Книга или автор
4,5
15 читателей оценили
360 печ. страниц
2020 год
16+
6

Вик Джеймс
Сияющие руины

Посвящается Хилари и Джайлзу, моим старым добрым друзьям.

Спасибо, что верили в меня.


Пролог
Мидсаммер

Паб «Швартовная тумба» на берегу Темзы в районе Воксхолл – самое подходящее место, чтобы затеряться, когда тебя ищет весь Лондон. Паб исправно служил своим посетителям уже несколько столетий, его маленькие окна, словно пленкой, затянуло изнутри копотью от табачного дыма, а снаружи пылью и сажей из выхлопных труб.

В комнате на верхнем этаже, за большим столом сидели шесть человек. Недоставало еще одного, и Мидсаммер всеми силами старалась сдержать беспокойство.

Рени дали четкие инструкции, как найти этот паб. Но девочка опаздывала уже на четверть часа. Конечно, своеволие Рени не знает границ, и оставалось только надеяться, что она появится с минуты на минуту.

За столом собрались – Уэсли, дядя Рени, спикер Доусон и еще трое самых доверенных лиц Мидсаммер из городов рабов: Эмили из Экстона, расположенного на юге Девона, Мак из «Старой коптильни», города рабов в окрестностях Эдинбурга, и Бхадвир из Портисбери, адской дыры между Бристолем и Кардиффом. Все они были контрабандистами, ввозили в города рабов товары, вывозили людей. Периодически устраивали саботажи из-за неисправного оборудования или жестокого обращения охранников.

Но никогда об открытом восстании никто из них не помышлял. Сумеет ли Мидсаммер сделать восстание их целью?

– Я прямо к делу, – начала Мидсаммер. – Кровавая ярмарка была чудовищной. В парламенте шепчутся, что дальше станет еще хуже. Мы должны положить этому конец. Мейлир Треско и Дина Матраверс мертвы. Мой любимый дядя-канцлер тоже мертв. Должна заметить, что ни один из нас, Равных, не понимает в должной мере истинный смысл происходящего и потому не предпринимает каких-либо серьезных действий. Я должна извиниться за наше высокомерие думать, будто это только наша борьба, потому что лорд Джардин оправдывает свои жестокие меры давления на простолюдинов стремлением обеспечить благоденствие Равных.

Мак внимательно смотрел на нее, выражение его голубых глаз было сосредоточенным и твердым. Эмили согласно кивнула.

– Я не намерена сдаваться, – продолжала Мидсаммер. – Моя подруга ждет нашего первого ребенка, он должен родиться через пару месяцев, и он будет Бездарным. А я сижу с вами за этим столом не как Равная, которая пытается управлять вами и навязывать свои цели. Я здесь как будущая мать и женщина, видевшая так много жизней, разрушенных безвозмездной отработкой. Я хочу, чтобы вы позволили мне бороться вместе с вами ради выздоровления нашей больной страны.

«Теперь нужно остановиться, – сказала себе Мидсаммер. – В качестве Равной не навязывай им свою волю. Послушай, что скажут они».

Она откинулась на спинку стула и, пока слушала, старалась не покусывать пирсинг в губе, чтобы не выдать своего волнения.

Они говорили, сыпали вопросами: что? где? когда? а чаще всего – как?

– Народ в Шотландии уже задается этими вопросами, – сказал Мак, – хотят устраивать ответные Кровавые ярмарки для Равных.

– Именно об этом и я думаю, – подалась вперед Эмили.

В этот момент у Мидсаммер на бедре в левом кармане затрещал мобильник. Она всегда носила с собой три телефона и четко распределяла, кому какой номер дать, потому всегда знала, кто звонит. Телефон в левом кармане был предназначен для тайных контактов за пределами ее ближайшего круга в Боре. Она достала мобильник.

– Они схватили Рени, – раздалось в трубке.

– Джон, это ты?

Мидсаммер заметила, как при упоминании имени сына спикер Доусон напряглась.

– Секьюрити схватили ее у речных ворот рядом с Домом Света. Я немедленно направляюсь туда. Ты можешь приехать? – спросил он.

– Звучит как насмешка. Я главный враг твоего босса.

Но мозг Мидсаммер уже усиленно работал в поисках решения. Она подошла к старомодному створчатому окну паба и свободной рукой открыла его. Ага, пожарная лестница, спускавшаяся с крыши, все еще оставалась на своем месте. Она прижала телефон к плечу, высунулась в окно и посмотрела наверх.

– Ты где? – спросил Джон, тяжело дыша на бегу. – Они узнали Рени как одну из стоявших на помосте Кровавой ярмарки и намерены доставить ее прямо к Боуде. Но возможно, мне удастся перехватить их и под каким-нибудь предлогом освободить Рени. И если Боуда узнает об этом, скажу ей, что они обознались. Она скорей поверит мне, нежели каким-то секьюрити.

– Что, черт возьми, Рени там делала?! – возмутилась Мидсаммер.

И тут же ее осенило, а сердце у нее сжалось. Должно быть, девочка искала Абигайл.

Когда они сбежали с площади Горреган и добрались до конспиративной квартиры, Рени была безутешна. Она винила себя за то, что не смогла помочь Аби забраться на одного из бронзовых львов, и была уверена, что Аби попала в лапы службы безопасности. Рени все время твердила о камерах в подвале под офисом Боуды, где она и люди из Бора провели ночь перед Кровавой ярмаркой. По всей видимости, Рени отправилась к парламенту, чтобы найти и спасти Аби.

– Я попробую их отвлечь, чтобы ты смог выиграть время. Все, я отключаюсь, а ты поторопись! – сказала Мидсаммер, засунула мобильный в карман и начала по лестнице подниматься на крышу.

«Швартовная тумба» был старым шкиперским пабом и стоял почти у самой воды, поэтому с крыши хорошо был виден противоположный берег Темзы и зубчатый фасад Дома Света.

Там, у кромки мутных вод Темзы, Мидсаммер разглядела три фигуры. Рени отчаянно выворачивалась, пытаясь освободиться, но ее держали крепко, и ее сопротивление скоро будет сломлено.

Взгляд Мидсаммер устремился к крыше большого сессионного зала, она нашла то, что ей было нужно, и ее Дар стрелой полетел через реку. Ее цель сидела, сгорбившись, на краю фронтона крыши. Мидсаммер вздрогнула, когда ее Дар врезался в безжизненный объект, пробуждая его. Размерами объект превосходил львов, которых она оживила на площади Горреган, – длинный и мощный. Мидсаммер почувствовала, как существо, сотрясаясь всем телом, выпрямляет тяжелые задние конечности, когти скребут крышу, огромные челюсти разжимаются.

Мидсаммер сотрясала дрожь, когда ее Дар перетек в широкие крылья. Сила ее Дара наполнила существо от морды до чешуйчатого хвоста, заставила его взмахнуть крыльями.

Мидсаммер услышала, как кто-то изумленно ахнул – рядом с ней, разинув от удивления рты, стояли Доусон и Эмили.

– Что это… – раздался голос Мака у края крыши. – Дракон ожил?

В диком восторге он кричал и улюлюкал, но Мидсаммер едва слышала его. Секьюрити уже тащили Рени обратно к речным воротам у здания парламента.

Быстрее. Надо действовать быстрее. Но и с максимальной осторожностью. Если она потеряет контроль над драконом, он может врезаться в здание или раздавить своей мощью Рени и секьюрити, которых она не хотела калечить.

«Джон, поторопись!» – твердила про себя Мидсаммер, отправляя своего зверя в полет над четырехугольной конструкцией здания парламента.

Секьюрити остановились, ошарашенно задрав вверх головы. Можно было бы позволить дракону схватить Рени, но Мидсаммер не хотела рисковать. Его когти способны легко разорвать худенькое тело девочки, сломать ей кости или, взмыв ввысь, разжаться и уронить ее.

Мидсаммер не хотела рисковать, но готова была, если это окажется единственным способом освободить Рени.

Она заставила дракона развернуться и опуститься ниже. Рени продолжала вырываться, отчаянно колотила секьюрити по ногам, старалась укусить за руку – освободиться и убежать.

Наконец появился Джон.

Сложив рупором ладони, он что-то кричал, по всей видимости требовал, чтобы секьюрити отпустили Рени. Сердце Мидсаммер воспарило вместе с позолоченным драконом. Теперь Джон сам справится и благополучно уведет Рени в безопасное место. Боуде придется довольствоваться скупым сообщением: секьюрити ошиблись и задержали не беглянку с Кровавой ярмарки, а простого подростка, на спор проникшего на закрытую территорию.

И в этот момент Мидсаммер краем глаза зацепила блондинку.

И что-то взлетело с реки и врезалось в ее дракона.

Мидсаммер скрутило, она застонала. Внезапно грудь сильно сдавило, паника комом застряла в горле. Она хлопнула себя по лбу, чтобы прийти в себя.

Стоп, надо сфокусировать внимание…

На террасе стояла Боуда Матраверс, ее руки были подняты вверх, словно она дирижировала потоками воздуха.

Но это был не воздух, как показалось вначале. Боуда сняла верхний слой воды с Темзы, закрутила его в змею, которую запустила вверх.

По всей длине змеиного позвоночника тянулся зловеще острый гребень, у головы монстра раздувался капюшон, как у ящерицы. Между зубами, похожими на сосульки, мелькнул раздвоенный язык. Два широких крыла поднимали монстра вверх, а его бесконечный хвост бился, пеня воду в реке.

Виверна!

Кто знал, что Боуда может сотворить такое чудовище? Мидсаммер об этом даже не подозревала. Никто никогда не видел, на что способна эта блондинка, пока вчера она не подняла из фонтана и не обрушила на площадь Горреган сокрушительную стену воды. А сейчас из вод Темзы восстала виверна. Зловещее завораживающее мифическое существо, чье водяное тело держалось, как на позвоночнике, на раскаленной добела энергии Дара.

Зрелище было потрясающее. Но виверна могла все испортить.

Капли пота катились по лбу Мидсаммер, покалывая кожу на выбритых висках, когда ее дракон извивался в объятиях виверны. Боуда, должно быть, видела Рени, и теперь никакие измышления Джона не смогут ее обмануть. Секьюрити вышли из ступора и потащили Рени вверх по ступенькам от берега к зданию парламента. Дракон Мидсаммер оставался ее единственным шансом спастись, если ему удастся освободиться из объятий змеи и вырвать Рени из рук секьюрити.

Мидсаммер пустила в ход когти на задних лапах. От хриплого крика виверны рябь побежала по воде, тварь наклонила голову и клацнула зубами. Похожие на сосульки зубы задели дракона. Мидсаммер прикусила язык, чтобы сдержать крик, и ее рот наполнился кровью. Почувствовала ли Боуда боль от когтей дракона? Чтобы управлять виверной, ей пришлось войти в плоть этого чудовища? Или монстр просто ее оружие, управляемое дистанционно?

Времени на спасение Рени не оставалось. Секьюрити уже втащили ее на террасу, и хотя Джон вступил с ними в словесную перепалку, он не мог преградить им дорогу, один из охранников размахивал пистолетом. Силы Мидсаммер слабели.

Виверна, словно почувствовав скорую победу, еще сильнее стиснула свои объятия. И в этот момент Мидсаммер отчетливо поняла, что ей надо делать.

Она позволила дракону обмякнуть. Позволила его крыльям повиснуть. Глубоко вдохнув, она заставила виверну удерживать тело дракона на высоте. Почувствовала, как захват змеи ослаб, когда та подалась вверх, чтобы захватить опавшие крылья.

И когда виверна победоносно обвила дракона кольцами хвоста, Мидсаммер расправила мощные крылья дракона, и они разорвали водяное тело. Виверна взорвалась брызгами мерцающих капель, радужными кругами, повисшими в воздухе.

Мидсаммер качнулась и почувствовала, как ее подхватили руки стоявших рядом с ней на крыше. Не было времени торжествовать победу или бросить взгляд в сторону Боуды. Тяжело дыша, Мидсаммер повернулась и стала искать глазами Рени. Она больше не сомневалась в своем умении управлять драконом и была уверена, что сможет спасти девочку.

Но Рени и секьюрити уже исчезли из вида.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
257 000 книг 
и 50 000 аудиокниг
6