Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Отверженные

Слушать
Читайте в приложениях:
20862 уже добавили
Оценка читателей
4.57
Написать рецензию
  • Akvarelka
    Akvarelka
    Оценка:
    331

    «Исцелить душу можно, изменить судьбу – никогда».

    Ай да, Гюго, ай да, молодец! Это же каким писательским талантом надо обладать, чтобы повесть о жизни низов парижского общества превратить в трехтомный роман-эпопею?! Ведь даже самая малая деталь в книге получает свое пространное объяснение. Миллионы мельчайших обстоятельств, словно камешки в калейдоскопе, под умелым пером Гюго складываются в причудливой формы игры Провидения. И, главное, насколько органично в общую канву повествования вплетены философские зарисовки!

    В «Отверженных» в полной мере раскрывается многогранный талант автора. Здесь можно встретить Гюго-философа и Гюго-историка, Гюго-филолога и Гюго-политолога… Скупые исторические факты перемежаются с собственной философией автора, и в такие моменты повествование становится все больше похоже на «крик души», оно несет в себе частичку его самого. Гюго, стараясь быть максимально правдивым, не гнушается ни описаний парижской клоаки, ни употребления языка нищеты – арго. Он докапывается до самой сути вещей, не обращая внимания на то, где приходится копать. И в этом его смелость и его оригинальность.

    Все повествование пронизано чувством щемящей любви к Парижу того времени, Парижу его детства. Для автора Париж – это целая страна, целая цивилизация, целая Вселенная. Благоговейным трепетом преисполнены страницы, на которых Гюго говорит о родном городе. Вот это настоящая любовь, настоящий патриотизм и преданность!

    Причем Гюго признается в своей любви к Парижу не только в этом своем труде, он делает это при каждой возможности – и вот уже сладостные серенады городу звучат со страниц его произведений. Как имя возлюбленной Анжольраса была Родина, так у Гюго – Париж.

    О чем же сама история «Отверженных»? Вряд ли можно об этом сказать лучше самого автора. Это история о «преступнике, коленопреклоненном на высотах добродетели». О беглом каторжнике Жане Вальжане, преисполненном некоего «внутреннего света», который обретает человек, опустившийся на самое дно жизни. Человек чистый душой наполнится этим светом, человек потерянный – скатится еще ниже. Хотя можно ли вообще Жана Вальжана считать преступником? По-моему, единственный преступник в романе – само общество, порождающее неравенство, нищету, пороки, со своими несправедливыми законами и жестокой карой…

    Тема просветления в романе в некоторой степени перекликается с таковой в «Воскресении» Толстого. Но, да простит меня Лев Николаевич, Гюго и его Жану Вальжану я верю больше.

    Бедность, порой граничащая с нищетой; нужда, разрушающая до основания; унижение, тянущее на дно подобно камню на шее; и озлобленность на весь мир, перерастающая в дикую, нечеловеческую жестокость… Можно ли при этом оставаться человеком? Да, можно! Но только с одним условием. И это условие – наличие путеводной звезды, лучика, освещающего дорогу во мраке. Она может принимать любые формы – епископа, подкупающего своей верой в человечество, маленького ребенка, преданного тебе всем своим крохотным сердечком или прекрасного, почти невесомого ангела в белой шляпке. Но имя ей всегда одно – ЛЮБОВЬ. Только она имеет такую целительную силу, способную превращать жестокость в нежность, отчаяние в надежду и размягчать даже самые зачерствевшие сердца…

    Любовью дышит каждая страница «Отверженных». Это слово трепетно звучит из уст молодого студента и громогласным эхом раздается на баррикаде. В этом и проявляется романтизм произведения.

    Этот роман – ода духовному исцелению и ода любви. Причем у Гюго невозможно одно без другого. Любовь – движущая сила.

    Примечательно противостояние Жавера и Жана Вальжана на протяжении всего романа. Эти два героя будто связаны невидимой кармической нитью и призваны, слегка отдаляясь, затем снова с еще большей силой сталкиваться друг с другом. Это столкновение долга духовного, перед совестью, и долга земного, перед законом. Сцена размышлений Жавера на мосту лишь доказывает, что земные законы оказываются ничтожными перед законами высшими, но их гордость настолько велика, что предпочитает гибель коленопреклонению.

    «Отверженные» - один из моих самых любимых романов, и я испытала ни с чем не сравнимое наслаждение, вновь перечитав его. Большое спасибо за это автору.

    Читать полностью
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    156

    Посмотрел мюзикл, поэтому исхожу из этого факта. Тупость гюговских героев в форме заунывного песнопения и растянутую на 2,5 часа можно смотреть только после 600-700 грамм. Если же ты трезв, то это называется "пытка отверженными". Это как раз тот случай, когда присутствие предварительной информации мешает восприятию. Лучше б я не читал это произведение. Все герои Гюго с ног до головы покрыты корочкой маразма. Жан Вальжан, чудесным образом вставший на путь праведный, благодаря епископу Диньскому, тем не менее успешно торгует, причем по легенде Честно(!), благодетельствует всех и вся, становится управляющим и даже мэром. Даже если допустить эту сказочную перемену мысленно (хотя, как справедливо было где-то замечено - невозможно сохранить чистые руки, учитывая тот факт - какие тебе приходится пожимать), то идиотский поступок по защите невинного - ничто иное как позерство и бравада перед самим собой и обществом.

    Приняв на всю оставшуюся жизнь правильную позицию, сделав для себя невозможным вести себя неблагородно, он, перестав быть управляющим и мэром, обрек тысячи людей на произвол, голод и смерть. Хотя мэр, имеющий влияние и средства мог найти кучу других способов (и законных в том числе) для того, чтобы оправдать невиновного. Но для этого нужен мозг, которого у него нет по определению. Парадокс. Правда автор чудесно сделал монтаж - щелкнул пальцем и вот Жан Вольжан уже мэр. Не мог такой осел стать мэром.

    Фантина, прошедшая через все муки ада, которая сначала благополучно вела легкий и рассеянный образ жизни, объясняя все неземной любовью, затем забеременела, осталась одна и отдала ребенка своими руками каким-то уродам на дороге. Ах, какие гадкие ветреные мужчины, какое гадкое и несправедливое общество. Нечто подобное бы было, если я предположим завтра заявлюсь в какую-нибудь мечеть, наплюю там и потом, с отрезанными гениталиями, сидя где-нибудь в яме перед казнью, буду страдать, мучиться и петь слезливые арии.

    Несчастный Жавер, образец правильности, не может жить, если что-то несправедливо, что-то не вписывается в его личный катехизис. К чему было столько лет изобретать велосипед - поступил бы согласно Инструкции Виктора Гюго - если возжелал женщину - женись на ней, обещал луну - лети, раздавай милостыню всем нищим, каких найдешь, а еще лучше - сразу все, что у тебя есть перечисли на благотворительность. Туда же свои волосы, зубы, внутренние органы - зато никто тебя не упрекнет, что жил неправильно и немилосердно.

    Издеваться же над бедными детьми, даже на страницах романа, не должно быть позволено никому. Бедная Козетта совсем не виновата в том, что у нее мама дура и отдала ее в лапы Тенардье. В фильме Козетту играет Амандетта Сейфрид - если ее не знать, то можно остаться с нормальным впечатлением. Рот она открывает нечасто, что только плюс, но от Сейфрид подсознательно ждешь только одного - когда она начнет раздеваться.

    Маленькие погибшие революционные Гавроши - позор для общества. 15-летние погибшие пионеры-герои Лени Голиковы - позор для общества. Почему даже допускается мысль, что дети могут воевать? Война - это позор для общества.
    А всякие Мариусы, люди других социальных слоев, случайно затесавшиеся или еще хуже - стремящиеся извлечь выгоду из народных страданий - таких много. Помимо финансируемых Лениных, сумасшедших Нечаевых - среди революционеров очень много случайных людей. Очень нагляден какой-то пример, когда главный герой не знал куда себя деть - все ему надоело и прискучило - вино, женщины, тусовки. И он в итоге полез на баррикады.

    В общем и целом хочу сказать следующее - мир Гюго ужасен, здесь нет логики, здесь одни эмоции, это надуманная слезовыжималка. Но в этом ему равных нет. Если только Шекспир.

    Читать полностью
  • independet
    independet
    Оценка:
    155

    Настоящая трагедия должна быть короткой.
    Ремарк

    В последнее время стали очень популярны книги, с трагическими историями жизни. Во всех магазинах просто горы трагичных жизней. И я решил начать с истоков этого "жанра". Я прочёл отверженных!
    Прочитав море положительных отзывов, я был уверен, что книга мне понравится, но я ошибся. У Гюго оказывается, очень нудный стиль. Я промолчу про эту кучу исторических вставок, не имеющих отношения к сюжету, но его попытки философствований ужасны. Забыв про сюжет, он растягивает свои философские рассуждения на несколько глав, в которых он несколько раз повторяет одни и те же предложения. С возрастающей частотой он отходит от сюжета, уделяя несколько страниц мелочам, которые никак этого не достойны. Это жутко раздражает. Автор десятки раз объясняет то, что все уже давно поняли. Он разъясняет поведение каждого героя, не давая возможность читателю самому охарактеризовать героя по его поступкам. От такого количество повторений и ненужного текста кажется, что Гюго писал только для увеличения объема, а не развития сюжета.
    Сюжет тоже не порадовал. Слишком наивно, слишком много совпадений, слишком много ляпов, в которые ну никак нельзя поверить.
    Несмотря на все эти недостатки, я должен признаться, что последний десяток страниц рыдал как сопливая пятиклассница. Я … я не плакал даже когда погиб Муфаса (персонаж мультфильма Король Лев). Возможно, я стал слишком сентиментален или Гюго всё же няша и сумел растопить мое ледяное сердце.

    Читать полностью
  • Delfa777
    Delfa777
    Оценка:
    130

    Я это сделала! Я дочитала "Отверженных". Почти побив свой личный рекорд. Дольше я читала только Франсуа Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль в шестом классе. За три славных месяца своей жизни изучить Францию вдоль и поперек не удалось и все же Гюго успел рассказать мне очень многое. Причем, максимально подробно. Достижения и изъяны девятнадцатого века (вернее, периода с 1815 до 1832 года ) глазами очевидца разворачивались перед моим мысленным взором неторопливым и бескрайним полотном, доставляя неизъяснимое удовольствие. Хорошо, что я не испугалась объема и не пожалела времени. Трибун революции снова восхитил меня и удивил. В основном, глубиной и обширностью своих знаний. И даже немного сюжетом. В основном, благодаря персонажам.

    Приз моих читательских симпатий уходит семье Тенардье за поддержание интереса к перипетиям романа. Ни разу не подвели - самые интересные для меня персонажи. Папенька - ну просто подарок! Беспринципный, изворотливый, жадный, равнодушный ко всему кроме наживы, готовый на любую подлость ради денег (кроме честного труда), абсолютно чуждый милосердию и состраданию. Его жена - тоже колоритнейшая личность, великанша на службе у карлика. А уж детки у них - один другого самобытнее. Интересно было наблюдать за старшей дочерью - Эпониной. Но мой любимец - Гаврош. Не только из семейства Тенардье, но и из всего многочисленного списка персонажей романа. Отважный до безрассудства. Добрый, но без занудства. Справедливый плут, смышленый, озорной и неунывающий.

    Запомнилась Фантина, олицетворяющая жертвенности матери. Понравилась история борьбы благоразумия с совестью при участии Жана Вальжана. Время, когда он размышлял о том, вправе ли пожертвовать судьбой одного человека ради благополучия многих, стало его звездным часом в романе. Стоящий на страже закона Жавер, воплощающий "скверну добра", спустя годы преследования все таки понимает, что есть нечто большее, чем выполнение долга. Еще один любимец - дед Мариуса. Ворчливый, упрямый, горячо любящий внука. Старик оказался милосерднее юноши. Он смог переступить через свою гордость, осознавая, что на нее уже нет времени. Сам Мариус, хоть и является одним из главных действующих лиц романа, теряется в тени своего титанического деда и вновь обретает четкие контуры только рядом с Козеттой. Студенты и бандиты тоже оживляли повествование.

    Порадовал Гюго и манерой объяснять мотивы поступков своих персонажей. Почему госпожа Тенардье обожала двух своих дочек, но терпеть не могла сыновей? Потому. Влюбленные встречаются вечерами в саду в тайне ото всех. Что же происходило во время этих встреч? Правильно. Ничего. И дальше глав пять-шесть подробнейшим образом описывается это "ничего". Я в восторге от нашего с автором общения. "Читатель, конечно, догадался о том-то или о том-то?" - время от времени спрашивает Гюго. "Конечно, догадался!" - отвечает читатель в моем лице -"еще пятнадцать глав назад". А эти постоянные возвраты в прошлое?! Встретился новый персонаж, давайте расскажем его историю с младенчества. А еще лучше начнем с его дедушек и бабушек. Вернулся в повествование старый персонаж, которого давно не было. Надо рассказать что он делал все то время, что его не было видно. Читатель же только за. Ведь услышать второй раз про уже известные события, но со стороны другого персонажа - это то, чего не хватало для полного счастья. И чтобы совместить приятное с полезным, не будем праздно проводить время. Зашел герой в монастырь, расскажем со всеми деталями о монастырской жизни. Попал в канализацию - извольте прослушать лекцию про клоаку Парижа (глав на несколько). А мастер-класс по устройству баррикад нужен? А то у нас есть. И про вред сахара, и про чувство меры при сочинении каламбуров, и про моду, и про политику. Про все на свете. Даже дух захватывает от такой необъятной картины жизни.

    А какие интересные параллели можно усмотреть. Девушка пристает к опекуну: "Папенька, почему не зажигаешь камин? Почему не ешь белый хлеб?" Ну чем не Красная Шапочка?! Так и хочется продлить список вопросов. "Папенька, почему у тебя такие большие зубы и где ты прячешь свой миллион?" Или возьмем лекцию Жана Вальжана, убеждающего вора взяться за честный труд. Сразу вспоминается Шурик, тунеядец Федя и "космические корабли, бороздящие просторы Вселенной". Помнится, там тоже собор Парижской богоматери мелькал. Может совпадения не случайны? Ну а Мариус, устроивший у себя на комоде "Дом-2" и часами наблюдающий за соседями? Ему не на баррикады, а в цирк надо было идти с такими талантами.

    Бесконечен, как сама жизнь прочитанный роман в полном варианте. Какие-то главы понравились больше, какие-то меньше. В топ самых любимых уверенно вошли те, что посвящены Парижу - городу, предместьем которого является вся Франция. Приятней всего оказалось бродить по Сите и Латинскому кварталу (там брусчатка пострадала меньше всего от многочисленных мятежей). И с особой нежностью буду вспоминать главы, посвященные битве при Ватерлоо, которая по мнению Гюго и не битва вовсе, а изменение облика всей Вселенной. Поражает и восхищает тщательность, с которой Гюго подошел к реконструкции событий не только самого сражения, но и тому, что случилось до и после. Мотивам, планам, случайностям, изменившим ход истории. Не обошлось и без старинной французской забавы - "потроллить Англию". Например, ставит автор рядом Веллингтона и Наполеона и начинает описывать их как равных по величию полководцев, но противоположных по стилю ведения войны и характерам. "Ну как равных?" - вкрадчиво уточняет Гюго. " Один - посредственность, другой - гений, если присмотреться. Не могу молчать, скажу всю правду." И вот восхищение Наполеоном подобно цунами обрушивается на голову читателя. И французы уже - "наши" для читателей любых национальностей! Что интересно, но странно. И вообще, Веллингтон - не при чем. Не он разбил французскую армию. Велика Англия, не полководец. (Не вздумайте применить тот же прием к Наполеону и Франции) Хотя, если присмотреться еще раз, велика не Англия, а народ. Ну как велик? Есть у него огромный недостаток - своего короля они раньше французов казнили, но в феодализме все равно застряли. Далеко им до демократичных французов. И все же битву Гюго подал шикарно! Как разложил по полочкам действия всех, от генералов до волынщиков. Как заглянул в души, распознал чаяния и страхи. В таком изложении события гораздо доступнее, чем сухие цифры и схемы сражений в учебниках. Из которых запоминаешь только кто проиграл, а кто выиграл. Даже лучше чем фильм, где баталии подают слишком быстро и не успеваешь изучить детали.

    Изредка, восхищающие меня экскурсы, прерывались собственно сюжетом и на страницах снова мелькали знакомые имена и фигуры. Рассказывалась история, знакомая по Виктор Гюго - Собор Парижской Богоматери и Виктор Гюго - Человек, который смеется . Про любовь и ненависть, зависть и милосердие, верность и предательство. Хорошая такая история. Наивная. Полная чудесных совпадений и рафинированных чувств. С историей лучше знакомится по экранизациям. А роман "Отверженные" идеально подходит для того, чтобы увидеть Францию такой, какой ее знал Виктор Гюго.

    Читать полностью
  • Lelishna
    Lelishna
    Оценка:
    121

    Отверженные и возрожденные
    Посмотрела сегодня долгожданный мюзикл «Отверженные» и решила совместить впечатления от фильма и книги…

    Наверное, не нужно рассказывать, о чем одно из самых известных произведений Гюго? Да и возможно ли в нескольких предложения пусть даже абзацах пересказать рассказать о чем-то огромном, что умудрился вместить писатель в свой бессмертный роман. Это не только исторические события, но и весь спектр характеров, который только можно себе представить. Это – сама жизнь, в которой можно совершить подвиг, стоя по колено в грязи и крови и быть грязным, живя в достатке. У каждого героя своя судьба и свой крест, но все они – отверженные.
    Жан Вальжан – каторжник, который много лет провел в неволе за то, что когда-то украл кусок хлеба, да и то не для себя. Тюрьма озлобила юношу. Что ж, иногда жизнь бывает слишком жестока, но в то же время и слишком милосердна. Настолько, что способна подарить опустившемуся до самого дна человеку возможность воспарить так высоко, что едва ли можно себе представить. Хью Джекман очень органично выглядел в роли Жана Вальжана, вот только поет он действительно неважно…
    Жавер – инспектор, представитель закона, который всю жизнь гонялся за Жаном Вальжаном. Лично я никогда не считала его злодеем, но мне было его жаль. Жавер отнюдь не был плохим, он просто верил в торжество Закона, как в Бога. А когда увидел, что все правила, по которым он жил, рушатся, понял, что жизнь бессмысленна. Рассел Кроу был неподражаем! Пожалуй, это лучшая его роль из всех фильмов, где мне встречался этот актер.
    Фантина – вот ее-то мне было жаль больше всего. У девушки, которая в начале романа светится от счастья, жизнь по капле отнимает все. Временами мне хотелось даже надавать автору пощечин за то, что он оказался настолько жесток и будто издевался над девушкой. В фильме я не ощутила этой медленной пытки, которую уготовила Фантине жизнь, на экране череда несчастий промелькнула как-то слишком быстро. Хотя… надо признать, что Энн Хэтэуэй в мюзикле была восхитительна. Это, несомненно, ее лучшая роль на сегодня. Однако Гюго пытал меня ужаснее, чем режиссер картины Том Хупер. Сначала писатель вышвырнул Фантину с фабрики только за то, что она была матерью-одиночкой. Да мало ли сейчас таких женщин! И ничего, живут, работают и вполне счастливы. Однако это было только начало падения. Потом Фантине пришлось лишиться шикарных длинных волос ради того, чтобы послать деньги бесчестным людям, которым она отдала на воспитание свою маленькую дочурку. А ведь после увольнения с фабрики именно волосы оставались для нее последним напоминанием о беззаботном времени. Расчесывать длинные шелковистые волосы перед зеркалом было для нее отдушиной… Я хорошо помню тот момент (кстати, в фильме этого нет), когда Фантина, лишившись шевелюры, выбрасывает зеркало. Впрочем, что волосы – волосы не зубы… Зубы! Вот тот момент, когда автор продолжал калечить судьбу Фантины, я внутренне кричала, что надо немедленно, сию секунду, прекратить эту пытку не только для Фантины? Но и для читателя№ Однако Гюго оказался глух…
    Бедная Фантина! А всему виной супруги Тенардье – единственные герои, которых я от души презирала на протяжении всего романа. При этом надо признать, что киночета Тенардье Саша Барон Коэн и Хелена Бонем Картер просто великолепны! Именно такими я и представляла себе этих персонажей.
    Однако их дочь Эпонина, которую в фильме играет Саманта Баркс, восхитила меня…
    Не могу не сказать несколько слов о Гавроше – этот мальчуган совершенно очаровал меня и в книге, и в кино. Однако Гюго не пощадил чувства читателя. Он оказался безжалостным, как сама жизнь.
    Теперь о Козетте и ее возлюбленном Мариусе. Эти герои меньше всего почему-то запали мне в душу. Маленькую Козетту было очень жаль, а повзрослев она как-то отошла на второй план. Что касается Мариуса… смелый юноша – это правда. Но… по шкале эмоций где-то на последних местах. Точно также и с фильмом. Вовсе не потому, что я не люблю Аманду Сайфред и Эдди Редмэйна, хотя это и так… Просто на фоне остальных актеров они теряются. Да и момент зарождения их любви в кино как-то скомкан, а потому не вызвал у меня практически никаких эмоций.
    В то время как в целом роман «Отверженные» заставил меня испытать целую гамму чувств. Стоит только вспомнить, как я злилась на Жана Вальжана, когда он, бросив все, поехал в суд, чтобы из-за него не посадили невиновного человека. Эгоист! Думал только о своей спокойной совести! В то время как без него город, в котором он был мэром, мог погибнуть. Неужели судьба одного человека важнее судьбы целого города?! Или Жан Вальжан хотел оставаться чистым перед Богом? Но… А как же бедная Фантина, которая умирает в одиночестве, пока Жан Вальжан так рвется в суд. А ведь он обещал бедной женщине привезти ее дочь, да еще и потом присмотреть за маленькой Козеттой? Неужели кроха останется одна, или же ей предстоит всю жизнь скрываться с беглецом?! В любом случае, очень незавидная участь! В тот момент я ненавидела Жана Вальжана... Однако в этом человеке, которого жизнь избила, как только могла, все время горел какой-то внутренний свет, который зажег в нем епископ Диньский? Разглядев в озлобившемся на весь мир каторжнике великую душу . Иногда мне даже казалось, что Жан Вальжан – это продолжение епископа Диньского…
    Впрочем, об «Отверженных» я могу говорить бесконечно. Этот роман, наверное, никого не может оставить равнодушным. Читатель несколько раз переживает катарсис вместе с героями повествования. Не зря же людей так тянет к этой книге. А сколько режиссеров уже представили миру свой вариант экранизации романа? Это доказывает, что роман вечен, потому что он и есть сама жизнь.

    Читать полностью
  • Оценка:
    1
    Перечитываю книгу 4 раз и каждый раз для себя узнаю много нового, каждый раз в конце наворачиваются слезы! Автор рассказывает нам о взаимоотношениях между людьми, о целеустремленности и благородстве! Всем советую почитать и не бояться объема!
  • Оценка:
    Это лучшее , что я когда - нибудь читала
  • Оценка:
    Уже два раза читала этот роман. Поражает гениальность автора, его способностью заглянуть в душу человека, передать его истинные мысли, намерения и желания. Вся книга пронизана любовью к человеку. Как живо и точно он дает психологический портрет каждому герою. Поднимает вопросы пороков общества и их корень. Показывает самоотверженность, патриотизм, жертвенность, чувство долга, героизм, любовь и много другое. Роман возбуждает чувственность, человечность, заставляет задуматься над жизнью, с разных точек наблюдения. Заставляет задуматься, на сколько мы бываем слепы в своих суждениях, поверхностных и эгоистичных. Как важно уметь судить человека и ситуации не через себя, а через другого человека! Этот роман как лакмусовая бумажка. Читаю отзывы негативные о романе и удивляюсь гениальности Гюго, как он своим романом показывает неразвитьсь души человека.
    Читать полностью
  • Оценка:
    очень понравилась
  • Оценка:
    Нет слов, читая это произведение начинаешь понимать ту частичку жизни, коьорая носит имя "Самоотверженность", просто невероятная книга...

Другие книги подборки «Список лучших романов о Париже»