satanakoga
Оценил книгу

Хорошо, но неровно. Рассказов очень много и среди прекрасных жемчужин про вложенные друг в друга миры и реальности частенько попадаются совсем проходные и даже откровенно раздражающие. Это меня-то раздражающие, завзятого пелевинофила. Например, "Свет горизонта", где благодарный читатель "Жизни насекомых" вновь встречается с мотыльками Митей и Димой. Ну блин, не хватило, что ли, "Жизни..", чтобы обсосать эту идею про навозника и свет, к которому стремишься, хотя ничего нет и тебя нет, и свет - это ты сам, а сам ты - свет и аааааа, уберите, надоело же. Может, конечно, это всё не для средних умов, но лично мой вопиет, когда это читает.
А так-то начинаешь читать и сперва полнишься чистым восторгом. Ай да Пелевин, ай да сукин сын!
Назойливые мертвяки и методы по их распознаванию так и лезут из в общем-то милого рассказа "Синий фонарь". Забавно, но как-то жутковато. А вдруг окажется, что ты и вправду умер, а теперь тебе нужно в этом самому себе признаться? А не хочется да и боязно? А заяц-то с барабаном. Храню этот образ в списке самых жутчайших.
В копилку кристального ужаса я также несу "Вести из Непала". Я знаю, что со мной будет после. Только мои мытарства будут ещё безнадёжнее. Это будет чей-нибудь день рождения, и, скорее всего, одной родственной тёти. Мы будем сидеть за большим полнокровным столом и часами жрать. Гости и сама именинница будут постоянно спрашивать, отчего я:
а) такая худая, ведь это же некрасиво, ведь бабу нужно взять за что-то и ухнуть от удовольствия
б) ещё не родила, ведь дети и внуки - это наше всё, а я ещё и не начинала.
И заставят съесть ещё салатика того и вон того. А потом покажут фотографии своих внуков, в том числе ню, включая также ролики с недавнего посещения сафари. Ничего, что в седьмой раз, ведь это мытарства, а не Эдем какой-то.
Завидуй, Людочка!
Из особо полюбившихся отмечу:
- чудесный "Ухряб", в котором бодрому пенсионеру Маралову вдруг откроются такие глубины, что лучше бы сразу милосердно ухрябнуться, но это уж как Господин Ухряб решит. Люблю я сюжеты об осознании ничтожным человечком своего ничтожного места в кошмарной реальности. Когда он вдруг понимает, что на него смотрит из щелей и куда ведут ступеньки и дорожки. Можно, конечно, и белой горячкой объяснить, и Альцгеймером, но я бы предпочла поступить проще: ухряб ухряб.
- поучительный "Жизнь и приключения сарая номер XII", в котором исследуется внутреннее содержание твоего сарая. Однако же, мне кажется, что бочку с кислой капустой и огурцами Пелевин несколько демонизировал. Ведь брожение - это не застой, а постоянное бурление и, можно сказать, тоже поиск верного пути наружу. А внутренний велосипед..что ж, не все умеют на нём кататься. Я вот до сих пор не умею, хотя и собираюсь в скором времени исправиться. Когда у меня велосипед появится и я добреть начну.
- чудной и туманный "Хрустальный мир" про двух кадетов, охраняющих дорогу к Зимнему дворцу. Сюжет напоминает какой-то сто лет назад читанный кайдан про преследование духами, меняющими обличья. Мир то сужается, то раздвигается, то мутнеет, то блистает. И только на эфедрин ведь не спишешь.
- романтичный "Бубен верхнего мира"
- вселяющий надежду "Греческий вариант"
- прелестный про приспосабливаемость человека к суровым условиям чистилища по-русски "Time out"
- ну и всем известный обаятельный рассказ "Акико", кто ж его не знает, Акико знают все приличные йцукены.

Сборник большой, рассказов много. Читаешь-читаешь, делаешь перерыв, потом снова читаешь-читаешь. Вот тут-то и наступает какая-то мозговая усталость. По-хорошему, вообще не стоит торопиться и жадничать, а читать лучше понемногу. Замечено, что в больших дозах воздействие прозы Пелевина на мозг непредсказуемо: от острых депрессивных состояний, панических атак и накрывания всего вокруг чёрным тазом мрачняка, до полного ухряба от счастья. Потому советую найти свою терапевтическую дозу и строго её придерживаться.
Лечение симптоматическое, антидота не существует.
Не пытайтесь не думать о Бубне Нижнего Мира ровно шестьдесят секунд.