7

Пролог

.

За что боролись, на то и напоролись

.

(Раздумья главного героя после «драки»)

Тысячелетие назад существовала могучая цивилизация. Мощь ее была огромна, их люди летали к звездам. Они черпали энергию из пустоты, добывали чистейшие полезные ископаемые на астероидах, привели в порядок Землю после стремительного прогресса IX-XI века. Но с чистотой души не справились. Беззаботность и стремление жить лучше, повергло общество в хаос, приведшее к энергетическому коллапсу.

Я (Герой книги) вернул остаткам человечества технику прошлой цивилизации, оружие, энергию, но мы не знаем, как оно устроено, как его производить и ремонтировать. Может этого и не надо было делать – идти от истоков жизни в гармонии с природой к технологической цивилизации? Но тогда не узнаешь, как устроены иные миры, как рождаются звезды, не удастся заселить себе подобными другие планеты. На это нет однозначного ответа.

Что будет потом, только потомки могут рассудить. И то вряд ли, чтобы справедливо рассудить, надо на собственной шкуре все ощутить. Как жилось нам среди лесов, полных дичи, рек, кишащих рыбой, пения птиц. Как прекрасно встречать рассвет с подругой на росной, благоухающей ароматом разных цветов поляне под щебетание птиц.

Сбросив шкуру рыси, убитой тобою голыми руками, прыгнуть в реку, потягаться с могучим сомом в два-три пуда, вытянувши его из-под коряги. Как ребятишки из твоего селенья бегут за тобой, а ты идешь с охоты, неся на плечах годовалого кабанчика кило под сто пятьдесят в свое племя, к вечеру большой праздник!

А как намедни мы всем селеньем завалили мамонта, это был неописуемый триумф! Да-да, предки начудили в свое время с генной инженерией, теперь и не такого зверья в лесу увидишь, мама не горюй! Они тогда и не задумывались, что оставляют для нас, потомков. Одно хорошо, что генномодифицированные растения, злаковые и овощи, потребляемые в пищу, так сплетаются многолетними корнями, что ни один сорняк, и даже кусты не хотят расти на полях. По прошествии сотен лет они так и остались чистыми полями, хотя и одичали, урожай очень низкий, но нам, остаткам человечества, вполне хватает.

Этого мамонта хватило на всю округу, пригласили и соседние племена. Вот это был праздник!

Здесь не премину отметить наших предков за величайшее изобретение всех времен – САМОГОННЫЙ АППАРАТ. Великая хвала им, с ним праздники удаются на славу. И как это изобретение смогло передаться из поколенья в поколенья, если ни один человек той эпохи не выжил, не говоря о том, что они и сами не пользовались им столетиями, ума не приложу, разве только смогли Бомжи о нем знать, более приспособленные к таким условиям. Значит мы потомки великой культурной прослойки общества – Бомжей. Но не от Интеллигентов конечно, эти совсем уж дикие люди, даже костра развести не могут, так и грызут сырое мясо и живут по пещерам. Родителей убивают, чтоб пожрать, не заморачиваясь охотой, людоеды несчастные. Да и в древний цивилизованный век они особо не гнушались «съесть» ближнего, чтоб достался лакомый кусочек, теплое местечко под «солнцем власти». Вот и расплачиваются теперь потомки.

Пока не съели этого мамонта, неделю никто не покидал селения. Через 9 месяцев было продолжение, еще один грандиозный праздник, рождение такого количества детей, что не помнят даже старожилы. И в большинстве своём неизвестно, где чей, от какого рода-племени. Старейшины, собравшись на совете, провозгласили объединение племен в единый род. Вот и без войны обошлось, все мирным путем, правда по пьяни пару человек прибили в кулачных боях, но они получили при этом свое удовольствие, не в пример цивилизованным людям, погибающим тысячами по воле «царя» и Отечества, и все во «благо» этого народа, а оно им надо было погибать?

И еще, я вот что думаю, зачем это голографическое порно, подсоединение различных датчиков осязания, изобретать сложнейшую аппаратуру, тратить колоссальные средства? Когда вот так просто, принес с охоты лису и бросил ее к ногам Нюрки, и порно обеспечено на всю ночь, а коль кабанчика, то это на недельку, пока сам его и не доешь. Да еще и по морде можешь схлопотать для более полных ощущений, если отлынивать станешь…



Вот сижу и думаю, как описать свою историю, историю Возрождения. Не доверяю я этим электронным книгам, вдруг снова будущие поколения постигнет хаос? Не дай бог! Попробуй необразованному пойми, что это диск со словами и картинками, а не украшение, сверкающее в лучах солнца, тем более, кусочек кристалла с памятью в миллионы гекобайт. Книга проще, особенно с рисунками. Благодаря им человечество в мою эпоху смогло воспрянуть из небытия прямо к звездам.

И главное, чтобы ни у кого не было сомнений по поводу правдивости, что и нам жилось весело и хорошо, несмотря на угрозу вымирания. Начну по порядку…

Для чего же жить, если не мудрить!



Глава №1

Послы с Севера


Мой дед был искусным кузнецом в округе. Широкоплеч, морщинист, весь седой, с кучерявой шевелюрой (вроде моей). Годков уже седьмой десяток на исходе, а силища еще ого-го, меня одной левой уложит. Вся жизнь прошла в кузнице, молот и наковальня, все по пуду весом, слабак не выдержал бы и дня, диво что не находится нормального ученика. Ну я это по-родственному, а то бы давно сбежал.

Он мог выковать такие искусные наконечники для стрел, они пробивали лося навылет, оставляя раны шириной с ладонь, а мелкую дичь рассекали пополам. Когда я выстрелил в дикого петуха, он так и убежал без головы в лес. Ковал ножи, копья, особенно любил топоры, говорил: «Они орудия созидания. Ими дров нарубишь и шалаш соорудишь, лодку из ствола выдолбить можно, а вот живое существо попробуй убить. Убить, конечно, можно, но сначала догнать его надо». Только одна у деда проблема была, найти хорошее железо, да и каменный уголь большая редкость (предки иссушили богатства земли, а что и осталось, то глубоко). Бывало, месяцами ходил по заброшенным местам, в глухомани несусветной, что даже зверь обходит стороной, говорят, там духи предков живут. Немало народу сгинуло. Вот и сейчас уже 2 месяца весточки нет. А на днях приходили воины из далекого северного селенья, шли они 37 дней. Принесли много железа, просили передать деду в знак благодарности.

Он шестнадцать лет назад на охоте возле Большой Реки, что протекает в северной стороне, повстречал воина. Подарил ему свой клинок, сильно голодало его племя, копья примитивные – с каменными наконечниками, куски железа да кремневые скребки служили ножами. (Я немного помню рассказ из детства старейшины возле костра об исчезнувшем северном селении). После их встречи (деда и воина) лето напролет наши воины обыскивали всю территорию за Большой Рекой на месяц ходу, но тщетно. Только обнаружили покинутую стоянку.

Гостей приняли с почестями, жареным кабанчиком и курдюком браги. Ходоки, измученные дорогой, быстро опьянели и хотели отойти ко сну, но не тут-то было. Наши девчонки не промах, просто так не отвяжешься, в кои-то веки такие молодцы пожаловали. Но приступить к охмурению со своими расспросами мешал старейшина Старомир.

– Как вы нас нашли, ведь прошло шестнадцать лет после встречи? Все тропы зарастают быстро.

– Но звезды светят неизменно, как бог их укрепил на небосводе, так они и останутся до скончания веков, – сказал старший воин.

– Ваша правда, значит, вы тот самый воин?

– Нет, он погиб, но путь к вам должен знать каждый младенец нашего рода.

– Спасибо. Это делает нам много чести, спасибо.

– Да еще кой-где остались не прогнившие пни срубленных деревьев, на холмах и полянах оставленные вашими воинами, они корректировали наш путь. Мы боялись одного – что не обнаружим вас, вдруг и вы перекочуете куда-нибудь? Но на этом берегу Большой реки сомнения отпали, по дикому зверю мы поняли, что он очень знаком с человеком, и остатки лося, попавшиеся на двухдневном пути от вас, подтвердили правильность направления.

– Хе, однако расслабились мои воины, нет диких людей – и маскироваться не надо. Да ладно, добре, что наша неосторожность пошла на пользу всем нам. Мы обжились здесь навсегда, лес хорошо кормит, поля ржи, льна кругом, монстров нет в помине, диких людей также. Присоединяйтесь к нам.

– Спасибо за предложение, мы передадим его волхвам. Но не думаю, что примем ваше предложения, мы не одни, рядом есть еще меньшее селенье, которое нуждается в нашей помощи, они в свое время нам помогли избавиться от саблезубого тигра, теперь наша очередь.

– Так приходите все вместе.

– Это вряд ли, после смерти старца Вольфгана там сейчас правит очень амбициозный молодой вождь и свое главенство в роду терять не намерен, несмотря на уменьшение численности воинов.

– Не дай бог в наш тяжелый век, когда каждый человек на счету, иметь таких лидеров. А что народ?

– Побаивается. Он очень умен и силен, за шестнадцать лет смог выжить с горсткой воинов, в племени у него большинство женщины и дети… – воин немного запнулся. – Дети в основном инвалиды. Смешение родства сказывается.

– Ай-я-я. Ладно, дело уже за полночь, вам и отдохнуть не мешало бы, а я буду думать о вышесказанном, – тяжело вздохнул старейшина.

Воинов быстро растащили молодицы, уже присмотрев и разделив заранее. Один подросток моих лет остался сидеть у костра, глядя на догорающий огонь.

– Пошли ко мне, впрочем, я внук того самого кузнеца.

– Вот здорово! – просиял от радости парень. – Увидеть самого Мастера Сталь…

– Не получится, уже два месяца, как нет его. Он…

– Извини я не знал, горе-то какое… – перебил меня воин.

– Что ты! Сплюнь. Он ушел искать уголь и железо, он всегда уходит надолго.

– Ой, что я надумал, во балда, забежал вперед твоих слов и похоронил деда.

– Ничего, значит, он живее всех живых.

Мы дружно рассмеялись. Незаметно пришли ко мне в землянку, развели небольшой костер, чтобы немного прогнать сырость земли.

– Послушай, а ты видел того монстра с длинными клыками? Говорят, он такое страшилище, просто жуть. Меня в детстве им пугали, грозили отвести туда, если не буду слушаться. Говорят, одной лапой мог десять человек убить сразу?

Молодой воин гордо поднял голову с легкой улыбкой на лице, на котором при свете огня зловеще выделялся ровный длинный шрам на левой щеке, и предложил послушать события тех лет.





– Объявился в ту пору монстр в их краях, по ночам все селенье почти передушил. Подарок деда оказался как раз вовремя. По возвращении воина в селение уже оставалось меньше половины жителей. Старейшина собрал совет, надо было решить, кому дать клинок, ведь если зверь убьет воина, то можно навсегда потерять и орудие, и последнюю надежду на спасение. Так как в селении уже не осталось молодых и крепких воинов, было принято решение просить в соседнем племени лучшего воина Дрыгвята.

Племя Вольфгана прибыло недавно из глубинки Востока, оно было немного диковато и малочисленно, но воины все коренасты и широкоплечи, с узким разрезом глаз, их хищный взгляд все недолюбливали, хотя поведение их было миролюбиво. Дрыгвят немного выделялся ростом и светлой кожей, его длинные черные волосы вьющимися локонами спадали на белый торс, весь покрытый шрамами от когтей диких зверей. Он не раз ходил с рогатиной на медведя, да и удар кулака был не слаб. Однажды выскочивши из засады, одним ударом меж рог свалил оленя. Поговаривали, что он один смог убить тиранозавра.

Воин частенько наведывался в наше селение, приносил туши оленей, видя бедственное положение племени, не стал артачиться после оказанной ему чести, ему самому хотелось побороться с этим монстром, да и заиметь легендарный клинок Мастера Сталь (кстати, так зовут моего деда) – большой соблазн. И еще одна самая веская причина, существующая во все времена – это женщина, самая красивая и неприступная Дара. Скольких женихов отвадила она от себя, некоторых побила в кулачном бою. Как говорится, огонь-баба.

Дрыгвят прибыл к обеду, несмотря на двухдневный нормальным шагом переход. Он бежал всю ночь изо всех сил, зная, что каждая ночь может стать последней для племени Дарки, да она и сама не раз порывалась идти в засаду.

Старейшина церемониально не спеша развернул соболью шкуру и вручил клинок лучшему воину в округе. Дрыгвят на восхищение всем поднял клинок, клинок Мастера Сталь. Он, сверкающий в лучах солнца, всех приворожил, как лучик надежды, проскользнул в каждое сердце жителя селенья. Затем воин уверенной походкой подошел к следопыту нашего племени, и они вдвоем скрылись за околицей, даже бегло не взглянул на возлюбленную, хотя он долго чувствовал ее взгляд. Он не хотел будоражить ее сердце, он шел на верную смерть, только малая искорка клинка таила в себе надежду.

Селенье располагалось на склоне горы. С севера и запада его ограждали неприступные отвесные скалы, к югу расстилалось поле, а вот к востоку начинался могучий лес, его вековые кедры и лиственницы возвышались так высоко, что в дождливою погоду казалось, они задевали своими вершинами облака, но росли они редко, не мешая расти и мелким кустарникам, от этого в лесу было солнечно.

Следопыт показал всю окрестность, звериные тропы, откуда чаще всего приходило чудище. Дрыгвят выбрал место у края скалы, где начинался лесок. Ветерок сопутствовал удаче, дул из леса, отгоняя запахи человеческого присутствия. Выбор места пал на одинокий камень, который возвышался в два человеческого роста поодаль от скалы, с него открывался хороший обзор, и это давало возможность не опасаться быть замеченным.

Затем Дрыгвят сходил на речку, вымылся, натирая себя глиной с ароматной травой, прополоскал шкуры, также натирая разнотравьем. Подготовка была завершена, растянувшись на солнышке, он ожидал вечера. Солнце быстро склонилось к лесу и скрылось в листве, а как хотелось еще поваляться, понаслаждаться жизнью, может, это последний вечер. Поднялся, тщательно обмотал шкурами свое тело, надо было сделать это так, чтобы они защищали как можно большую поверхность открытого тела, при этом не стесняли в движениях, в суставах и не сползали.



Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 37 000 книг

Зарегистрироваться
7