Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Бенедиктинское аббатство

Бенедиктинское аббатство
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
3.0

Человек – неразрешимая загадка. Каким образом соединяется и как отделяется от тела наше невидимое «я», которое думает, страдает, учится, и может ли оно испытывать любовь, ненависть и гнев, когда от него остается одна безжизненная масса, которая когда-то чувствовало, любило, говорило?

Ад, которого мы ожидаем после нашей телесной смерти, есть ничто иное, как темное состояние наших душ, и это состояние создано нами самими, нашими мрачными, заблудшими душами. И до той поры, пока не произойдет в нас осознание, пока не вспыхнет искреннее желание подняться к лучшему, мы будем блуждать по местам своих собственных ошибок, своих преступлений…

Лучшие рецензии
num
num
Оценка:
90

1 ноября 1914 года
Здравствуй, дорогой дневник, хочу рассказать тебе новости! Приходила к нам сегодня Лиза в гости и принесла мне невероятную книгу почитать, называется “Бенедиктинское аббатство”, написала ее Вера Крыжановская-Рочестер. Оказывается, в автора вселяется дух английского поэта, который надиктовывает мадам Крыжановской тексты на французском (которым она совершенно не владеет!), а потом она уже переводит их на русский. Я, правда, не совсем понимаю, как она переводила на русский если французского совсем не знает, но у Лизки ж вон как-то получается с помощью словаря и Ерофеевой. С нетерпением дожидаюсь, когда закончу это писать, чтобы почитать новую книгу! Лиза говорит, что она ужасть какая интересная (книга, а не Лиза), про рыцарей, монахов и много-много нещсчастной любви. Правильно она ее посоветовала - я ужастно несчасно люблю Алексея, видела вчера, как он помогал нести книги Ерофеевой. Может и мне выучить французский…

2 ноября 1914 года, утро
Ах, это необыкновенно! Я полюбила эту книгу с первых слов! А какие чарующие имена у героев, например Эльгебер, Ингельборг, Энгельберт, вот, нашла как правильно пишется. И книга ну прям про нас с Алексеем! Мадам Вера пишет: Герта развилась и сделалась высокой молодой девушкой, с черными глазами, бронзового цвета лицом. Ее пикантная красота составляла совершенный контраст с беленькой белокурой Нельдой.
Я, правда, совсем не с бронзовым лицом, но Ерофеева - точно беленькая и белокурая, она аж светится! Правда-правда, у нее все белое, и ресницы, и брови, и тетради у нее всегда чистые... мой брат Петенька шутит, что будь она кроликом - была бы красноглазой, назвал ее алибиносом, наверное это как альбатрос, я их видела на море. Но при чем здесь кролики?…
Прости, читаю дальше!
после завтрака
Ели кашу на завтрак. А герои едят дичь и запивают вином! Ах, почему я не в рыцарском замке… Ах, какой слог, какой стиль! “он смертельно ненавидел Эдгара, в душе завидуя, конечно, его красивой наружности.”
вечер
Весь день читала. Я в ужасе! Столько бед, столько любви! Но по порядку. Некий молодой и крайне красивый молодой человек влюбляется в девушку, которая оказалась его сестрой. Потом она идет в монастырь и он идет в монастырь, но по ночам он может уходить из монастыря, чтобы встречатся с другой девушкой, которая тоже его сестра! И он выясняет что тот, кого он считал своим отцом - не его отец, а мать - не мать и сестры ему не сестры, а его настоящая мать - аббатиса монастыря, которую монахи убивают во время оргии, праздник такой есть, день святого Бенедикта, вот во время этого праздника бывают оргии. Спрошу у отца за ужином, что такое оргия и как могли убить аббатису.
после ужина
У меня горе. Я спросила у отца про оргию, после чего у меня отобрали книгу и запретили читать подобные. Папа так кричал на маменьку!
А я ведь не знаю, что будет дальше с патером Санктусом, как дожить до завтра!!!

3 ноября 1914 года
Моему отчаянию нет предела, пойду з Лизетт в парк, может встретим гимназистов и Алексея.
вечер
Встретили. Алексея с Ерофеевой. Лизетт обещала, что больше не будет просить у нее помочь с французским.

4 ноября 1914 года.
Маман за обедом спросила у отца про праздник Бенедикта и что монахам в этот день позволено. Ах, мама, ничему Вас не учит мой опыт! Как хорошо, что умом я вся в отца пошла!
позже
Нашла свою книгу в мусоре для распала, могу читать дальше!

5 ноября.
Нельда умерла! и патер Санктус теперь с Гертой. Это знак свыше! Значит Алексей разлюбит этого кролика Ерофееву.
позже
Герта тоже умерла…

6 ноября, 00:17
Все умерли… Пойду-ка я выброшу эту дрянную книжку в мусор.
через 10 минут
Не пойду, там еще исповеди Гуго и Лотаря есть.

7 ноября 1914 года, вечер
Читаю исповедь Гуго, так страшно! Так много смертей - но как то мне не так нравится… разве что граф Лотарь… ах, вот это мужчина, прямо как наш сосед, господин Александр Тобольский, я кажется влюбляюсь и совсем забываю Алексея! Но книга становится такой нудной, что сил нету ее читать. Прости меня, мой дневник, маменька зовет!

10 ноября 1914
Ночью дочитала книгу. И это точно знак свыше, что Петенька подарил мне еще одну, "Нортенгерское аббатство", Джейн Остин. Я его честно предупредила, если это аббатство будет похоже на Бенедиктинское - заставлю его слушать, когда буду читать вслух!
Поругалась с Лизой. Оказывается, Ерофеева - кузина моего Алексея, а у Лизы на него виды.

12 ноября 1914 года
Я все думаю про Бенедиктинское аббатство. Глупая такая книга. Пишет, что после смерти дух обитает возле нас, может слышать и видеть, читать наши мысли. И все мстят друг другу, призабыли наверняка, чего мстят-то, но все равно мстят, убивают. Ну уж я то не забуду, чего мстить Лизе буду! И духи мстят, и прекрасные дамы мстят, а монахи - так те только то и делают ночами, что мстят!
Да вообще много чего пишет, вот какая Лиза, такие и книги глупые дает читать! Какое-то нагромождение фактов, поступков и мыслей, без структуры и логики. Так папа сказал. А папа у меня умный.
Вот листаю страницы и понимаю, какая банальщина, все эти бесконечные дамы, рыцари, замки с тайнами, семейные проклятия и неверные жены. Слишком всего там много, автор явно мнит себя всезнающей, познавшей тайны бытия и небытия. Да что она знает на самом деле! И кто знает?...

Читать полностью
Morra
Morra
Оценка:
39

Чем больше хочется пощекотать себе нервы готическими страшилками, тем сильнее разочаровываешься.

Мрачное средневековье без грамма романтизации. Прекрасные юноши и девушки попадают в монастыри вместо того, чтобы устраивать своё личное счастье. Буйные рыцари закалывают неверных жён. Благородных героев предательски убивают. Несчастных внебрачных младенцев передают из рук в руки словно посылки. Гениальные многоходовки разбиваются вдребезги из-за смешных случайностей. А в центре всего этого - Бенедиктинское аббатство со своими тайными подземельями, лабораториями, орденом мстителей и длинными руками. Идея с аббатством в общем хороша, но она подзатерялась среди изобилия событий. Вообще, неумеренность - это главная проблема романа. История охватывает около полувека и вместила в себя просто неприличное количество предательств, измен, убийств, интриг и всего прочего. Глаза разбегаются, имена героев путаются (чего со мной практически никогда не бывает), после очередного лихого поворота хочется не восхититься фантазией автора, а лишь воскликнуть: опять?! По количеству смертей 272 страницы "Бенедиктинского аббатства" далеко обходят пухлые романы Дюма, которого я в юности обвиняла в нелюбви к своим героям, и даже главного убивца современности Мартина. Пожалуй, это тот случай, когда лишний объём, детали и краски пошли бы роману на пользу. Вот, к примеру, патера Санктуса из первой части вполне можно было бы сравнить с отцом Амбросио из "Монаха" Льюиса, но какой там масштаб личности, какие терзания! Вялые мысли Санктуса и рядом не стояли.

Увы, не радуют и многочисленные шаблоны, которые так и выпрыгивают на тебя с каждой страницы, а также отсутствие стиля - роман написан гладко, но не отличается ни умелой стилизацией, ни особой красотой. В принципе удачной мыслью можно было бы назвать попытку показать события с разных сторон: в романе три части, в каждой из которых слово предоставляется одному из героев-антагонистов. Однако третья часть с её высшими сферами и идеализацией героя свела на нет и это благое начинание.

Будь я 15-летней гимназисткой, пищала бы, наверное, от восторга. А так пойду зачищать список от наивной готики: всему своё время.

Читать полностью
Оглавление
  • Исповедь Патера Санктуса
  • Исповедь Гуго фон Мауффена
  • Исповедь Лотаря фон Рабенау
  • Эпилог
  • Сноски