«История Тайной канцелярии Петровского времени» читать бесплатно онлайн книгу📙 автора Василия Веретенникова, ISBN: , в электронной библиотеке MyBook
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Василий Веретенников
  4. «История Тайной канцелярии Петровского времени»
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

4.09 
(11 оценок)

История Тайной канцелярии Петровского времени

213 печатных страниц

2017 год

16+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 331 000 книг

Оцените книгу
О книге

«Восемнадцатый век – один из наиболее интересных и полных содержания моментов в истории России. В этот век совершился тот перелом в строе государственном (и, конечно, не только в государственном), который поставил в итоге на иной путь все дальнейшее движение русского исторического процесса. Однако до последнего времени история XVIII столетия оставалась почти не разработанной даже в отдельных ее частях; и только в последние пятнадцать – двадцать лет произведено было несколько крупных исследований. Обилие материала, недостаточная его выясненность и разработанность, трудность доступа ко многим очень важным частям его – вот некоторые главнейшие причины, тормозившие у нас изучение истории…»

читайте онлайн полную версию книги «История Тайной канцелярии Петровского времени» автора Василий Веретенников на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «История Тайной канцелярии Петровского времени» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 1910

Год издания: 

2017

Объем: 

384515

Правообладатель
12 134 книги

Поделиться

Hermanarich

Оценил книгу

Когда увлекаешься каким-то предметом достаточно долго – поневоле начинаешь пытаться создавать антинаучные, но работающие классификации. Здесь речь пойдет о классификациях историков. Сразу скажу – я не фанат отечественного истории как науки, более того, считаю, что в отечественной истории как науке был всплеск, но после этого данная наука разбилась о скалы, которые можно назвать «государственным интересом» - который всегда выше любой объективности. Отечественная история как наука – это что-то из Министерства правды Джорджа Оруэлла – поэтому даже в абсолютно русофобских книгах можно, подчас, вытащить куда больше интересных фактов, систематизаций, обобщений, выводов и прогнозов, чем из даже самых качественных, по российским меркам, отечественных изысканий.
Историков в России я подразделяю на следующие типы:
1. Историк-патриот. Знамя, поднятое Татищевым и Карамзиным , сейчас основательно залапано и не вызывает особой гордости, если рассмотреть его вблизи – достаточно только посмотреть на фамилии тех, кто его сейчас несет ( вымарано цензурой );
2. Академический историк. Об этих людях широкой общественности известно крайне мало – тихо сидя в своих учреждениях они занимаются написанием учебников по истории, работают с историей как с академической наукой, воспитывают других историков. При всем их, номинально, колоссальном значении – серьезного воздействия на умы широких масс они не оказывают – но они оказывают серьезное воздействие на власть. Имен этих не так много – Андрей Левандовский , Андрей Сахаров , Александр Боханов , Игорь Данилевский , Александр Чубарьян и пр. – но они все достаточно хорошо известны интересующимся историей за рамками полок "научпоп" в книжных магазинах;
3. Историк-популяризатор. Тут все просто – это может быть вообще кто угодно. Данный тип сливается, во многом, с ученым пропагандистом – это вытекает из самой сущности популяризации, где не получается давать широкую палитру мнений (человек, не владеющий предметом, и раскрывший книгу где будет бесконечные версии и разные точки зрения – скорее всего с возмущением её захлопнет). И да, чтоб стать популяризатором истории вовсе не нужно быть историком по профессии: как и в экономике, как и в биологии, как и в любой популяризации – этим может заняться любой. Этих найти несложно – толстые книги с красивыми переплетами, которыми завалены книжные магазины. И если западные ( Ниалл Фергюсон , Мэри Бирд , Билл Брайсон , Джаред Даймонд ) еще вызывает уважение, как и советские ( Игорь Можейко , например), то с современными все очень плохо – классический пример это Михаил Зыгарь , о котором я уже писал;
4. Историк-архивист. Специфическая категория, о которой очень часто забывают – но которая чрезвычайно важна. Эти люди известны широким народным массам даже меньше, чем академические историки (те хоть мелькают на титулах школьных учебников), но они занимаются чрезвычайно важным дело – они пытаются перебороть отечественную систему архивов, строящуюся на принципах: «Запретить и не пущать». Это очень специфическая категория людей, которые прежде всего смогли прорваться в архивы, куда пускают далеко не каждого, более того, работают там не в общем зале, где вынесена всего часть – а непосредственно внутри него. И именно они могут обнаружить, что в ящиках где, как казалось, лежат документы по посольскому приказу времен Петра вдруг затесались документы Сокольничьего приказа времен Ивана IV, ранее не атрибутированные, и широкой науке неизвестные. Разумеется, ученые такого типа должны быть такими квази-квази научными работниками – но они могут и не быть сильными историками. В конце концов доступ такого уровня позволит почти любому собрать материал на докторскую и добиться публикаций просто через опубликование найденного, без минимума своего анализа или выводов. Кстати, министр просвещения Ольга Васильева как-раз из этой категории (разумеется, в рамках её научного прошлого, а не государственной деятельности);
5. Сумасшедшие. О них говорить не будем - легион им имя.
У отечественных книг по истории огромное количество минусов, в сравнении с зарубежной традицией написания и исследования об истории. Самый главный грех отечественной истории, как по мне – тенденциозность. Историк почти никогда не хочет отказываться от своего личного мнения по вопросу – более того, старательно использует себя как профессионала для поддержания себя как личности в данном вопросе. Конечно, это нельзя счесть чем-то правильным или корректным. Даже если исследование не тенденциозно – всегда найдутся другие грехи: чрезвычайно сильная засушенность повествования; отказ от полемики; боязнь представить палитру мнений; очень специфическая работа со ссылочным материалом и пр. Это все выдается отсутствие качественной и сильной школы, с устоявшейся традицией (хотя, может, наоборот, выдает её присутствие) – наличие серьезной внутрицеховой эксперты должно было бы исправлять такие вещи, а в особо сложных случаях – вообще не допускать выхода таких книг, но здесь мы начинаем затрагивать совсем другую сторону – экономическую, относительно организации науки и саморегулируемых сообществ, а мне бы сейчас не хотелось туда уходить.
Про Василия Веретенникова я, к стыду своему, вообще ничего не знал – и биографию его удосужился прочитать уже после прочтения его книги. И знаете что? Большинство догадок, высказанных мной по мере прочтения – подтвердилось:
1. Он действительно оказался известным архивистом;
2. Писал достаточно молодой человек – 30 лет для автора серьезного научного труда, это не возраст (если это, конечно, не гений, который в 50 лет перевернет науку);
3. Да, он явно жил в первой половине ХХ века.
И три перечисленные пункта – это не комплименты. Дело в том, что при всех минусах отечественной исторической науки у неё есть явный плюс – этот плюс может и не искупает все минусы, но он, во многом, уникален: Отечественные историки всегда стремятся к систематизации. Даже если автор тенденциозен, не владеет всем материалом – он пытается сначала выстроить какую-то систему, а под неё уже работать. И даже какой-нибудь ультрамонархический фрик а-ля Мультатули с его «Николай II Благочестивый» все-равно подходит системно – пусть и главная аксиома в системе, прямо скажем, выглядит странно. Отчасти из этого подхода и вытекает отказ от плюрализма мнений – но этот подход как крепкий фундамент под кособоким и дешевым зданием: да, все деньги ушли на фундамент, и здание вышло не очень, но стоит то оно крепко. И вот этого систематического подхода у молодого (30 лет) историка Веретенникова просто не выработано.
Данная книга, к сожалению, представляет собой просто набор разнородных архивных данных разной степени интересности, которые в единую систему ну никак не складываются. Интересные вещи, который автор в явной/неявной форме выявил, можно перечислить списком – и этот список данную книгу легко заменит, т.к. кроме мелкой фактики и наблюдений, увы, здесь ничего нет. Мои знания о тайной канцелярии времен Петра были разнородными и не очень систематизированными – такими, честно говоря, и остались. Но кое-какие вещи все-таки узнать было интересно – приведу некоторые из них:
1. Дела по Слову и делу в России, похоже, еще со времен Петра – шли под пристальным надзором первого человека в государстве (это к вопросу о том, что о репрессиях Сталин ничего не знал – знал. Иначе эта система просто не работает);
2. Лица, осуществляющие дознание по такого рода делам, и которые, теоретически, должны быть вне подозрения – были под подозрением всегда, и часто ротировались. Причем ротировались и отдельные личности, и сама система – вопрос с нерешенной иерархии Тайного приказа (он же Тайная канцелярия) и Преображенского приказа (главой первого, притом что, номинально, он не был единственным – считался супер-шпион того времени Петр Толстой, а второго –ближайший сподвижник Петра князь Ромодановский), с попутным то усилением. то уменьшение влияния каждого из них это подтверждает. Куда безопаснее было возглавлять приказы, которые интересовали царя не так сильно;
3. Как любая служба политического сыска, данные структуры очень быстро вырождались, и начиная с достаточно серьезных дел заканчивали тем, что выясняли, какая баба сказала и когда, что на царском дворе курица петухом кричала, а значит царю скоро помирать;
4. Доносчикам выписывали денежные вознаграждения – иногда могла достаться и часть имущества того, на кого донесли, если вина подтверждалась. Все как в лучших домах;
5. Розыскать – это значит было не просто найти, а пытать. «Розыскивать крепко» - значит хватать и пытать вплоть до полного прояснения ситуации. Разумеется, под пытками люди сознавались и в чем было, и в чем не было – что не шло на пользу расследованию;
6. Документы в России всегда хранились плохо – многие кучи документов просто были свалены в сырые подвалы, где и сгнили, какие-то сгнили частично – из этого гнилья архивисты вытащили что смогли, но даже отдельные тома идентифицировать не удается. т.к. даже на стадии заполнения писались они безобразно. И это по делам, касавшимся напрямую государя – что уж говорить о прочем;
7. Ситуация с политическим сыском того времени, середины ХХ века и теперешним временем – отличается крайне мало.
Интересные сведения из данного труда, благо, они есть, вытаскиваются просто по крупицам – всему виной подход юного историка, который, видимо, посчитал, что вывалить все сведения, основанные на имеющихся документах, – это и есть история. Впрочем, этим подходом грешат многие историки-архивисты. Читать можно, но с осторожностью, понимая возможные минусы избранного автором подхода.

Поделиться

sher2408

Оценил книгу

Книга русского историка, архивиста Василия Ивановича Веретенникова была впервые издана в 1910 году, когда автору только исполнилось тридцать лет, но и на сегодняшний день она остается базовым трудом по истории Тайной канцелярии Петра I. Эта монография рассказывает об истории возникновения, структуре, иерархии и особенностях работы Тайной канцелярии, о наиболее ярких исторических личностях, как возглавлявших в разные годы данное учреждение, так и просто отличившихся во время работы в нем.

Автор начинает рассказ издалека, с начала 17 века, когда уже активно рассматривались наветы и практиковали расследование особых преступлений из разряда «слово и дело» (так называемых государственных преступлений – государственных измен, покушений, заговоров, хищений, злоупотреблений), но вне специально созданного для этих целей учреждения. И лишь после этого, переходит к петровской эпохе.

Значительное внимание Веретенников уделяет непосредственно личности Петра I, рассматривая его не только как императора, создателя Тайной канцелярии, но и как активно принимавшего участие в деятельности оной. Для меня было открытием, что такой орган, занимавшийся политическим сыском, изначально был создан в виде «Преображенского приказа» для управления Преображенским и Семёновским полками и сохранения общественного порядка, то есть в первую очередь как инструмент воздействия в получившем государственный масштаб конфликте Петра и Софьи. Казалось бы, Тайная канцелярия позднее была упразднена самим же Петром, а её функции были разбросаны по существующим судебно-сыскным организациям. Но позже Канцелярия неизменно трансформировалась под влиянием нужд времени и государства, возрождалась вновь под другими названиями, но с теми же функциями политического сыска и суда.

Труд написан доступным языком, материал удобно систематизирован, а примечания позволяют облегчить усвоение изложенной в книге информации.

Поделиться