Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из И возвращается ветер...

Читайте в приложениях:
168 уже добавило
Оценка читателей
4.2
  • По популярности
  • По новизне
  • И всем нам давались общественные поручения: выпускать стенгазету, делать доклады, подтягивать отстающих, а главное – воспитывать других и друг друга, прорабатывать двоечников и нарушителей дисциплины.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Несчастна страна, где простая честность воспринимается в лучшем случае как героизм, в худшем – как психическое расстройство.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Россия – страна рабов. Никогда у русских не было демократии и не будет. Они к ней не способны – нечего и пытаться. С нашим народом иначе нельзя!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • мешать им, нельзя запретить людям страдать, коли им это нравится, не спасать же людей вопреки их воле. Такие уж эти русские!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Гениальность идеи состояла в том, что она уничтожала эту раздвоенность, напрочь разбивала все внутренние самооправдания, которые делают нас соучастниками преступления. Она предполагала кусочек свободы в каждом человеке, осознание своей «правосубъектности», как выражался Вольпин. Иными словами, личную ответственность. Это-то и есть внутреннее освобождение.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • приходилось согласиться, что, отвечая беззаконием на беззаконие, никогда не обретешь законности.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Поражало меня, с какой серьезностью он рассуждал о правах в этом государстве узаконенного произвола. Как будто не очевидно было, что законы существуют у нас только на бумаге, для пропаганды и везде оборачиваются против тебя. Разве не говорили нам в КГБ вполне откровенно: «Был бы человек, а статья найдется». Закон что дышло – и поворачивали это дышло всегда против нас. Решающим, стало быть, был не сам закон, а кто его будет поворачивать.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Это ведь всегда так заманчиво, так просто и оправданно: разве не справедливо отплатить злодеям той же монетой? Ответить на красный террор – белым террором, а на белый – красным. Смотрите, они пытают нас, это звери, а не люди! Почему же нельзя пытать их? Глядите, они открыто воруют у нас – чего же мы ждем? Безнаказанность только поощряет их, развязывает им руки. И раз государство – все равно насилие, то почему ж не насиловать ради справедливости, ради их же спасения?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Извини, старик, некогда. Жена, дети, работа…
    Был человек, и не стало. Осталась производительная человеко-единица, так и не научившаяся ходить на двух конечностях, без дополнительной опоры в виде колясочки.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • вялотекущей шизофрении специально на потребу КГБ, но она необычайно подходила для нужд хрущевского коммунизма. Согласно теории это общественно опасное заболевание могло развиваться чрезвычайно медленно, никак не проявляясь и не ослабляя интеллекта больного, и определить его мог только сам Снежневский или его ученики.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • А я рисковал застрять навечно между Москвой и Ленинградом. Борьба между московской и ленинградской школами психиатрии была тогда в самом разгаре. Ленинград напрочь не признавал ни авторитета Снежневского, ни его вялотекущую шизофрению. Мне же, как назло, в Институте Сербского поставили два диагноза под вопросом: и психопатическое развитие личности, и вялотекущую шизофрению. Невольно я оказался объектом их научного сп
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В качестве «лечения возбудившихся», а точнее сказать – наказания, применялось, главным образом, три средства. Первое – аминазин. От него обычно человек впадал в спячку, какое-то отупение и переставал соображать, что с ним происходит. Второе – сульфазин, или сера. Это средство вызывало сильнейшую боль и лихорадку, температура поднималась до 40–41 °C и продолжалась два-три дня. Третье – укрутка. Это считалось самым тяжелым
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • почему я оказался в конфликте с обществом, с принятыми у нас нормами жизни, почему мои убеждения кажутся мне важнее всего – важнее свободы, учебы, спокойствия матери?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Сознание определяется бытием, и логически не могло быть преступности в обществе кукурузного изобилия. Не могло быть и какого-нибудь инакомыслия. Вывод напрашивался самый простой: где эти явления нельзя объяснить наследием прошлого или диверсией мирового империализма, там просто проявление психической болезни, а от этого, как известно, одним коммунистическим бытием не излечишь. По всем подсчетам получалось у Хрущева, что к 1980 году он действительно сможет показать последнего преступника. (Последнего сумасшедшего он показывать не обещал.)
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Хрущев где-то заявил, что у нас в СССР нет больше политзаключенных, нет недовольных строем, а те немногие, кто такое недовольство высказывает, – просто психически больные люди
    В мои цитаты Удалить из цитат