Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
71 печ. страниц
2017 год
6+

Глава 1
Надя и Страх

В одном северном городе на самом берегу залива, известного как Финский, жила девочка Надя. Жила она, конечно, не одна – в этом плане ей повезло: у неё были папа и мама, которых девочка очень любила, а также бабушка и дедушка – к ним она ездила в гости каждые выходные. Несмотря на юный возраст (а ей было семь), Надя была девочкой серьёзной и самостоятельной. Не боялась оставаться дома одна, не боялась темноты и вообще мало чего боялась. И вот в один прекрасный вечер, когда Надя уже почти заснула, под её кроватью кто-то зашевелился, заурчал и заскрежетал, судя по звуку, давно не чищенными зубами. Конечно, страшно Наде не стало, но сознавать, что под её личной кроватью находится кто-то незнакомый, было неприятно и даже немного обидно.

– Кто там? – спросила Надя, как ей показалось, очень уверенным и строгим голосом.

Некто ничего не ответил, а только сильнее заскрёбся и начал шатать кровать. Такая наглость окончательно лишила Надю душевного равновесия – так вести себя в её спальне она не позволяла никому! Сердито откинув одеяло, девочка слезла на пол и заглянула под кровать. Осмотр показал, что здесь не мешало бы хорошенько пропылесосить, но никого подозрительного видно не было.

Для верности Надя бросила в тёмное подкроватное пространство мячик, но тот, не встретив сопротивления, отскочил от противоположной стенки. При этом скрежет, шевеление и лёгкое похрюкивание никуда не исчезли и даже стали немного громче.

– Выходи ещё раз! – как можно строже потребовала девочка, но прозвучало это не слишком убедительно. Однако сдаваться Надя не собиралась. Она огляделась в поисках другого подходящего для метания предмета, но всё, что попадалась на глаза, было для этого или слишком большим, или слишком мягким. И тут Надя вспомнила об одной очень подходящей штуке и, схватив из кармана висевших на стуле джинсов припасённый на утро леденец, швырнула им в невидимого гостя.

Эффект получился поразительный: конфета, не долетев до стены сантиметров тридцать, ударилась о невидимую преграду и отскочила. Существо под кроватью взвизгнуло и начало обретать видимость: вначале появились длинные, одетые в серые брюки ноги, потом серый свитер в крупную вязку, затем длинный сероватый нос – и через минуту на полу лежал длинный, тощий, носатый субъект весьма недовольного вида.

– Привет! – сказал незнакомец, выбираясь наружу. Весь он был какой-то неухоженный, помятый и напоминал валенок, который долго и вдумчиво жевала большая собака. – Привет, – снова сказал человек, протянув для рукопожатия длинную и очень грязную руку с кривыми и слегка искусанными ногтями. От такого рукопожатия Надя предпочла уклониться.

– Страшно? – радостно спросил неряха.

– Скорее противно, – честно призналась девочка.

– Хм, – помрачнел незнакомец, но тут же снова просиял. – Противно – это тоже хорошо: от отвращения до страха рукой подать! А сахаром в меня не кидайся, – строго добавил он, потерев бок, – сахар для меня опасен.

– Меня, кстати, зовут Надей, – сказала Надя, вспомнив о приличиях.

– Страх, – сказал теперь уже бывший незнакомец и снова протянул руку.

На этот раз уклониться было совсем не вежливо, и девочка нехотя пожала протянутую конечность. Рука Страха оказалась сухой, слабой и как будто пыльной, словно старый носок, валявшийся где-то за шкафом.



Немного помолчали, а когда молчать стало уже совсем неловко, Надя набралась смелости и спросила:

– А зачем вы залезли ко мне под кровать?

– Работа у нас такая, – вздохнул Страх и сел на ковёр, скрестив ноги.

– У кого «у нас»? – поинтересовалась Надя, беспокойно окинув взглядом комнату в поисках других незнакомцев.

– У нас, у Страхов, – сказал Страх, назидательно поднимая палец в воздух и переходя на торжественный тон. – Каждую ночь мы идём пугать детей, прячемся под кроватями, скрипим дверцами шкафов, роняем вещи с полок…

– А зачем? – перебила Надя.

– Традиция, – погрустнел Страх, – никто уже и не помнит, зачем мы это делаем, но каждую ночь (в его голосе снова появился торжественный тон) мы выходим на работу. Вот уже много-много веков; и не прекратим это, пока хоть один из нас останется жив!

– Ну и очень глупо! – сказала Надя. – Что за работа – пугать детей? Не думаю, чтобы за неё очень много платили, а вам тем более должно быть стыдно, раз уж вы там самый главный!

– Почему это я самый главный? – удивился Страх.

– Потому что вас зовут Страх, – резонно отметила Надя, – у вас, наверно, это почётно.

– А, это… Да нет, у нас всех так зовут – тоже традиция. Нас всего двести, и всех зовут Страх, – признался пугатель.

– Как же вы различаете друг друга?

– В основном по прозвищам: кто-то Длинный, кто-то Толстый, ну там Зелёный (он зеленоватый такой) и так далее.

– А вас как называют? – спросила Надя. – Носатый?

Страх замолчал, надулся, и Надя поняла, что угадала.

Молчали почти десять минут, потом Надя спросила:

– А где вы живёте? В пустыне?

– Почему в пустыне? – страх снова удивился: кажется, общение с Надей сулило ему много новых эмоций.

– Ну, вы такой… – Надя замялась, подыскивая наиболее дипломатичную формулировку, – такой пыльный. Наверное, у вас очень мало воды. Или она тоже для вас вредна, как сахар?

– Нет, вода нам не вредит, – подумав, сказал Страх, – если это не газировка, конечно. Ну, или компот. А живём мы в лесу и воды у нас достаточно, только это не помогает, потому что некоторые, – он бросил многозначительный взгляд на Надю, – не убираются под кроватями. За ночь так в этой пыли наваляешься…

– В лесу, наверное, хорошо? – снова не утерпела Надя.

– Да не очень, – признался Страх. – Зимой холодно, летом дождь, комары ещё и белки эти… – А что белки?

– Да не любим мы их: они весёлые какие-то и оранжевые вдобавок.

– Рыжие, – поправила любившая порядок Надя.

– Оранжевые! – не терпящим возражений тоном заявил Страх. – И, кстати, я пойду: мне ещё три квартиры надо обойти.

Он встал и отправился к окну – высокий, грязный какой-то нелепый, – и Наде вдруг стало его нестерпимо жалко.

– А ты завтра придёшь? – спросила она.

Страх остановился, подумал и произнёс:

– Приду – почему бы и нет? Всё равно дети меня не боятся, а с тобой хотя бы поговорить можно. Ну, до встречи! – сказал Страх и, пройдя сквозь стекло, бесшумно полетел над спящим городом.

– Ну и приятели у вас, Надежда! – сказала сама себе Надя, подражая маминому голосу.

«А всё-таки он милый, хотя помыться ему и не помешало бы! Надеюсь, он вернётся», – подумала Надя, залезла под одеяло и почти мгновенно уснула.


Глава 2
Ночь, полет, сражение

Следующий день оказался намного длиннее обычного. Ещё за завтраком Наде пришло в голову несколько интересных вопросов, ответить на которые мог только её новый знакомый. Вопросы эти были столь волнующими, а вероятные ответы на них сулили столько заманчивых перспектив, что дождаться вечера оказалось очень непросто. В школе уроки стали в три раза длиннее обычного, а учителя, в другое время стремившиеся сообщить много всего занятного, как будто специально отобрали для этого дня самые нудные темы. Дома было не лучше: книжки стали скучными, мультфильмы – глупыми, а вопросы родителей неимоверно раздражали. Словом, к тому времени, когда наконец-то надо было ложиться спать, Надя дошла до состояния, когда подходить к ней стало довольно опасно, и не явись Страх, этой ночью его неминуемо ждали бы большие неприятности. К счастью, долго ждать не пришлось. Как только за заходившими пожелать спокойной ночи мамой и папой закрылась дверь, Надя услышала под кроватью знакомый скрежет.

– Привет! – взволнованно прошептала она.

– Привет! – отозвался из-под кровати Страх.

Голос его был всё таким же бесцветным, но Наде показалось, что Страх рад её видеть. Гость выполз из-под кровати и сел в уже привычной позе, скрестив ноги на ковре.

– Послушай, Носатый, – Надя сразу перешла к делу, – можно, я буду называть тебя Носатый?

Страх попытался что-то возразить, но Наде сейчас было не до сантиментов.

– Скажи, а как у вас всё это получается?

– Что получается? Пугать? – не понял Носатый.

– Нет, конечно! – глупость такого ответа чрезвычайно возмутила Надю. – Я же говорила, что эти ваши пугалки никому не нужны! Нет, другое: как вы летаете, становитесь невидимыми, сквозь стены проходите? Этому можно научиться? – выпалила девочка и зажмурилась. Сейчас он скажет, что для этого нужно родиться Страхом, и все Надины замыслы окажутся пустыми фантазиями…

Однако Страх не спешил с ответом. Посидев с минуту, он встал и стал расхаживать перед всё ещё сидевшей зажмурившись девочкой.

– Присущие нам, Страхам, способности, – начал он нудным преподавательским голосом, – частично могут быть переданы посредством некоторых предметов, имеющих некоторые свойства. В мире множество сущностей, сообщающих своим владельцам некие способности, и обладание таковыми сущностями даёт смертным некие преимущества…

– Что? – Надя не поняла ни слова из его объяснений. – Носатый, ты бы не мог говорить попонятней?

Страх недовольно посмотрел на перервавшую его лекцию девочку, немного помолчал, а потом сказал уже своим обычным тоном:

– Есть волшебные предметы. Если они у тебя есть, то можно и летать, и невидимым становиться, но… – он поднял палец кверху, что с ним случалось всегда, когда его переполняла гордость за собратьев, – нам, Страхам, они ни к чему: мы и без них всё умеем!

– Это как шапка-невидимка, сапоги-скороходы… а где их найти? Это очень сложно? И… – тут Надя замялась, вспомнив одну малоприятную деталь, – их, наверное, чудища охраняют? Ты их сможешь победить для меня? Ну пожалуйста!

Мысль о сражении с каким-нибудь огнедышащим драконом Надю абсолютно не прельщала, и помощь Страха в таком непростом деле была более чем желательной.

Носатый скорчил презрительную мину, отчего стал казаться еще носатей, и заявил:

– Все эти человеческие выдумки – просто глупости. Нет никаких шапок-невидимок, есть потерянные предметы – вот они и делают человека невидимыми, – заметя в глазах Нади недоумение, Страх раздражённо махнул на неё рукой и продолжил: – Есть некоторые вещи, которые вдруг без всякой понятной причины исчезают; чаще всего такое происходит с ключами, носками, пуговицами. Был предмет, и вдруг – раз и нету! Люди думают, что где-то его обронили или кто-то украл, но нет – просто, он просто стал невидимым, и если такую штуку найти и зажать в левой руке, то можно и самому невидимым стать, вот. Только люди их найти не могут, а мы, – грязноватый палец вновь устремился вверх, – Страхи, такие вещи находим очень легко. Например, – он обвёл комнату внимательным взглядом, – это не твоя заколка с цветочками вон в том углу?


У Нади действительно была заколка с цветами, которая, по мнению девочки, ей очень шла, но заколка пропала две недели назад. В поисках пропажи Надя перетрясла все шкафы, допросила с пристрастием родителей и даже прониклась недобрыми мыслями к паре одноклассниц, которых подозревала в зависти к своей исключительной красоте. Однако заколка так и не нашлась. Девочка с недоверием посмотрела в угол, на который указал Носатый, но там было пусто.

– Врёшь! – разочарованно протянула Надя, – нет там ничего.

В ответ Носатый молча прошёл в подозрительный угол и поднял с земли что-то невидимое.

– Дай руку, – попросил он.

Надя протянула ему ладонь и, к своему восторгу, почувствовала, как на неё что-то упало.

– А теперь переложи в левую и посмотри! – приказал Страх.

Девочка послушно переместила непонятную штуковину в другую руку и с удивлением увидела на ладони знакомую заколку с синими цветами.

– Здорово! – глухим от изумления голосом прошептала девочка. – И что– ты теперь меня не видишь?

– Конечно, вижу! – усмехнулся Страх, но, увидев на лице Нади разочарование, поспешно добавил: – Но другие теперь тебя увидеть не смогут.

– Правда? – Надя всё ещё не могла в это поверить.

– Правда, – подтвердил Носатый.

Наде очень захотелось немедленно испытать новую способность в действии, но все спали, входная дверь была закрыта на замок, а если её отпирать – звон ключа наверняка разбудит маму с папой. «Проснутся. Увидят, что дверь открыта, а нет никого, испугаются, поди, до смерти, решат, что меня похитили», – подумала девочка. Родителей Надя любила и не хотела причинять им беспокойство. К тому же оставалась опасность, того, что Носатый соврал, а для видимой Нади такая выходка грозила большими неприятностями. Поэтому девочка перешла ко второму беспокоившему её вопросу:

– Ну а полёт, а сквозь стены ходить?

– С полётами сложнее, – вздохнул Страх, – для этого нужно втереть между лопатками заварку от обеденного чая в самолёте, остававшуюся на борту не менее десяти дней. Но её очень сложно добыть: во-первых, лётчики – народ аккуратный и моют чайники гораздо чаще, а во-вторых – сейчас везде одни пакетики, а из них хорошую мазь не сделаешь: так, сантиметров на пять взлетишь – не больше. – Он снова вздохнул. – У нас, конечно, в лесу есть небольшой запас, но его кому попало не дают – только на крайний случай.

В другое время Надя бы очень обиделась на то, что её считают «кем попало», но в этот раз вопрос был слишком серьёзным, чтобы обижаться. И если с полётами пока откладывалось, то возможность проходить сквозь стены оставалась ещё актуальной.

Читать книгу

Надя и Страх

Василия Прокушева

Василий Прокушев - Надя и Страх
Отрывок книги онлайн в электронной библиотеке MyBook.ru.
Начните читать на сайте или скачайте приложение Mybook.ru для iOS или Android.