«Сердце Зверя. Том 2. Шар судеб» отзывы и рецензии читателей на книгу📖автора Веры Камши, рейтинг книги — MyBook.
image

Отзывы на книгу «Сердце Зверя. Том 2. Шар судеб»

5 
отзывов и рецензий на книгу

bookdemure

Оценил книгу

Обычно я пишу рецензии сначала куда-нибудь в ворд, потом перечитываю, кое-где поправляю, и воосбще отношусь к сию процессу отчасти как к школьному сочинению. А вот сейчас пишу сразу "на чистовик", потому что книгу эту я только что дочитала, вот пирям пять минут назад, и эмоции из меня лезут, и мысли тоже. Я даже не уверена, что получится именно рецензия, может нужно было в истории писать - но, надеюсь, в неформат не уйдет, я ж это, от души.

Итак, прочитана очередная книга Отблесков Этерны. Осталось две (и еще одна еще не вышедшая, скорее всего заключительная). Четыре часа назад я села в кресло почитать полчасика и пойти спать. И тут, как раз через полчасика, убивают одного из героев. Внезапно так, по глупому, и началось - "ааааа, да как же так, да нельзя так, да как я теперь спать-то пойду, теперь надо дочитать, а потом следующую начать, ааааа..." В общем, дочитывала я, прося домашних носить мне к месту моей дислокации чай, кофе, печеньки, ну, чтобы время не тратить на самостоятельное хождение на кухню и не отвлекаться. Через пару часов мои домашние сбежали от такого зачитанного деспота спать, а у меня как назло разрядился ридер, а свободная розетка только на кухне, и идти туда все таки пришлось, и дочитывать последние часы без комфорта, зато рядом с холодильником.
А теперь, собственно, начинается рецензия. Наверное)

Такие вот внезапные кончины персонажей Камша позаимствовала у Мартина. То, что цикл Льда и Пламени она очень любит, автор не скрывает. У Камши смертей на единицу текста меньше, чем у Мартина, зато получается внезапнее. В одном из интервью Камше задали вопрос, зачем она убивает персонажей. Что Мартин повлиял, понятно, но все таки... Так вот, как объяснила автор - если персонаж, будь он реальным человеком реальной исторической эпохи, вряд ли долго бы протянул - с чего ему в книге живым оставаться? Логично, и не поспоришь.

Я писала ранее рецензию на первую книгу цикла. Теперь, когда прочитано уже восемь, хочу отметить одну особенность. Все основные персонажи (ладно, почти все) меняют свою полярность на противоположную. Постараюсь не спойлерить, чтобы не портить интерес тем, кто еще не читал, а те кто читали - и так поймут о ком я. Вот был в начале цикла перосонаж, такой мальчик-колокольчик, милота и приятность во плоти. Был мальчик-колокольчик, а стал.... эм... лютик-***нутик. Был в начале цикла расфуфыренный франт в завитушках, а стал вполне себе нормальным и боеспособным. Был молодым и подающим благородные надежды - а стал, как про него спели "Канцлер Ги" в одной из своих песен - "...По лапше я первый мастер - мне завидует сам Штанцлер. И легко, без затей, лучше всех палачей я людей... спасаю". На самом деле, проще перечислить тех персонажей, отношение к которым не поменялось от первой до восьмой книги - их целых один. Рокэ Алва, конечно. Любимый персонаж всей женской части читателей цикла, судя по форумам и отзывам. (Кстати, в цикле ведь у всех национальностей и стран есть реальные прототипы. Большая часть узнается без труда, гоганы, например, или само государство Талиг... А вот кто такие кэнналийцы, и соответственно Алва - я не уверенна. Алвасете, Капельрадо - испанцы, не? Итальянцы? Если кто-то знает - в комментарии плиз). И еще одна особенность - автор никому и ничему не дает авторской оценки. Вообще. Закадровый голос автора отсутствует напрочь. Как это выглядит в тексте - есть событие, есть его описание и есть мысли разных героев по поводу произошедшего. Чаще всего противоположные друг другу. У читателя есть выбор - принять одну из точек зрения, составить свою или читать и ждать, пока книжное время все расставит по своим местам. Оценка героев составляется так же - один персонаж скажет, что другой персонаж отличный парень, и так аргументирует, что веришь не думая. Черед пару глав другой персонаж так же убедительно докажет, что тот, второй, полный ызарг, недостойный доверия. И ему тоже веришь. А в результате окажется нечто такое, как всегда у Камши, внезапное. Благодаря таким вот фишечкам авторским читать интереснее вдвойне. Ну ведь правда, неинтересно же, когда автор тебе заранее расскажет - этот хороший, этот плохой, это к лучшему случилось, то - наоборот... А так - "интриги, скандалы, расследования". В том, что это лучший фентезийный цикл со времен "Темной башни" Кинга, который мне попался - я уже не сомневаюсь. И уже заранее начинаю паниковать - осталось всего две книги, а еще одну неизвестно когда ждать, а значит я не узнаю чем все закончилось, а как я же я, после прочтения этих двух оставшихся, буду без таких уже родных героев и Кэртианы, а как же я без всяких Алва, Эпине, Валме и прочих товарищей..? В общем, давно меня так не затягивало чтение, потэтому да - с момента дочитывания "Шара судеб" прошло примерно минут 30 ( как раз недорецензию-недоисторию эту успела написать), время 6 утра, и я пошла - нет, не спать - начинать читать следующую книгу, а то уже книгоманьячная ломка начинается. А вам тут в бонус (тем, кто читал книгу и в курсе ) - веселушка в тему:

"Канцлер Ги" - "Вид из окна особняка Алва"

Дальше...

Рокэ:
Вот-королевство Талиг.
А это- столица его.
А вот- особняк рода Алва,
где имею я счастье жить.
А вот из дворцовых ворот
Идёт король Талига Франциск
И с собою несёт
"Чёрной крови" большую бутыль (и не одну)

А это- Алиса, она-
Короля Франциска жена,
Она орёт на него из окна,
И нецензурно бранит
Из окна королевского замка,
Который в столице стоит
Уж четыреста лет,
Как его перестроил Франциск (только не этот, а первый)

А вот - собутыльник Франциска
Соберано всея Кэнналоа
Ему сегодня с похмелья хреново
И поэтому он выпивает...
Вино, взяв его у Франциска,
Которого кроет жена из окна
Того самого замка,
который в столице стоит

А вот идёт комендант,
Зануда большой и педант,
Арестовать соберано с Франциском,
За то, что пили от замка так близко
И конфисковать бутылку вина,
Как орудие правонарушенья
Под сенью любимого, значится, замка
Который в столице стоит

А вот и жена коменданта
Лупцует супруга по морде,
Завидев, что тот допивает
Остатки орудия втихушку,
Которое конфисковал
У Франциска и Алваро Алва
На фоне любимого замка,
Который в столице стоит
(а теперь будет самое страшное)
А вот кардинал Диомид,
Завидевший все безобразья
Вылетает из замка, ругаясь,
Как три тыщщи закатных тварей
Он кричит, что должон быть порядок
И что королю с соберано не гоже
Похмелье лечить прям у самого замка
Который в столице стоит
(нет, это не самое страшное - отец пришел... караул!)

Алваро: А это - ну да

Рокэ: Это ужас... Папа?

Алваро:
А это - мой младший сын Рокэ,
Средоточье вреда и порока,
Что сидит и болтает ногами,
Украшая собой подоконник
И отчего-то страдает фигнёю,
А не слушает ментора умные речи
За это попозже отхватит по шее
Мой сын!

На фоне окна того замка,
Откуда Алиса ругается скверно,
Откуда сбежал от Алисы Франциск
И откуда мораль нам читал Диомид.
Вот столько народу увидит,
Как маршал сурово воспитывал сына,
Который как ворон на ветке в окошке сидит.

22 сентября 2014
LiveLib

Поделиться

Iriya83

Оценил книгу

"Женщины слишком долго помнят неподаренные розы…"

*

"Война - это не только смерть, но и жизнь, горение вместо гниения..."

*

"Так всегда бывает. Сто́ит заняться чем-нибудь противным, и все. Погиб человек. Пропал и для женщин, и для приятелей. А там, не успеешь оглянуться, подагра, старость, астры…"

О чем
Страшная все-таки вещь - Шар Судеб! Катится себе и катится, то в одну сторону, то в другую неисповедимым свои путем, который нельзя ни предсказать, ни исправить. Охватывающие Золотые Земли войны, постоянные катаклизмы, смещение людского сознания в сторону низменных страстей - вот результат его движения по миру Кэртиана. Что делать героям, которых захватил водоворот страшных и неизбежных событий? Закрыть глаза и молить Создателя или Леворукого, чтобы беда прошла стороной? Вот только у них нет больше ни времени, ни слов, ни мыслей для молитв. Остается лишь действовать и гадать, где нужно сделать шаг, где - подставить плечо, а где - спустить курок. А над головой навис Летний Излом - знамение того, что впереди грядут сложные времена. Хотя...А были ли они когда-то простыми?

Особенности
Продолжаю свое путешествие по миру цикла книг "Отблески Этерны". Сюжет этой книги можно условно разделить на две части. Первая сюжетная составляющая (образно назовем ее "мирной") знакомит читателей с положением дел в двух крупных королевствах Кэртианы, общественная жизнь которых пошатнулась после событий, упомянутых в предыдущих книгах. Вторая ("немирная") - описывает военные события, разворачивающиеся сразу в нескольких направлениях. Я не являюсь поклонницей батальных сцен, но книги этого цикла радуют даже ими. Во-первых, автор вообще не углубляется в мельчайшие, неприятные подробности кровопролитий и не размазывает внутренности героев по страницам. Во-вторых, вышеупомянутые действия описываются скорее с тактически-стратегической стороны вопроса, не утомляя ненужными нюансами. В-третьих, здесь каждая сцена имеет какую-то свою "изюминку", неожиданно появляющуюся в повествовании и коренным образом меняющую направление и исход всего происходящего. Поэтому я с огромным удовольствием читала даже боевые сцены, которые, наряду со всем перечисленным, не лишены были прекрасного юмора и потрясающих персонажей. Были в книге невероятно душевные моменты и мрачные мистические, которые пробирали до мурашек. Например, пронзительный эпизод, когда герою пришлось наблюдать моровой ход черных монахов, молившихся о прекращении проклятия над городами. Колокольный звон, монахи, свечи в руках, смерть и милосердная попытка отмолить ныне живущих, звучащая в унисон набату вечной просьбой давно ушедших повелителей древних аббатств к Создателю. Такие сцены еще глубже погружают читателей в мир Кэртиана, подчеркивая его загадочную привлекательность.

Герои
Если смотреть с ракурса уже прочитанного, можно сказать, что образы героев продолжают раскрываться, становясь еще более достоверными. Во многом это заслуга способа повествования, который носит смешанный характер. Читатели могут не только со стороны наблюдать за поведением героев-репортеров, но и проникать вглубь их мыслей и понимать мотивы поступков. Вера Викторовна бережет психику впечатлительных читателей, потому книги цикла в большинстве своем состоят из персонажей, которыми хочется восхищаться. Однако, история была бы пресной, если бы в ней рассказывалось исключительно про положительных героев. Гадов здесь вполне хватает. Со времен первой книги я с любопытством наблюдала за действиями одного персонажа, невольно ожидая его личностного роста. Однако, с каждой страницей в поведении этого героя происходил диаметрально противоположный процесс. Надеюсь, на том дне, которого достиг данный персонаж, автор оставит его одиноким "робинзоном", хотя бы в ближайших книгах.
*
Очень близки по духу оказались женские линии повествования, представленные зрелыми героинями. В них, действительно, присутствует ностальгическое настроение, продиктованное опытом прожитых лет. Но именно эта печальная нотка отлично дополняет достаточно напряженный эмоциональный фон остальных сюжетных линий. "Сильным нести, слабым надеяться на сильных, так будьте же сильными…", - устами одного из героев говорит автор и продолжает радовать читателей превосходными мужскими персонажами. Многие из них неожиданным образом разделились и отлично дополняют друг друга в рамках отдельных групп. Так же хочу поблагодарить автора за образы волшебных существ с очень красивым названием "астэры". С ними мы уже несколько раз встречались на страницах предыдущих книг. Каждое их появление - яркая метка в сюжетной линии, потому что зачастую оно знаменует некий жизненно важный этап в судьбах выбранных героев. Благодаря таким образам мир романа украшается магическими штрихами, подтверждая фэнтезийное направление жанра этого цикла. К слову сказать, очень жду новых появлений существа, которое проскальзывало в сюжете лишь эпизодически, но каждым своим появлением вносило в антураж истории что-то интригующее, таинственными фразами-метками проявляясь между строк:

"Только шум тростников зеленых,
безнадежность зеркал озерных,
ив печальных седые пряди,
ненюфары на водной глади…"

Сюжетные особенности
Сказать по правде, даже с такой скоростью протекания событий я с трудом успеваю разгадывать те загадки, которые не перестают появляться на страницах книг. У меня складывается устойчивое мнение о том, что до конца все нюансы этого цикла книг можно понять, лишь перечитав важные его моменты несколько раз. Что я и делаю, постоянно возвращаясь к уже прочитанным книгам. В этой книге автор снова не боится увеличения количества сюжетных линий, поэтому общий оборот событий в единицу времени не увеличивается. Однако, это не говорит о том, что история превратилась в тягомотину. В рамках отдельно взятых частей динамика событий совсем не огорчает. Неожиданные моменты здесь таятся повсюду и не заставляют себя долго ждать. Одни - радуют, другие - огорчают, третьи - вводят в состояние сильнейшего потрясения. Увидев в пророческом раскладе карту "Влюбленные", я была готова ко многим неприятностям, сопутствующим состояние судьбоносного выбора. Однако, то, что я прочитала в контексте части книги с этим названием, повергло меня в шок. Впервые за время чтения этого цикла я позорно отложила книгу в сторону с одной единственной целью - постараться понять и принять произошедшее. Страшный и непоправимый выбор, сделанный не в пользу будущего, а основанный на обидах прошлого, всегда заканчивается трагично. Странная любовь, слепая преданность и самовлюбленность превратились в казнь-возмездие, которая кроваво-красным росчерком по розовому жуткими воспоминаниями надолго останется в моей памяти. Алые маки, сквозняк, часы, сонеты, чужая кровь и когда-то сказанная пронзительная фраза, ставшая пророческой:

"Знаешь, в нашей памяти есть что-то от цветов. Стыд - крапива, гиацинты - надежда, маки - несбывшееся…"

Продолжение следует...
Под воздействием эмоций от вышеупомянутых событий я влетела в финальную часть, которая на фоне всего пережитого, оказалась не так плачевна. Перемешивая военные события с мирскими, автор невольно дает понять, что война, какой бы жестокой она ни была, все же честнее "ковровых" интриг с лицемерными расшаркиваниями. Насколько все же люди, в самом деле воевавшие, приятней придворных лизоблюдов и "настульных всезнаек". Неожиданно раскрывшаяся тайна одного из семейств является прямым тому доказательством. Поэтому, закрывая книгу, я думала лишь о том, правильно ли Камша рассуждала о роли и влиянии женщины на историю не только отдельно взятой семьи, но и всего королевства в целом. Женщина создана любить, верить, ждать, встречать и ...прощать. Она призвана нести повсеместное милосердие, подтверждать всем своим существованием явление радости. Вот только жизнь вносит свои жесткие коррективы, и зачастую юбок и длинных волос мало для того, чтобы стать ангелами. Не будь некоторых женщин, не было бы и бед, которые они принесли. Если женщина захочет, она может стать родовым проклятием, погубившим судьбы ни одного поколения последователей.
*
Финал традиционно полностью открыт, и впереди меня ждет третья часть книги "Сердце Зверя" под названием "Синий взгляд смерти. Часть 1. Закат". Нашим героям предстоит пройти множество испытаний и сразиться с сильнейшими противниками в масштабных битвах. Каждый из них знает, что жизнь полна замечательных возможностей, поэтому умирать, болеть и проигрывать войны просто неприлично. И все они будут нацелены на победу каждым своим движением, какой бы ценой она им не досталась. Ну, а читатели, в свою очередь, должны разгадать загадку таинственного посланника, которая странными фразами выносит мое сознание в другую систему координат:

"Несмерть слышит нежизнь, хоть и не понимает. Нежизнь понимает несмерть, но не может всего объяснить. Они должны узнать про свечи и Зверя, но главное - не расплескать колодцы!"

О, да! Как тут можно потерять интерес к циклу? Мой по-прежнему на высоте! Продолжение следует...

24 июля 2019
LiveLib

Поделиться

BlackGrifon

Оценил книгу

Так-то шар судеб Вера Камша запустила гораздо раньше второго тома пятого романа цикла «Отблески Этерны». Страшнее, чем события предыдущей книги, сложно себе вообразить. Тем не менее, неожиданных трагедий и здесь хватает. И все они объясняются десятилетиями готовящимися свершениями и проступками центральных и малозначимых персонажей. Как в хорошем детективе, всё предопределено, но читатель не может видеть всей картины в узкую щелочку авторского дозволения. И тогда явления призраков, покаянные письма и внезапные воспоминания начинают складываться в масштабный замысел.

Алва лунатично плетется к эпицентру войны, подбадриваемый растерявшим харизму Валме. Робер Эпинэ продолжает утомительно невысыпаться. Ричард злится и закатывает истерики даже своему воображению. Катарина готовится к печальной участи, воплощая наяву героические поэмы, какими они должны быть, а не над которыми постоянно смеется талигойская элита. И вот на этом инертном фоне Камша начинает вышивать новые узоры. Графиня Савиньяк заменяет проницательностью, язвительностью и интеллектуальным изяществом запропастившуюся вдову Арамона. Аромат возраста и груз прошлых предательств делают Арлетту чуть ли не архетипом. Без нее действительно распутывание столичной трагедии вышло бы пресным.

Продолжает развитие боковая история Руппи. Благородная авантюрность, подпитанная магией, с ним возвращается в цикл. Ночные схватки, переодевания, заговоры, погони. Писательница делает из тривиальной сюжетной интриги еще одну поэму. Ее главное достоинство – лихорадочные мысли героя, успевающие оценить происходящее вокруг с энтузиазмом, воспаленным нервом и удивительной чистотой.
И пока эпическое повествование ветвится, обещая неожиданные пересечения, тайные закономерности и просто невозможность не вернуться к чьей-либо судьбе в картине маленького, но бурного мира, сам текст начинает напоминать книжные миниатюры. В каждой дробной сценке, переключающей внимание читателя от столицы до окраин, в другие государства, города и леса, чудится символ. Кроме неспешного удовольствия наблюдателя за словесными перепалками, язвительными размышлениями, есть ощущение важности происходящего для расплывающейся, ускользающей общей картины. Иллюзия правдоподобия, онтологической маскировки художественного авторского своеволия позволяют болеть Этерной, переживать за выдуманные судьбы – человеческие и государственные.

Формулы приключенческих романов прошлого, современные тенденции фэнтези, бодрая «вера в предлагаемые обстоятельства» сконвертированы в если не глубокую, то уж точно приподымающую над обыденностью эпическую драму. Конечно, принадлежность подавляющей массы персонажей к элите создают особый флер романтики и блеска свободы в поступках и мыслях. Нарушение древних правил и стереотипов уже давно стали каноном и стереотипами. Но ситуации, в которых их разрабатывает Вера Камша, не тривиальны и психологические зрелые. И даже порой забываешь, насколько юны они, эти девушки и юноши, повзрослевшие в королевских дворцах и на войне.

6 августа 2019
LiveLib

Поделиться

Aliksana

Оценил книгу

Нет, я определенно прочту все заново после выхода последней книги. Я уже успела забыть и запутаться окончательно - кто с кем воюет и зачем. А это "не айс".
Но зато нам преподнесли Руппи в больших количествах. Не знаю, успеет ли из мальчика выраст что-то большее, чем он есть сейчас. Ведь все близится к завершению. Пока что Руппи радует, но не поражает. Он, конечно, любящий сын и все такое, но... такой маме нужно учиться давать отпор, а не вилять. Надеюсь, он станет сильнее в предстоящей кампании.
Валентин + Ульрих = по-прежнему ядерная смесь XD
Валентин сам по себе - зайка и сорванец ) и Зараза
Марсель... Марсель... ну вы меня поняли! Мой котик пел посреди сражения, спаивал Джильди в политических целях... и вообще.
" - Я не могу послать даме сонет о козе, - возмутился Марсель. - И я не могу высушить эту весну. Ты грозишься упасть в обморокпод очередным столбом и все не падаешь. Может, вообще не упадтьешь, а у меня собака в Олларии, Давенпорт - у Савиньяка, Елена - в тревоге. Где утреннее чудовище, я и сам не знаю, а рэй Кальперадо, между прочим, твой порученец...
- Справедливо. - Алва поправил шейный платок и внезапно усмехнулся. - Я пришел к сходным выводам. Мне не хватает определенности, тебе - рифм и войны, значит, пора поворачивать".
Ну разве не прелесть?
Ну и то, о чем все так долго, много говорили. Убийство Катарины. Хана Орхидеям (с) В этот раз - Гиацинту. Не жаль. Вот никак. Вот хоть убейте.
А Дикон меж тем все равно свинья. Хотя... не будем оскорблять свиней подобным сравнением. Убить беременную женщину... Остается только сильно пожалеть, что по словам выходцев, Дикон не может сейчас умереть. Сие печально.
Жду последнюю книгу, чтобы расставить все точки над i.

19 января 2010
LiveLib

Поделиться

Xellina

Оценил книгу

Н-да, чем дальше в лес...

Мне, конечно, говорили, что качество серии ухудшается после третьей книги, но я не ожидала, что оно будет ухудшаться чуть ли не экспоненциально.

Признаюсь, что половину книги я пробежала по диагонали: меня интересуют только определенные герои, всякие Руппи и т.п. к ним не относятся. Кто такой этот Руппи я до сих пор не знаю.

Что касается того, что я все же читала внимательно, такое ощущение, что я читала фанфик, причем довольно низкокачественный. Персонажи - махровый ООС. Ну, разве что, кроме, Робера. Он как был рефлексирующим интеллигентом, который все понимает правильно, но толка от него никакого, так и остался. Альва похож на какого-то эмо. Катарина, которая была стервой манипуляторшой, вдруг стала чуть ли не единственным положительным персонажем: и умная, и смелая, и стране и мужу преданная.

Что касается Дикона... Теперь я поняла, почему многие фанаты его любят, не смотря на все, что он творит в книгах. Да потому что верить автору, когда она описывает все его подлости, трудно. Ну не может человек быть таким тупым. Когда в первой книге он был наивным подростком, только что вырвавшимся из-под опеки деспотичной матери, да, можно было понять, почему он совершает столько глупостей. Но взрослый молодой человек, прошедший войну и революцию, не может остаться настолько, хм, незамутненным. Дикон безоговорочно верит Альдо и Штанцлеру и не верит Роберу, почему? Дикон, для которого Честь превыше всего, готов на любые гадости? Дикон, воспитанный в пусть старомодных, но все же рыцарских традициях, убивает беременную женщину, по которой он, к тому же, вздыхал все предыдущие книги и готов за нее убить или умереть? Не верю. Не знаю, за что автор так невзлюбила Окделла, но она с его очернением переборщила.

В общем, все печально, как для героев, так и для читателей. Наверное, я все-таки опупею домучаю, но удовольствия от этого не получу.

19 апреля 2014
LiveLib

Поделиться

Премиум

4.68 
(101 оценка)
Читать книгу: «Сердце Зверя. Том 2. Шар судеб»

Установите приложение, чтобы читать эту книгу