Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Между актов

Читайте в приложениях:
130 уже добавило
Оценка читателей
4.4
Написать рецензию
  • panda007
    panda007
    Оценка:
    36

    Доводилось ли вам бывать в ресторанах высокой кухни? Желательно, даже не высокой, а высочайшей. Как минимум, с мишленовскими звёздами, а лучше с какой-нибудь молекулярной кухней. Когда на огромной тарелке лежит скромный кусочек чего-то, и часто можно только догадываться, что, собственно, тебе положили. Еда в таких ресторанах не обязательно вкусная, но совершенно точно изысканная.Чтоб оценить её по достоинству, нужно долго оттачивать и истончать свой вкус. Правда, существует опасность: вкус можно истончить до того, что обычная еда станет вызывать отторжение, а там и до вперёд ногами недолго.
    Есть, есть во всякой изысканности хрупкость, тонкость, а нередко и болезненность. Это привлекает и отталкивает одновременно, и в полной мере это видно на примере крохотного романа Вирджинии Вулф "Между актами".
    Меня всегда поражало как, будучи женщиной умной и проницательной (достаточно почитать её статьи), Вирджиния Вулф умудряется писать такую стерильную выхолощенную прозу. Вместо героев - бесплотные тени, вместо мыслей - ощущения, вместо сюжета - обрывки декораций. И все томятся. Это не истома, не томление, и уж точно не томность. Это что-то душное, висящее в воздухе, давящее. Вот этот контраст, пожалуй, трогает в "Между актов" больше всего - внешнего благополучия, лужка, птичек и внутреннего надрыва, раздрызга, разлома, буквально, на грани истерики. Формально эта проза близка поэзии - ощущения в ней превалируют над всем остальным. А по сути ближе всего она к новой драме - Чехову, Теннесси Уильямсу. И ощущение смерти, которая притаилась за ближайшим деревом, очень сильно.
    В общем, подобная проза должна сильно нравиться читателям, которые любят подобные аттракционы: невыносимо медленное и страшно изысканное повествование, а потом ловишь себя у бездны на краю.

    Читать полностью
  • Toccata
    Toccata
    Оценка:
    16

    Все тоже смотрели пьесу; Айза; Джайлз и мистер Оливер. Каждый, разумеется, видел что-то свое.

    Между актов – той самой пьесы, которой зрителями, кроме Айзы, супруга ее - Джайлза и свекра - мистера Оливера, были представители прочих английских семейств. Каждый озабочен чем-нибудь: Айза – влюбленностью в «человека в сером», соседа-помещика, тогда как муж ее задумчив по причине «ощетинившейся, как еж», Европы накануне Второй мировой; миссис Манреза, «роскошная баба», впрочем, беспокоится разве что по части производимого на окружающих эффекта и помады на губах; зато мечтательницу миссис Суизин заботит вопрос о гармонии, связи всех со всеми; брат ее, мистер Оливер, как и положено английскому джентльмену, обращается к прессе, подремывая, поглаживая афганского пса…

    А ветер играл газетной страницей; и он из-за края увидел: текучее поле, вереск и лес. В рамку – и вот вам готовый пейзаж. Будь я художник, я бы поставил мольберт здесь, на поле за вязами: готовый пейзаж.

    Проза Вирджинии самая, пожалуй, импрессионистичная, хотя и не французская, английская-преанглийская: каждой фразой – мазок, блик; в каждом эпизоде – дуновение, свет; пред каждым предметом, явлением – трепет; и во всем – нежная привязанность к жизни.

    Тик-тик-тик – тикал граммофон.
    - Отмечает время, - шепнул старый мистер Оливер.
    - Которого у нас нет, - бормотнула Люси. – У нас только теперешний миг.
    - Разве этого мало? – думал Уильям. – Красота – это мало?

    После Вулф понимаешь – достаточно: вековых деревьев, полей, буренок и цветов «Между актов»; «братского шума» Лондона «Миссис Дэллоуэй»; притягательной цели – «На маяк»; в затворничестве - стихов и преданного «Флаша»; метаморфоз с полом «Орландо»…

    Но вот задул ветерок, и все кисейные занавески разом вздрогнули, потянулись прочь, будто величавая богиня встала с трона в окружении равных и тряхнула янтарной своей оснасткой, и разом зашлись хохотом другие боги, видя, как она встает, уходит, и волны этого хохота ее унесли прочь.

    У штор Клариссы Дэллоуэй тоже, бывало, «перехватывало дух», но то было почти двадцать лет назад!.. Теперь Вулф показалась мне чуть менее завороженной, а красоты ее – куда более зыбкими: «Нас разбросало» граммофона; по окончании пьесы над зрителями пролетает стая аэропланов, автор и постановщица, посеяв смуту в головах соседей, отправляется в кабак… Зато, после «Орландо» 28-го, любимая англичанка возвращается, кажется, к относительной бессюжетности 25-го и 27-го; зато снова – свойственное Вирджинии обилие историко-литературных аллюзий с непременными сносками… И эта ее ирония, и эта ее манера – вездесущего духа, обращенного попеременно к мыслям то одного, то другого героя, будто следом и…

    …то, что было мое я, неприкаянное, витает и никак не может осесть.

    P.S. Под Лору Марлинг хорошо: «There's hope in the air, there's hope in the water, but no hope for me, your life serving daughter…», например.
    Читать полностью
  • Lucretia
    Lucretia
    Оценка:
    11

    Тяжелая книга. Нерадостная, если читая Миссис Дэллоуэй я плыла вместе в Клариссой, то здесь меня медленно затянуло в трясину. Книга об изменчивости жизни, автор передала всю тревогу за жизнь. Патриархальная Англия, домашний спектакль, сад, старвй дом, ведь книга начинается с того что надо трубу починить. Две семьи. Но ты ощущаешь, что все не так радужнро сквозь бумагу книги.

  • nay_mare
    nay_mare
    Оценка:
    10

    По этому поводу я уже высказывалась, лучше бы они молчали, и Вулф, и Жорж Санд, хотя если привыкнуть к стилю изложения - читать можно. Как только привыкаешь, правда, роман кончается. Но вообще, если бы я писала такие книжки, мне бы тоже оставалось только пойти и застрелиться.

  • puho
    puho
    Оценка:
    10

    Невозможно читать и не видеть образ Вирджинии, сыгранной в фильме Часы. Это она гоняется за призраками, любит и ненавидит одновременно, бормочет себе под нос и не любит роли жены. Несчастная, но так глубоко чувствующая все окружающее женщина. В книге ее личный ужас, прикрываемый внешне масками, разрастается в преддверии войны до общественного, также прикрываемого - рутиной, весельем, общением. И финал - высветление скелета у каждого в шкафу - похож на одну из причин усталости Вирджинии от жизни.