Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Четыре друга на фоне столетия

Четыре друга на фоне столетия
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
51 уже добавили
Оценка читателей
3.0

Вы держите в руках мемуары удивительной женщины, которая создавала их на протяжении всей жизни. В этой книге много действующих лиц: Борис Пастернак и Михаил Булгаков, Константин Станиславский и Марина Цветаева, знаменитый профессор Московской консерватории Генрих Нейгауз и сталинский нарком Ежов, Юрий Нагибин и Белла Ахмадулина, художники Валентин Серов и Роберт Фальк, академик Андрей Сахаров и министр культуры Екатерина Фурцева и многие другие – великие и не очень – персонажи.

Лучшие рецензии
lazarevna
lazarevna
Оценка:
7

Пять баллов за предоставленную возможность познакомиться с редким, прекрасным человеком Верой Прохоровой - близким другом Святослава Рихтера.
Один (и даже меньше) - за литературную запись и оригинальный текст в исполнении Игоря Оболенского. Множество повторов, суетливость и временами какой-то оправдывающийся тон в тех фрагментах, которые идут от составителя. Наличие не отредактированных фраз, в которых начало не увязано с концом. Отрывки из писем и дневников описываемых замечательных людей и их современников, которые составитель включил в оригинальный текст, видимо, для полноты картины, вписаны не гармонично. Лично я теряла нить, не всегда понимая, где заканчивается собственно рассказ Прохоровой и начинаются воспоминания других людей.
Не знаю, в чьём переводе приведена молитва Кентских монахов, но её не мешало бы отредактировать: в пяти строчках текста женский род первого лица меняется на мужской (мелочь, но бросается в глаза и портит впечатление).
Была "убита" тем, что великая русская пианистка Мария Юдина была названа Мариной ( стр. 177 , 178).
Обидно, что рассказ о русской культуре приведён в небрежном исполнении. Наверное книга требует доработки.

Читать полностью
mason17
mason17
Оценка:
1

Очень интересный рассказ о времени, о Святославе Рихтере и его окружении,
от человека близкого.
Поэтому неизбежна субъективность, но именно она и интересна.