Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы

4,5
406 читателей оценили
379 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. kmari-chka
    Оценил книгу

    В седьмой книге появились красивые слова, фразы и целые абзацы, которые хочется перечитать, а не пролистать. Это радует. Хотя того, о чем можно было не писать – тоже хватает.
    Автор рассказывает обо всём и всех понемногу, вскользь и без особых эмоции и приоритетов. Противостояние всех против всех нарастает как снежный ком. Интриги и козни, предательства и подставы становятся всё изощреннее и хитрее, и многим уже плевать на судьбы страны и мира в целом, главное увеличить личное могущество, урвать побольше силы и власти. Все, без исключения, мечтают вознестись над другими, покорить и поработить оставшиеся народы, добиться могущества и безграничной власти, ради ещё большего могущества и возможности повелевать и диктовать свою волю, не ставя перед собой никаких благих целей. На этом фоне К’ирсан Кайфат, желающий выжить и построить государство основанное не на порабощении, а на свободе, равенстве и справедливости снова выглядит Белой Вороной и единственным положительным политиком, который просто хочет мира и спокойствия. Но для того, чтобы не стать пешкой в чужих играх, марионеткой как Олег, Дарг, Селерей и даже архимаг Виттор, ему тоже нужно стать сильным и могущественным, и сделать сильным и могучим свое государство и своих подданных. Чем он и занимается. Используя для этого все имеющиеся средства, включая разногласия своих противников.
    Напряженность борьбы на Торне возрастает с каждой главой. Серия оказалась достаточно сложной, серьезной и тяжелой. И позитива в ней не очень много, и от книги к книге нагнетается мрачная атмосфера безысходности, но надежда на то, что всё образуется ещё остается.

  2. Анонимный читатель
    Оценил книгу

    Взаимоотношения мархузов, шуш, хфургов и иже с ними утомляли крайне, что-то как-то жители Торна многовато сквернословят. Особенно неприятно было читать когда сквернословили эльфы. Через мысли Рошага - древнего мертвого дракона тоже сильно проглядывала человеческая личина, что тоже раздражало.
    Вообще серия Дорога домой долгое время была моей любимой из всех прочитанных мною книг, но, к сожалению, утратила этот титул. Раньше все было логично, гармонично, дозировано и без особых излишеств (пафос, как выразился предыдущий комментатор, меня не смутил, в созданном образе он вполне понятен), было интересно следить как за прохождением испытаний главных героев, так и за политическими интригами, но, увы, в Великих Спящих эта тонкая грань размеренности была преступлена и весь прошлый мой восторг исчез. Передоз драк, боев и скрупулезного и местами даже нудного описания (что, повторюсь, в прошлых книгах, было идеально выверено), заставляли внимание рассеиваться и о, ужас! в первые, во время чтения приходилось перечитывать предложения, потому как тупо начинаешь думать о совершенно постороннем. Это грустно и печально, ведь серия была ЛЮБИМЕЙШАЯ!
    Однако, несмотря ни на что, буду читать продолжение, ибо узнать чем дело кончится все также интересно!

  3. Алексей Мартынов
    Оценил книгу

    Эту серию нужно было закончить на предыдущей книге. Вот неймется автору. Смени пластинку. Пафос в книге просто зашкаливает. Для меня нечитаемо. Хотя искренне пытался. Контраст с первыми книгами серии очевиден.

Цитаты из книги «Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы»

  1. В обороне же битвы не выигрываются.
    31 января 2019
  2. Ты хочешь сказать, что это Дети эфира, которые устояли перед отравой Бездны и у которых хватило мозгов озаботиться поиском «лекарства» от скверны?! «Лекарства», которое им дает энергия моего сына?! – Тут скорее надо говорить не об энергии, а о силе его Дара, даже отблески которого отгоняют яд, и… твоей крови, Владыка, – уверенно сказал Гхол. – Духи страшатся того, что происходит в мире. И чем они разумнее, тем активнее начинают сопротивляться. – Ты говоришь все правильно, однако… знаешь, картинка не складывается, – проронил К’ирсан задумчиво. – Даже если бы энергии было в разы больше, этого все равно недостаточно для защиты или даже очищения сущностей всех собравшихся там Бестелесных. Коротышка встретил эти слова своего повелителя улыбкой во весь жабий рот. – Владыка, ты слишком мало времени уделяешь иным граням своего таланта… Увлекся наследием рептохов, а про рептохорсов почти забыл: пару-тройку приемов освоил и на этом остановился. Мир же духов почти безграничен, там сокрыто такое… – Гхол мечтательно закатил глаза. – Сокрыто, – согласился К’ирсан. – Только и от мага требует немалого. Для начала почти полного отрешения от мирских забот и жизни на две реальности. Я к такому точно не готов! – А жаль, Владыка, жаль… – проговорил Гхол с прежними интонациями, но, ощутив недовольство императора, немедленно посерьезнел. – Я не заглядывал в Чилиз, но готов поклясться, что твое величество оградил дом госпожи Мелисандры от Астрала чем-то вроде заклинания Венца. Ведь так? К’ирсан медленно кивнул, мысленно досадуя на свою предсказуемость. Разговор уже был полезен, потому как заставил иначе взглянуть на свое развитие как чародея. – Иначе говоря, создал границу между реальностью и миром эфира. Особого рода границу, через которую просачивается Сила истинного Повелителя Астрала… – продолжил говорить Гхол, но К’ирсан уже не нуждался в его объяснениях. – Дерьмо тарка… Венец, само плетение, можно смело считать чем-то таким, что уже не принадлежит миру реальному, но еще не стало миром духов. И если пойти в рассуждениях чуть дальше, то
    9 октября 2018
  3. Пролог Некогда великий Фф’али’ер – обитель высокородных, отчий дом воителей и чародеев, гроза кочевников и жемчужина севера Сууда – а ныне даром никому не нужное селение Фалир, ставшее приютом для потомков тех самых странников пустыни, против которых некогда и был построен, хирел день ото дня. Его все реже и реже посещали торговые караваны, потихоньку уходили обладатели Дара, а среди членов Совета нет-нет и начинались разговоры о переселении состоятельных жителей в более благополучные места. Да что там говорить, если даже бандитские ватаги – настоящий бич богов для небольших оазисов и мелких городков – не вспоминали о Фалире. Последним, кто нанес визит, стал отряд капитана К’ирсана Кайфата, да и то наемников интересовал живущий здесь пророк, а никак не сам город. Упадок никак не коснулся лишь старого Хурбина: для того, кто не стремится к богатству и предпочитает тихо коротать свой век за созерцанием неудержимого бега времени, не страшны никакие кризисы. Нищему нечего терять, кроме жизни, а если он не дорожит и ею… Обитателей Фалира такие взгляды Видящего полностью устраивали. Хочет жутковатый сосед покоя, ну и слава всем Стихиям! Главное, чтобы в чужую судьбу не лез, а там пусть живет, как знает. И лишь внук или правнук Кормчего – он и сам толком не знал, кем приходится Хурбину, – жаждал иного. В свои шестнадцать Талун грезил приключениями, хотел новых ощущений и мечтал о великой судьбе. Какой тут, к мархузу, покой?! Надо спешить, двигаться, бежать со всех ног вперед, к светлому будущему! Он бы ушел, но… дед. Деда мальчик любил и не мог оставить одного. Выбор между несомненно светлым будущим и мрачным настоящим пришлось сделать в пользу последнего. – Дед, может, выйдешь во двор, а?! Вторую седмицу в подвале сидишь безвылазно! – закричал Талун, спускаясь по лестнице в комнату под домом. В руках он держал корзину с фруктами и кувшин с водой – последние дни старый пророк чудил и соглашался только на простую пищу. Отодвинул занавеску, прошел в небольшую комнатенку с голыми стенами, кроватью в углу и низким круглым столом в центре. Серо, убого, уныло, но иной обстановки Хурбин не признавал. Сам пророк обнаружился слева от входа, подле алтаря Орриса. Он сидел с закрытыми глазами на холодном полу, подстелив лишь гнилую циновку, и мерно раскачивался из стороны в сторону, что-то напевая
    5 апреля 2018