Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Вольтерьянцы и вольтерьянки

Читайте в приложениях:
396 уже добавило
Оценка читателей
4.22
Написать рецензию
  • Gato_del_Norte
    Gato_del_Norte
    Оценка:
    37

    Непросвещённое вольтерьянство

    "Старинный роман" - так гласит надпись на обложке, однако любителям старины обольщаться нельзя ни в коем случае. Не стоит искать в "Вольтерьянцах" исторической достоверности или строгого документального соответствия. Справившись у Википедии, я узнал о тяге Аксёнова к альтернативной, если не сказать фантастической истории, напичканной магией вперемешку с философией. Поэтому если вы слишком хорошо помните школьную программу по истории, то рискуете не оценить труд нашего соотечественника. Только удерживая в голове тот факт, что перед нами авторский взгляд на исторические персоналии и на эпоху в целом, можно адекватно отнестись к аксёновскому роману.

    Всё же отдадим должное Василию Аксёнову - он не пошёл по стопам основателей Новой ХренологииХронологии и не стал навязываться и доказывать каждому встречному свою правоту, незыблемость аргументов и ложь официальной науки. Вместо этого автор знакомит нас с двумя удалыми шевалье рязанского происхождения, за приключениями которых, честно признаться, следить было делом довольно увлекательным. В традициях лучших приключенческих романов наши герои Николя и Мишель попадают в переделки, выходят из них по-джентльменски (то бишь, с честью и с долей юмора), и как положено, влюбляются в двух молоденьких курфюрстиночек, да ещё и близняшек. При этом главная миссия героев - охрана Вольтера, спешащего на не существовавшую в действительности встречу с посланником Екатерины II, - как-то теряется на фоне бесшабашных похождений двух молодых повес. Да и сам философ (уж не знаю, авторский это замысел, или нет) по убедительности своих суждений проигрывает порой даже нашим молодцам, которые могут ловко обратить вольтеровские силлогизмы в противоположное русло. Поэтому выбор представляется такой: либо философия Вольтера яйца выеденного не стоит, раз любой рязанский паренёк может быть на равных со знаменитым французом, либо русский дух настолько могуч, что на уровне интуиции может соперничать даже с великими умами прошлых эпох.

    А ещё может быть, такой осадок возникает потому, что вольтерьянству как философскому направлению уделено крайне мало внимания. Собственно, единственный стоящий философский диалог описан только в одной главе. В ней Вольтер, подобно Будде, на проповедь которого слетались даже боги, тоже держит речь, послушать которую прибывают не только верные последователи, но и невесть откуда взявшиеся демонические существа. То чёрт появится в углу залы в виде совы, то магистр чёрной магии с именем Сорокопут растает в воздухе словно кот из графства Чешир. Не знаю, намекал ли тем самым Аксёнов на антиклерикализм Вольтера, притягивавший падших ангелов как сахарный сироп муравьёв, но во всяком случае подчёркнутая потусторонность происходящего не даёт настроится на серьёзный лад. К тому же никаких ссылок на философские работы Вольтера Аксёнов не делает, заставляя французского философа на разные лады пересказывать одно-единственное письмо в защиту протестанта Жана Каласа.

    Итак, пусть в романе дух приключенческий и мистический, объединившись, одерживают верх над духом просвещения, скорее всего, даже вопреки замыслу автора, однако в реальности муза истории Клио расставляет всё на свои места. Екатерина Великая пересмотрела своё отношение к идеям Вольтера после французской революции. Василий Аксёнов с этим не соглашается и в предисловии к "Вольтерьянцам и вольтерьянкам" заявляет, что нам необходим новый Вольтер. Выбирая между просвещённым абсолютизмом и непросвещённым вольтерьянством, каковое показал в своём романе Аксёнов, я, пожалуй, остановлюсь на первом. Если же вас не смущают герои с зубодробительными именами наподобие "Ксенопонт Петропавлович Афсиомский", если от нарочито состаренной грамматики ("филозоф", "титла") не болят глаза, а Deus ex machina в сюжетных поворотах ещё не набил оскомину, то смею рекомендовать это творение Василия Аксёнова пусть не как исторический роман, но уж как увлекательное чтение на пару вечеров - точно.

    Читать полностью
  • Dada_horsed
    Dada_horsed
    Оценка:
    10

    Изпоходные заметки

    --
    Локк, Лейбниц и Вольтер - светлые умы эпохи. Тема века - противостояние религии и философии.

    Призвание Вольтера и компании - ну так знаете, походя и ерничая, ворочать глыбы истории. Исторический материал в романе (замок Дочки-Матери, судья, чья жена была развращена ПОПОМ (см. Хаксли, "Люденские демоны"), дело Каласа (зверская расправа над протестантом, который якобы задушил своего сына-католика, изобретение вакцини от оспы, братья Монгольфье, запускающие воздушный шар вопреки янсенистам,) как причина призывов Вольтера к толерантности) разбавлен "авантюрностью» (…по замку бродит магистр Сорокопуст. Невидимый, но обоняемый, и прочие фишечки).

    Николя де Буало и Мишель де Террано (аки егоза Николай Лесков и увалень Михаил Земсков). Михаил - явно визионер, видит странные сны - то про кулак с он-жужжалой и про диковинные усы (бритва), летающие домы, подземки, Бога, свиристящего через эфир (Вольтер этот сон тоже видит), загрязненное технологичным бытовым мусором побережье, говорящая лошадь, яйцо для полетов на Луну, железный корабль на котле (пароход),
    - это типа загадок, чтоб читать нескучно было. Моднику Коле вот тоже нескучно - он аж от восторга нет-нет, а "грянет из кормового орудия".

    Вольтер - величавый старик, но показан не без ироничности и добродушного лукавства. Он сомневается, что русских пустят в европейскую семью - уж больно они за столом безсалфеточные. Кроме того, ему постоянно видятся то ангелочки Алю, то еще какая-то галлюцинистская чертовшина. Как-то еще и выясняется, что он выступает против любви плотской. Вообще, фигура Вольтера в романе неоднозначна: не то демонический демиург, не то плут и интриган. А еще он грохается в обморок от оратории Генри Перселла - вот она, какая, могучая сила музыки.

    Мимолетом Аксенов кажет своим читателям кавалера де ля Морлье, короля театров и мадам Дени, племянницу Вольтера. Ближе к русским – граф Панин, размышляющий над парадоксами России, и Иоанн шестой, опасный и дебилоидный наследник, которого хочет взять на воспитание Вольер, и от которого хотелось бы избавиться Екатерине.

    Граф Ксено Рязанский, который не может мнить себя кроме как деятель истории ("пребывая аж третий день вне истории, он начинал мизантропствовать.") Он пишет роман "Новая Семирамида, или Путешествие Василиска", очень смешной, если судить по наброскам. Начало одной главы написано слогом этого романа, и это ужасно... смешно. Свой титул он получил за возрождение голубиной почты. Таинственный Егор, ночующий на крыше ратуши, оказывается-то голупь! В конечном счете, книга Ксено благодаря Вольтеру имеет оглушительный успех, сам же граф осел в Сиаме.

    Курфюрстиночки Цвейг-Анштальтские, Клаудиа и Фиокла. Сами не могут разобраться, кто из них кто.
    Фон-Фигин, который вечно подмигивает (нервный тик, ага) - альтер эго императрицы, совратитель молодых уношей.
    Капитан Вертиго
    Петр-третий, самозванец с двумя носами, он же Злодей, Казак Эмиль, Барба Росса.
    Король Фридрих Второй и его "чудовище" с резиновыми руками фон Курасс (он же Сорокапуст). Они приходят к выводу, что отмене крепостного права нужно воспрепятствовать, иначе Россия завалит всех своими товарами, а также захватит пограничные государства.

    Видаль Карантце - химик. Совершенное исчадие ада, скачущее, к тому ж, по скатертям.

    Граф Панин, размышляющий над парадоксами России. Иоанн шестой, он же Григорий.

    Крутится все вокруг предполагающейся встречи Екатерины второй, которая дозавиралась до того, что провозгласила своей бабкой Екатерину первую, и Вольтера. Встрече препятствуют (банда у моста, "вольтеровские войны", нападение на замок острова Оттец (все закончилось окей благодаря дубовому гению корабля "Не тронь меня"),

    Именно Коля открыл удивительные свойства Мишиной головы. Об нее можно было сломать любую дубину или доску, не причинив юному органу мысли ни малейшего вреда. Напротив, внезапные угощения по голове как бы бодрили мальчика: он то начинал божественно петь, то умножал без ошибки чудовищные числа. Вообще стал немного злоупотреблять головою. Например, принимал на оную ядро гаубицы, чтоб можно было скатить по шее и спине и немедленно всей жопой на него усесться. То-то смеху, то-то восторга в мальчиковой кадетской среде, особливо ежели сие случалось в обширном дортуаре во время популярного ночного игрища «Гангут и Полтава».(с)

    В тексте постоянно встречаются отсылки "к будущему", т.е. нам явно дают понять, что писано это все со снисходительностью 20 века к 18: Джойс, Гюго, дуэлянты-шарлатаны, матерящиеся как братки, прикид как перевод французского слова "туалет", гадкая гопа и т.д.

    Читатель, кстати, в "сей новели" тоже присутствует. Как мышь за гобеленом.

    Корабль "Не тронь меня" и прочие экивоки. На нем матросы играют в "махнушу". Секретная экспедиция. Захват замка Магнуса Барбароссой - в результате погибает вся династия Гудерингов кроме кюрфюрстиночек. Но судя по эпилогу, все заканчивается хорошо. Конец - какой-то мосток в "Войну и Мир" Толстого - все эти Шерер и Курагины. Женатые Николя и Мишель возвращаются в Россию, Михаил становится доктором. В конце Мише снится адский ад про почкующегося и плодоносящего загробного Вольтера. Миша: в истории права только ошибка, а интеллигенту без религии нельзя (типа критика вольтерьянства).

    --
    Господин Аксенов - остроумнейший и тончайший стилист, надо заметить. Если "Затоваренная бочкотара" местами вызывает удивление, то от несколько затянутых "Вольтерьянцев" хочется хихикать без передыху.

    Читать полностью
  • dvh2000
    dvh2000
    Оценка:
    4

    Действие романа происходит в 1764 году, когда Екатерина взошла на престол, и Вольтер видел в ней идеал правительницы, которой можно привить либеральные идеи для создания гармонического общества. И вот, на страницах своего романа Аксенов встречает для неспешного многодневного разговора новоиспеченную императрицу и старого философа-гуманиста. Фоном этого разговора выступают приключения, смешные и трагичные истории, колоритные персонажи.

    Очень мне книга понравилась! Несмотря даже на то, что ее смысловую начинку я не осилил. Философские размышления героев не улеглись в моей голове в стройную картину. :(

    Книга магически втягивает в эпоху Просвещения, включает сопереживание, обостряет чувство времени.

    Очень понравились мне подчеркнутая значительность фраз, которыми пестрит книга:

    - Подтолкни, когда начнется.

    - Что?

    - Как что? История!

    Или еще:

    … и что там за поколение возникает, если произносит с таким множественным смыслом фразу «как жаль»?

    P.S. Мне, представляется, что книга очень кинематографична. Может получиться интересный и зрелищный фильм. В книге для этого все есть!

    Читать полностью
  • Dragnir
    Dragnir
    Оценка:
    3

    Честно говоря, книга далась с большим трудом. Все эти словечки типа "курфюрстиночки" и "облискурации" не радовали взор, а все эти окказионализмы навроде "уноши", "льзя" и прочее просто резали глаз. Все произведение для меня теряло свою притягательность из-за всех этих слов. Что ни говори, порой для меня язык написания важнее содержания. Но положительного в книге было много больше, тут тебе и сны-загадки, и красноречивые названия вроде "Не тронь меня!", и интересный сюжет. Особенно понравилась следующая цитата:

    В Петербурге правящая знать потешалась: приедет какой нибудь нищий олух с курляндским титло на императорский бал, шику коего позавидует и Версаль, тут сапожки у него и затрясутся при виде лучших красавиц Европы, тут и головенка затуманится при виде огромных картин венецианской школы и той же школы незабвенных зерцал, тут и сердчишко у него застучит от шампанских вин, что разносят по залам лакеи с достоинством бритских эрлов, тут и заскучает он от собственной застиранности. А вот вернется такой принц в какой нибудь свой Киль или Штеттин, выпьет с однокурсниками пива, пожует маринованного картофелю и пойдет рассказывать о Русляндии: бояре, дескать, палками друг друга по башке угощают, мужики дярутся, топорами сякутся, медведи к водке имеют пристрастие, и лишь калмыцкие егеря скачут, скачут, скачут и свистят на соколиной охоте.
    Читать полностью

Другие книги подборки ««Русский Букер»: все лауреаты»