Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
13 печ. страниц
2019 год
16+

Владимир ХОХЛЕВ

Санкт-Петербург

ПОЭЗИЯ – САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Поэма.

Она – Поэзия, муза Санкт-Петербурга, влюбленная женщина. Он – Поэт, дух Санкт-Петербурга, влюбленный мужчина. Враг – бес-искуситель, в разных личинах.

Основное действие происходит во сне. Смены сцен и лиц героев происходят без объяснения причин.

I

Поэтический сон… Рифмы-крыши во сне встрепенулись,

разложили проспекты листы городских площадей.

Шпили башен в чернила Невы, не спеша, окунулись…

и стихи потекли – про несчастья и счастья людей.

Их читали мосты, сокрушаясь и радуясь вместе

с куполами церквей, отражая невидимый свет.

Летний сад рассказал своей Зимней канавке-невесте

о прекрасной любви… по прошествии тысячи лет.

Зазвонили трамваи, с ночными собаками споря,

кони вздыбились, им не впервой отбиваться от рук.

Зашептал Эрмитаж, строкам слышимым истово вторя,

зазвучал над садами высокий таинственный звук.

II

Бриз балтийский его, не сумев заглушить, увеличил…

до небесных высот вознеся, чтобы слышали все.

Поэтический сон Петербург воспевал и величил,

над землею по взлетной стараясь взлететь полосе.

Не взлетел, опоздал… Амальгама зеркальных каналов

удержала в себе отражения будущих встреч.

Завязалась игра между ритмами строгих порталов

и катренов стихов, предназначенных время стеречь.

Заигрались поэзией мытые ливнями плиты

мостовых, в перекрестках меняющих векторы снов.

Парапетов и набережных молодые граниты

Приумолкли и ждут… свежих, метко расставленных слов.

III

Вдохновения линия пересеклась с перспективой

не уставшего Невского всех выводить на простор

главной площади города, необъяснимо красивой,

разрешающей давний – барокко и классики – спор.

Разлетелись огромною стаей поэзии ленты

голубей… На карнизах присели, вдали от земли.

Поэтический сон, из реальности выбрав моменты

Петербург с невозможным смешал… и растаял вдали.

Чтобы где-то соткаться из нитей смещенных событий,

побывав от земли на седьмом временном этаже…

Петербург не родился бы без отвлеченных наитий.

Вот родился… и вырос, и молча стареет уже.

IV

Он как опытный мэтр зарифмует дожди с облаками,

если нужно добавит в строку ассонансной воды.

Он на стрелке Васильевского, обращенными к небу руками

оставляет Ростральных колонн световые следы.

Здесь кривая подковы, спасающей воду от суши

спит и видит во сне наводнений подводную суть.

Два гранитных мяча, сохранив обреченные души,

покорили Неву, чтобы вдруг на волне не уснуть.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг