать ареал их распространения в уссурийской тайге и на побережье; многочисленные встречи с пернатыми и лохматыми обитателями уссурийских мест привлекут внимание читателя меткими наблюдениями автора книги за поведением и тонкостями их жизни; множество деталей в описании сцен жизни коренного населения этих мест вызовут у читающего если не восторг, то восхищение и удивление и наблюдательностью Арсеньева, и его отношением к представителям туземного населения, и изумление тем, как тонко и точно всё было устроено природой для того, чтобы весь этот уссурийский массив живого — растений и животных, птиц, рыб и людей — мог не просто существовать, но относительно благополучно выживать и развиваться в своём природном естестве.

Но главное всё-таки в этой книге — это фигура и личность вот этого полулегендарного старика Дерсу Узала! Который умел читать тайгу как мы читаем написанное типографским шрифтом, который относился в тайге и её обитателям как к живому существу — вплоть до обожествления и анимирования природных объектов типа рек и ручьёв, не говоря уже о птицах и животных, не зря этот самобытный человек всех их называет одним словом — Люди. Который не раз и не два спас жизнь самому Арсеньеву и благодаря которому все экспедиции с его участием попросту благополучно заканчивались — и это вовсе не переоценка!

Возможно сейчас всё это выглядит примитивно и даже первобытно, но ведь тут же всплывают фамилии Вернадский, Рерих, Гумилёв... Да и просто, разве это не самое единственно правильное отношение к природному миру, частью которого (а отнюдь не хозяевами) мы являемся? И разве смешно вот это отношение Дерсу к сухарным и хлебным крошкам и просто любым остаткам пищи, которые по его убеждённому мнению нужно непременно высыпать в траву или в кусты, а никак не в костёр — потому что другие люди придут и съедят, имея ввиду под словом люди птиц и зверей тайги...

И конечно этот могучий таёжный старик был совсем не приспособлен к жизни городской, конечно он маялся в клетке, в ящике городской квартиры... И конечно он не мог не уйти назад, в тайгу, туда, где он был свободен...

Могучая книга! Вся дилогия могучая!

Читать полностью
red_star
red_star
Оценка:
55

Oh, East is East, and West is West, and never the twain shall meet,
Till Earth and Sky stand presently at God’s great Judgment Seat;
But there is neither East nor West, Border, nor Breed, nor Birth,
When two strong men stand face to face, tho’ they come from the ends of the earth!

Rudyard Kipling, ‘The Ballad of East and West’, 1889

Есть в «Дерсу Узала» какая-то магия. По форме это лишь путевой отчет об экспедиции 1907 года, вышедший в печать в 1923 году. Но не так все просто.

Очевидно, что определяющее значение имеет заглавный герой, классический благородный дикарь, новый Простодушный. Его житейская философия и прямые суждения приковывают внимание читателей, оживляя многочисленные страницы, на которых Арсеньев каталогизирует флору и фауну восточного склона Сихотэ-Алиня.

Представьте себе обширные и малозаселенные земли, относительно недавно присоединенные к Российской империи. Еще при жизни героев это была северная окраина китайской зоны влияния, и до сих пор то тут, то там путешественники натыкаются на поселения китайцев и корейцев, живущих среди аборигенов-удэгейцев.

Арсеньеву потрясающе удалось передать ощущение необъятного простора, в котором его экспедиция способна увидеть лишь краешек, маленькую толику, а все остальное останется все еще диким и неизведанным. Я помню это ощущение по детским впечатлениям, когда даже маленький двор у пятиэтажки казался огромным и неизведанным пространством. Очевидно, что Арсеньеву удалось не только сохранить это щемящее чувство, но и поделиться им с другими.

Как всегда, внутренним мотором повествования служат тонкие нити взаимодействия героев. Их можно разбить на четыре группы. В первую очередь это автор, русский интеллигент на царской службе. Он отделен прочной сословной перегородкой от второй группы - солдат, входящих в его экспедицию. По сути, свое мнение о них автор выразил устами Дерсу – это дети, подчиняющиеся взрослому – Арсеньеву. Затем идет отечественный Чингачгук, сам Дерсу (он еще и настоящий Шерлок Холмс, в совершенстве овладевший дедуктивным методом). В последнюю группу входят люди, которых наша экспедиция встречает в тайге и на побережье. Это и китайские поселенцы, угнетающие аборигенов, и корейские охотники со своей особой техникой, и осторожные, насупленные старообрядцы. Всех их объединяет то, что для них, для их жизни экспедиция – событие необычное, нарушающее установившееся равновесие.

Меня почему-то притягивает этот короткий период дальневосточных иллюзий. Китай временно одряхлел, и горячие головы в Петербурге решили поиграть в Сесиля Родса. Все эти проекты Желтороссии, колонизация Даурии, Уссурийского края и Сахалина, оккупация Манчжурии и попытки оккупации Кореи, мечты о господстве Российского императорского флота в Тихом океане… В 1907 году казалось, что все они недалеки от воплощения в жизнь, и даже жестокая реальность слабости и рыхлости царского режима, вскрывшаяся в войне с Японией, еще не похоронила эти грезы.

Но все это, вся геополитика остается очень далеко, когда капитан и Дерсу берут котомки и уходят от отряда в верховья очередной реки, спят у костра и смотрят в огромное звездное небо.

But there is neither East nor West, Border, nor Breed, nor Birth,
When two strong men stand face to face, tho’ they come from the ends of the earth!

Читать полностью
russischergeist
russischergeist
Оценка:
49

Какое великолепное научное, культурное, практическое и художественное наследие оставили нам такие исследователи и бесстрашные ученые как Владимир Арсеньев! Как же мы остаемся духовно богатыми, читая эти записки исследователя-путешественника!

Вот он, наш красавец, Уссурийский край и карта путешествий отряда Арсеньева, описанные в этих двух частях книги (которые я советую читать по очереди, а не отдельно взятыми):

Какие молодцы! Стратегическая карта этой части Уссурийского края, горной сложнодоступной области Сихотэ-Алиня была очерчена. Действительно, это сейчас у нас есть аэро-фотосъемки, это у нас есть сейчас вертолеты, которые могут летать достаточно низко и даже садиться в труднодоступных местах. Во послевоенные времена появились многие фишки, упростившие исследования, даже снаряжение стало намного практичнее, что позволило достаточно легко исследовать особенно холодные районы страны. Мы же восхищаемся мужеством первопроходцев и первых исследователей таежного края!

Кроме самих непосредственных описаний исследований (которые, надо сказать, написаны просто и интересно даже для обывателя), бы обнаруживаем в книге очень интересные аспекты, позволяющие нам узнать о коренном населении тех мест, о различиях в культуре и менталитете гольдов, тазов, китайцев, о возможном охотничьем промысле и повадках охотника, и просто правилах поведения охотника в тайге, об ареале распространения тех или иных растений, о размере каких-то диких животных, о.... можно перечислять еще много чего. Короче, возьмите, и прочитайте эту замечательную книгу! Наблюдательность автора просто восхищает!

P.S. для дискуссии с книгопутешественниками: Конечно, если сравнивать Федосеева и Арсеньева, то можно увидеть явный перевес в художественности текста у первого и более научное и глубокое описание тайги у второго. Образ Дерсу Узала хорош, но все же он - собирательный, потому он не до конца получился лаконичен, хотя Владимир Клавдиевич очень постарался. Важна сама суть - только пожилые гольды - коренное население дальнего востока так великолепно, цепко и точно могут ориентироваться в тайге, и даже в 80 лет смогли дать фору любому, даже самому наблюдательному исследователю!
Федосеевский Улукиткан (Сергей Трифонов) мне импонирует чуть-чуть, на йоту, больше!

Читать полностью
Интересные факты
В 2007 году Издательство «Краски» выпустило в свет первое полное несокращенное собрание сочинений В. К. Арсеньева по текстам дореволюционных прижизненных книг автора. Все выходящие до этого труды Арсеньева были сильно сокращены советскими цензорами — из них были удалены расовые и религиозные характеристики неравного отношения к народам и их религиозным верованиям.
Оглавление
Другие книги серии «Сибириада»