Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Опавшие листья

Читайте в приложениях:
227 уже добавило
Оценка читателей
3.9
Написать рецензию
  • Unikko
    Unikko
    Оценка:
    44

    Теория катастрофы.
    «Душа есть энтелехия тела». «Бабочка есть энтелехия гусеницы и куколки». А Русь, есть ли Русь энтелехия Советской России? Такова первая тема «Апокалипсиса»: революция и крах исторической России.

    Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три. Даже "Новое Время" нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь.

    Христианство - вторая и, пожалуй, главная тема размышлений Розанова, точнее, «инсуррекция против христианства». Монолог писателя-христианина, находящегося на грани отчаяния, когда ранее немыслимые понятия, такие как «конечная смерть», «отсутствие Бога», «небытие», вдруг обрели реальный, достоверный смысл.

    Солнце загорелось раньше христианства. И солнце не потухнет, если христианство и кончится… О, не надо христианства. Не надо, не надо… Ужасы, ужасы.

    «Апокалипсис» - произведение сложное и противоречивое и читать его крайне трудно. Здесь нет строгой композиции, последовательного развития темы, взвешенной и обдуманной аргументации, а есть хаос мыслей, страстная взволнованная речь, восклицания и риторические вопросы. Метания от одной темы к другой, тревожно-сбивчивый тон повествования – всё это выдаёт недоумение и гнев автора, его стремление как можно скорее рассказать об увиденном и пережитом и попытаться объяснить, в первую очередь самому себе, смысл происходящего. Существенное отличие «Апокалипсиса» от более ранних работ Розанова заключается именно в том, что прежняя уверенность писателя в истинности своих идеалов (какую можно увидеть, например, в анализе «Легенды о Великом инквизиторе» Достоевского) сменилась растерянностью и сомнением.

    «Всё потрясено, все потрясены. Все гибнут, всё гибнет. Но все это проваливается в пустоту души, которая лишилась древнего содержания». В духовном опустошении Розанов обвиняет русскую литературу, именно литература, по его мнению, «убила Россию»: развратила молодежь, разрушила мораль и воспитала поколение нигилистов. Следуя этому убеждению, сам Розанов не мог окончить свои записи на ноте отчаяния, он должен был оставить читателю надежду, дать совет. Но звучит ли этот совет убедительно?

    Но ты, читатель, будь крепок духом… И помни: жизнь есть дом. Дом должен быть тепел, удобен и кругл. Работай над «круглым домом», и Бог тебя не оставит на небесах. Он не забудет птички, которая вьет гнездо.

    Гораздо убедительнее, на мой взгляд, у Розанова другое:

    LA DIVINA COMEDIA
    С лязгом, скрипом, визгом опускается над Русскою Историею железный занавес.
    — Представление окончилось. Публика встала.
    — Пора одевать шубы и возвращаться домой.
    Оглянулись.
    Но ни шуб, ни домов не оказалось.
    Читать полностью
  • Roni
    Roni
    Оценка:
    15

    А что бы сказал по поводу Розанова Витёк Акашин из "Козлёнка в молоке"? "Амбивалентно", - буркнул бы он, и был бы прав.

    Прочитав первые страниц двадцать и осознав, что я ничего не понимаю, кроме знаков препинания, да и то через раз, я наконец залезла в биографию Розанова. Что же я узнала? Прелюбопытнейшие вещи:

    Так, ему удалось прослыть одновременно юдофилом и юдофобом; революционные события 1905–1907 он считал не только возможным, но и необходимым освещать с различных позиций – выступая в «Новом времени» под своей фамилией как монархист и черносотенец, он под псевдонимом В.Варварин выражал в других изданиях леволиберальную, народническую, а порой и социал-демократическую точку зрения.

    Кроме этого, он был настолько увлекающимся человеком и так любил Достоевкого, что даже женился на его любовнице Аполлинарии Сусловой.

    Ну это к слову пришлось. На самом деле, меня поразило, что с просьбой о помощи к читателям, выписывающим журнал (это не книжка в привычном понимании, а 10 номеров журнала, собранные вместе - получился такой сборник эссе), потому как голодал, Розанов обращается только один раз, остальные статьи у него по большей части о высоких эмпиреях: он нападает на Новый Завет и возвеличивает Ветхий, и особенно Песню песней.

    P.S. Кто не читал ещё "Козлёнок в молоке" - рекомендую. Забавная книжка и про писателей) Боюсь, что в молодости, я тоже щеголяла "Золотым минимумом" и особенно часто прибегала к пункту №6.

    Читать полностью
  • knigogOlic
    knigogOlic
    Оценка:
    12

    Вот уже сколько времени, как Розанов поселился где-то между у меня. Мы с ним ладим. Очень хорошо мы с ним ладим. Мы с ним ладим, и ладим, и ладим… Вот бы так со всеми ладить, как с ним мы ладим. А не выйдет, ну и ладно. Главное, что с Розановым мы славно ладим.

    ***
    Я все больше молчала, а он сказал, что меня раздавили на улице лошади. Потом он еще много чего сказал. И много молчал. С ним хорошо молчать. И я молчала. А он сказал, что меня раздавили на улице лошади, и тоже замолчал. И даже если бы он больше ничего не сказал, он бы только за это остался мною безнадежно любимым.

    ***
    И добавить мне больше нечего, хотя есть чего. Но не нужно. Кто знает его, тот поймет.

  • MarinaK
    MarinaK
    Оценка:
    11

    Странные личности встречаются в мире под названием «Литература». Василий Розанов из таких, странных, противоречивых и гармоничных одновременно людей. Знакомство с ним я я начала, будучи еще студенткой, с книги «Сумерки просвещения». И вроде бы прописные истины говорит автор, но понимаешь, что это для него важно было сказать, и читаешь без раздражения, и удивляешься тому, что ничего не изменилось с тех пор, и уважаешь Розанова за то, что это его настолько волновало. Потом были его труды о Достоевском, Гоголе…

    «Осенние листья» - трилогия. Каждая книжка – рассыпанные по страницам мысли, афоризмы, эпизодики из жизни, записки никому и всем. Эти осколки часто сопровождают заметки в скобках: «в купальне», «утром после чтения газет», «на поданной визитной карточке», «ночью в постели». Зачем автору эти заметки? Наверное, чтобы мы, читая, не забывали, что все это жизнь, не «метафизический поток», который несет Розанова, вернее, не только поток.

    Вся жизнь Розанова связана с литературой, поэтому здесь много о писателях, да и о самой литературе размышлений («Центр – жизнь, материк ее… А писатели – золотые рыбки или – плотва, играющие около берега его. Не «передвигать» же материк в зависимости от движения хвостов золотых рыбок»). Он смело судит о Льве Толстом, вернее, осуждает его за то, что тот не захотел быть только писателем, а возжелал стать «Буддой и Шопенгауэром», а вместо этого сделался смешон. Он называет Герцена и Грибоедова Скалозубами за то, что они «счастливы в себе». Он уверен, что «Гоголь – это Александр Македонский», который победил Россию своей пустотой, вследствие цего все «перестали верить в благость России, а стали замечать друг в друге только Собакевичей и Коробочек». Да и, пожалуй, вся литература – это для Розанова, как он сам утверждает, «штаны», которые «бережёшь, ценишь, «всегда в них». Но что же с ними церемониться???!!!».

    Кроме литературы В. Розанов говорит еще о многих очень важных вещах: о любви («Любовь есть взаимное пожирание, поглощение. Любовь - это всегда обмен - души-тела. Поэтому, когда нéчему обмениваться, любовь погасает. И она всегда погасает по одной причине: исчерпанности матерьяла для обмена, остановке обмена, сытости взаимной, сходства-тожества когда-то любивших и разных»), семье, любви к жене, своей ответственности перед ней (считал, что перед маменькой виноват больше, чем перед Христом: у Христа много людей, а у маменьки он был один. И не спас, не помог, от нумизматики и литературы не оторвался ради нее), истине и покое, чиновничестве, о праве человека на «папироску после купания, малину с молоком, малосольный огурец в конце июня, да чтоб сбоку прилипла ниточка укропа (не надо снимать)»…

    Есть, конечно и размышления о Темном, что «одолевает», о смерти , о том, что человек живет и умирает, как сор, о старости и одиночестве, когда стучишь клюкой в чужую дверь, а тебе не отворяют.

    Такие вот «частички бытия»!

    P.S. бонус для девушек
    «Не выходите, девушки, замуж ни за писателей, ни за ученых.
    И писательство, и ученость — эгоизм.
    И вы не получите «друга», хотя бы он и звал себя другом.
    Выходите за обыкновенного человека, чиновника, конторщика, купца, лучше всего за ремесленника. Нет ничего святее ремесла.
    И такой будет вам другом.»

    Читать полностью
  • readernumbertwo
    readernumbertwo
    Оценка:
    9

    "Уединенное" и "Опавшие листья" – самые популярные работы Розанова. Их переиздают, их нетрудно найти и купить.
    Впервые я их прочла в 19 – понравилось. Перечитала в 27. И снова хорошее впечатление.

    "Уединенное" и "Опавшие листья" представляют из себя заметки, комментарии, дневниковые записи. Можно ничего не знать о Розанове и его идеях и читать эти работы. Вполне вероятно, что будет интересно. Однако, в этом случае может возникнуть специфическое впечатление об авторе. Можно решить, что он какой-то буйный, истеричный, а некоторые его записи – бред сивой кобылы. Если знать про основные идеи Розанова, то все сразу становится на свои места.

    Умер он в 1919 году, а "Уединенное" и "Опавшие листья" относятся к 1912-1915. Розанов писал их, будучи человеком зрелым. Он не только уже давно сформулировал для себя все основные вопросы, но и ответил на них. И отзвуки всего его творчества можно увидеть в этих работах. Особенно в "Опавших листьях".
    В «Уединенном» и «Опавших листьях» есть и сравнение христианства с язычеством, и про семью, и про деторождение, и про пол.

    Розанов не особо симпатизировал "Апофеозу беспочвенности" Льва Шестова. Но в вышеназванных работах у него тоже нет никакой системы. Материал излагается по-домашнему. Вокруг только свои, говорить можно все, что приходит на ум. Из-за этого, кстати, "Уединенное" и "Опавшие листья" воспринимаются более лично, чем то, что Розанов писал ранее. Хотя кажется, что это почти невозможно.

    В этих текстах Розанов много думает о смерти, что делает атмосферу местами невыносимой. Это неудивительно: у него и жена болела, и ему самому меньше 10 лет жить оставалось, и времена смутные были.
    Когда Розанов пишет о любви и семейном, эмоции хлещут через край. Кому-то, возможно, будет противно. Из-за того, что он такой аффективный. Что он мимоходом кого-то задевает (например, когда пишет, что любая не родившая женщина – грешница и всем людям нужно обязательно иметь детей). Кто-то, может, вообще скажет, что мужчина таким быть не должен.

    Лично я не знаю, каким должен быть мужчина. Зато знаю (или же мне так кажется), что он к своей второй жене очень тепло относился. И детей своих во многом любил из-за того, что это от неё дети. Безусловно, очень многое из того, что он за свою жизнь написал, было результатом борьбы за себя и свои отношения с этим человеком (там та ещё история была: первая жена развод ему не давала, плюс отношение церкви и государства. Дети Розанова от второй возлюбленной считались незаконнорожденными). Отсюда и размышление о семье (даже оправдание её: дяденька, между прочим, отстаивал право на сексуальные радости) в горизонте размышлений о христианстве.

    Розанов был прямо болен женским как воспринимающим. И в определённом смысле ему очень повезло. Он не только нашёл свою женщину, которая одобряла его деятельность (например, жена по утрам вставала раньше, чтоб прочесть, что он ночью написал), но и внёс борьбу за этого человека и привязанность к этому человеку в свою работу.

    Если говорить о его философских идеях, то они заслуживают внимания. Сравнивая с тем же Владимиром Соловьевым, можно получить массу удовольствия, анализируя у кого из чего все произрастает, какая аргументация. Ну а "Уединенное" и "Опавшие листья" вообще лучше рассматривать как дневники, не как философские работы.

    В Розанове есть жизнь, есть нерв. Потому мне нравится.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Возвращаюсь и перечитываю.