Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Arlett
    Arlett
    Оценка:
    130

    Я живу в Москве. Я люблю этот город. Москва полна памятных и дорогих для меня мест. ГУМ с его знаменитым мороженным – одно из первых воспоминаний детства. В Педкниге на Кузнецком мосту я не один бой выдержала в давке за учебниками, там же неподалеку несколько лет спустя купили обручальные кольца. Но что по большому счету я знала о ней? Ни-че-го. Справочные данные для первоклассника. Что это столица нашей Родины, что её основал Юрий Долгорукий и что здесь живет и работает президент. Стыдно? Еще как!

    Что в борьбе с безграмотностью может быть лучше классики? Какая книга о Москве первой приходит на ум? Ответ очевиден. К чтению я приступала, можно сказать, торжественно. Вот как обогащусь знаниями, как блесну ими при случае! Знаниями я и правда обогатилась. Правда несколько однобоко и блестеть мне решительно нечем. Да, я могу выдать теперь информацию о том, что когда-то из зоопарка сбежал взбесившийся слон, его застрелили и теперь на том месте стоит Политехнический музей. Что пожарниками называли профессиональных попрошаек, которые с разрешения своих баринов приезжали в Москву за подаянием под видом погорельцев. Именно поэтому пожарные оскорбляются, если их так назвать. Что пожарных часто использовали в театре, и им случалось ехать на пожары прямо в гриме. Что они жгли запрещенную литературу. Указ такой был.

    Но в большей степени я узнала кто, где и как бухал. Две трети книги посвящено трактирам и их посетителям. Там расстегай, там кулебяка, там огурцы. Бухают все. Миллионщики, банщики, портные, художники, писатели, редакторы, солдаты. Все. Столь же подробно описана их закуска. Возможно, я глуха к красоте старины, но мне, честное слово, плевать, кто какую икру жевал, какую водку пил и чем закусывал. Было скучно. Уже на третьем трактире я приуныла. Как натуру приземленную меня волнует из еды только то, что есть на данный момент у меня в холодильнике, а не чьи-то трапезы столетней давности. Умиляет только то, что в то время в Москве еще была дешевая еда. Сейчас она дорогая и очень дорогая. Один наш знакомый, встретив своего друга-иностранца, выслушав его рассказ, как тот с сыном поел в супер-дорогом ресторане аж на 500 баксов, улыбнулся и отвел парня в «Пушкинъ». Иностранец вышел оттуда седой.

    Из очерков получается, что Москва до сталинской перестройки была вонючей клоакой с жульем, ворьем и деловыми ребятами в самом центре. Что генералы не гнушались сдавать свои дома самому дну (или верхушке) преступного мира. Что Московской думе было наплевать на чистоту и благоустройство города. Можно возразить, что это «история повседневности», а не путеводитель по достопримечательностям. Но однобокость представленной повседневности угнетает. Я не спорю с тем, что так оно и было. Я хотела бы знать, что было еще. Наверняка ведь было что-то хорошее. В наши дни есть метро, канализация, машины, центр Москвы выглядит не хуже других европейских городов, но при желании грязь всегда можно найти. Остались нищие, проституция, разврат в отдельных кабинетах и пьяные сделки в ночных клубах. Всё это есть. Но так же есть красота и история. И в этой истории не только погань. Пусть меня можно обвинить в дурном вкусе, не буду спорить, но после «Кладбищенских историй» Чхартишвили хотелось бежать и смотреть на всё своими глазами. После гиляровской Москвы только одно желание - врезать еще один замок в дверь и после семи вечера из дома не выходить.

    За полвека жизни в Москве я тысячу раз проезжал под (Триумфальными) воротами и на конке, а потом и на трамвае, и мимо них в экипажах, и пешком сновал туда и обратно, думая в это время о чем угодно, только не о них. Даже эта великолепная конская группа и статуя с венком в руках настолько прошла мимо моего внимания, что я не рассмотрел ее — чья это фигура. Я лишь помнил слышанное о ней: говорили, что по всей Москве и есть только два трезвых кучера — один здесь, другой — на фронтоне Большого театра. Только это был не «кучер», а «баба с калачом», по местному определению.
    Я поднял глаза и наконец увидал, что это «богиня славы» с венком.
    Вот так вот. Это пишет знаток и бытописец Москвы. Полвека не замечать символа победы 1812 года. А когда ему? Пока все трущобы облазишь, пока по всем трактирам пройдешь, до ворот ли будет?
    Читать полностью
  • memory_cell
    memory_cell
    Оценка:
    58

    С тех пор, как я впервые прочитала «Москву и москвичей», сменился социальный строй, и даже страны, в которой я её читала, уже нет.
    Совсем так же, как и в случае с самой книгой – у страны, о столице которой написаны рассказы Гиляровского, было другое название и иной социальный строй.
    И так же как автор, описывая старую Москву, постоянно проводит параллели "было - стало", так и я, перечитывая книгу, постоянно сравниваю тогдашнее своё впечатление и теперешнее.

    Есть о чем подумать.
    До какой же степени я была когда-то «продуктом» своего времени (речь идет о конце 70-х), если мне тогда ничто в книге не казалось странным и не резало глаза.
    Казалось, так оно и есть: всё старое было плохим и жило ожиданием великих революционных перемен. И только эти самые перемены сделали Москву Москвою: извели нищету, грязь и криминал Хитровки, уничтожили блеск, сытость и всяческие излишества «Яра» и «Славянского базара».
    Превратившийся в Музей Революции элитный Английский клуб, аэропланы над ставшим Домом крестьянина рестораном "Эрмитаж"...
    «Отречемся от старого мира, отряхнем его пыль с наших ног»

    Пожалуй, я даже пожалела бы о том, что устроила сейчас перечитывание, если бы не главы о пожарных (не путать с попрошайками-пожарниками) и о московских банях.

    Всё-таки настоящую любовь не перешибешь никакой идеологией и социалистическим реализмом!
    Как велико восхищение автора прокопченными дымом настоящими мужиками, боровшимися с огнем в густонаселенном городе, состоящем по большей части из деревянных построек. Топорники, ствольщики, брандмейстеры, вестовые с медными трубами. А эти холеные кони, впряженные в пожарные повозки – у каждой команды своя масть: серые в яблоках, чалые, гнедые, караковые… Громыхают по мостовым пожарные обозы – это на коромысле пожарной каланчи вывесили шары – срочный вызов.

    И бани! Бани – это истинная страсть Гиляровского.
    Как сладок и крепок был их пар, как горячи и душисты веники. Как вкусен после жаркой парилки ледяной квас. И даже рассол из-под огурцов, которыми торговали в лавочке по соседству с ними, был «до того ароматичен и вкусен», что классовый подход оказался бессилен перед ними: Сандуновскиеми, Суконными, Челышевскими, Ломакинскими…
    За «пожарную» и «банную» главы я прощаю весь соцреализм других рассказов.

    Как же давно я не была в Москве … Давно, лет тридцать уже не была.
    И та Москва, которую я помню, наверное, так же мало похожа на сегодняшнюю, как и на Москву времен Гиляровского.
    Наивно, конечно, но лично для меня она всё так же связана с Арбатскими мостовыми Окуджавы и Охотным рядом Визбора.
    «Былое нельзя воротить, и печалиться не о чем …»
    Эта моя Москва не бьет с носка и верит слезам.
    Счастья тебе, дорогая столица.

    Читать полностью
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    31

    Сразу видно, что написано журнализдом и лимитой. Безапелляционно, грубо, море сплетен и сомнительных фактов. Тем не менее очень органично передан московский дух и ощущение того, что автор видит вокруг себя по определению одно дерьмо, постепенно проходит. Масса интересного, многие ныне присутственные места узнаваемы. Почерпнул для себя много нового и интересного. Молодец Гиляровский

  • Obright
    Obright
    Оценка:
    28

    Москва! – географическое положение,
    Вызывающее у одних гордость, а у других раздражение.
    (с)
    Не могу сказать, что осталась в полном восторге от этой книги, но совершенно не жалею о том,что прочитала ее. Временами повествование захватывало и я не замечала, что прочитала уже страниц 50, хотя казалось, что прошло всего пара минут, но было и такое, что я чуть не засыпала над книгой, потому что читать становилось скучно и неинтересно. Во время чтения я отмечала интересные места, а когда было время, то читала в инете исторических местах, описанных в книге, смотрела на карте и так хотелось "вотпрямщаз" пойти и побродить по улочкам, представляя как они выглядели раньше) Когда станет совсем тепло и будет немного свободного времени, то обязательно прогуляюсь по старым районам Москвы. Очень люблю такие книги.

    Читать полностью
  • panda007
    panda007
    Оценка:
    20

    Гиляровскому следовало бы назвать свою книгу "Ужасы нашего городка". Начинается она с подробнейшего описания знаменитой Хитровки - обители нищих, воров и прочих каторжников, с которых Горький писал "На дне". Гиляй знает материал не понаслышке: он работал репортёрам и со многими обитателями трущоб общался лично. Описания яркие, но малость жутковатые. Продолжается повествование на Сухаревке, где сбывали краденное, подсовывают негодный товар и вообще обувают доверчивых покупателей по-всякому . Колоритные типы, весёлые байки, забавные московские словечки - в общем, жизнь низов во всей красе. Читаю, думаю - может дальше будет лучше, потому как от воровского быта я уже начала припухать. А вот и нет. Дальше - Китай-город и всё те же радости: воры, убивцы, отрубленные ноги в сапогах. Потом подземное путешествие по вонючей Неглинке, спрятанной в трубу, шулера на иподроме и т.д. и т. п. В общем, в какое место на карте Москвы ни ткни - отыщешь какую-нибудь гадость. Или это у Гиляровского взгляд такой избирательный, ведь кто ищет, тот всегда найдёт.

    Читать полностью