Эпилог Лёнька Гармаш будто зачарованный, выслушал долгий рассказ Самуила Львовича. Вечер уже сменился ночью. Было темно и тихо, вокруг – ни души. Лёнька сглотнул жгучую слюну и, озираясь, шепотом спросил старичка: – А вы откуда все это знаете? – Так я в августе 1941 года был пионером. И лично принимал участие в демонтаже памятника Екатерине Второй. Нас несколько человек участвовало… – Во главе с Семичастным? – Нет, Семичастный отвалил сразу. У него другие срочные дела объявились. А мы на грузовике привезли памятник на товарную станцию, перегрузили в вагон, старший лейтенант НКВД его опечатал… – Вот в этот вагон перегрузили? – перебил старичка Гармаш. – Именно так, – усмехнулся Самуил Львович. – У меня феноменальная память на детские впечатления! – А почему же вы, зная все, не предприняли попытку после войны отыскать «медную бабушку»?! – Понимаете, молодой человек, я только вчера вернулся в родной город. – Как, вчера?! – Когда немецкие войска в 1941 году вошли в Днепропетровск, я чудом спасся, благодаря старому соседу, молдавскому цыгану. Улизнул от смерти в самый последний момент, а родители мои погибли. На перекладных добрался до Урала. Там, будучи ребенком, работал всю войну на военном заводе. А сразу после Победы за невинный анекдот был осужден по 58 статье на 25 лет как антисоветский агитатор. Из мордовских лагерей вышел на свободу по амнистии в 1955, но был поражен в правах. И мне не разрешалось жить в столицах и крупных городах СССР. Подался на Целину… В 1961 году вновь был осужден по политической статье и отбыл срок от звонка до звонка на Колыме. Освободился в 1971 и подал документы на эмиграцию в Израиль. За это был в третий раз осужден по политической статье и до 1984 года чалился на БАМе. В 1986 году таки эмигрировал в Хайфу, где женился, рожал детей. Не до того мне было. Теперь вот только вернулся… как израильский турист… – Так давайте этот вагон сейчас вскроем!
28 ноября 2017