Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • bookeanarium
    bookeanarium
    Оценка:
    20

    Книга – «Одно сплошное Карузо» – названа очень точно, хотя можно себе представить, как неимоверно сложно выбрать название для такого разрозненного сборника текстов: первая треть – это рассказы, после них несколько страниц «дневниковых записей, реплик, откликов» и больше половины остальной книги – статьи и эссе. Часть статей написана в США, эмиграции, часть – после развала Советского Союза, когда Аксёнов жил фактически на две страны. Публицистика предназначалась для самых разных изданий, таких как «Вашингтон пост» , есть даже статья, написанная по заказу редакции русского «Vogue», женского журнала о моде и красоте. Советского гражданства Аксёнова лишили в январе 1981-го, и только через девять лет ему опять удалось посетить Москву; его снова начинают охотно печатать на родине.

    «На душе у Эдика было не очень-то карузисто, но отчего, он и сам не знал»: именем певца, чьи песни каким-то чудом пробрались через границу, зашторенную железным занавесом, можно назвать много смутно-прекрасных и недостижимых явлений. Удалось достать джинсы «Ли» - и на душе одно сплошное Карузо, выбросили на прилавок только сапоги «прощай молодость» - и как-то не очень карузисто. Говорят, сейчас русский язык засорён иностранной лексикой. Однако и в шестидесятых подобной засоряющей лексики было немало. Слова-маячки, слова-бакены плавают по всей глади текста, а иногда и целые тяжелогруженые баржи: «В комнате на всю катушку шпарил маг, битлы выли "Another girl"»: признаков времени в этом предложении больше, чем изюма в булке. И все рассказы именно такие: здесь настоящий живой Диззи Гиллеспи и бесподобная Элла Фицджеральд, здесь последний рубль достают из узких «страуссов», где-то в тёплых морях погружается на самое дно исследователь Кусто. Всё вертится вокруг запретного и недостижимого: иностранного.

    С помощью рассказов Аксёнова как на машине времени можно перенестись в прошлое: советская эпоха возникнет перед глазами как живая, будто вчера. Но такое путешествие будет приятнее тем, кто в СССР вырос, а не тем, кто родился после. Статьи – чуть более нейтральная среда, но тоже насквозь в «том времени»: Аксёнов будет рассуждать о творчестве Джерома Сэлинджера и Эрнста Хемингуэя, называя последнего «Хем» и «папа», как это было принято тогда. «Сэлинджер с фонарём совершает путешествие по космосу американской жизни. Он настоящий американский писатель нашего времени, непривычный американец» - примерно в таких формулировках Василий Аксёнов пишет, иногда не стесняясь резких выражений (но уже в перестроечную эпоху), с ностальгией вспоминает о выходках Беллы Ахмадулиной, о частных концертах Владимира Высоцкого и других знаменитостей своего времени. Эпоха, законсервированная под яркой обложкой: вот что такое эта книга Василия Аксёнова.

    «Анатолий не признает никакого городского транспорта за исключением такси, и это меня пребольно шокирует. Шокирует меня также его небрежность в расчетах, комканье денег, вечное посвистывание, странная манера общения с людьми, эта блуждающая улыбка. Да мало ли что еще меня «шокирует» в сыне. Например, его отношение к ресторанам. Зайдем, говорит, поедим, и показывает на светящиеся окна ресторана. Еще бы, сколько он повидал на своем веку ресторанов и всяких там кабаре, а для меня ресторан еще с тридцатых годов кажется каким-то диким капищем, чем-то потенциально чуждым. Пусть так, в общем-то, мой сын славный, добрый малый, шумная известность не сбила его с панталыку, но мне кажется, что не следует прививать этих битнических привычек Ивану».
    Читать полностью
  • Victor_Writer
    Victor_Writer
    Оценка:
    3

    Вот так всегда: захочешь почитать о писателе — и узнаешь всё не о нём, а об эпохе! Впрочем, это неожиданно оказывается гораздо лучшим времяпрепровождением, чем казалось бы по названию. Если честно, я не вполне уверен, что стал бы самостоятельно выискивать и читать эссе о «шестидесятниках» и вообще о советской и антисоветской литературе. Даже авторства Василия Павловича. И кажется, зря не стал бы.
    Плач о положении советского писателя всегда казался мне каким-то, ну, надуманным. Мол, кто-то продолжает говорить и верить, что раньше было лучше™, а кто-то как ругал Советский Союз — так и, увлёкшись, уже десятилетия не может остановиться. И потому может и несколько преувеличивать. Ладно цензура (но не до каждой же буковки!), ладно партийные заказы и осуждение собственных мыслей — но неужто вражеская корзина печенья за продажу взглядов была действительно так велика? Вы наверняка и сами слышали о подобном: мол, в СССР чуть не любой мог написать подходящую по идеологии книженцию, и наполучать за то наград, машин, дач и одобрения партии.
    Василий Аксёнов подтверждает эти тезисы такими фактами, что не поверить действительно сложно. Его хочется считать параноиком и выдумщиком (последнее, впрочем, исключительно полезно для писателя), потому что иначе придётся поверить в слишком страшные вещи. Но если кто-то в них не верит — это не значит, что ничего подобного не было. В конце концов я надеюсь, что времена партийно одобренной истории давно прошли.
    А «новые», свежеоткрытые рассказы действительно радуют.

    Читать полностью
  • Malkovich_Malkovi...
    Malkovich_Malkovi...
    Оценка:
    2

    следует сразу заметить, что сборник НЕ объединён никакой общей идеей, между текстами НЕТ никакой связи, кроме имени автора. очень важная ремарка; если вы уж взялись за эту книгу, то несомненно знаете о чем я, в противном случае не пытайтесь найти схожсть. мне довелось от избытка свободного времени заняться этим, дело пагубное и бессмысленное. остается наслаждаться почти каждым текстом, но в отдельности.
    книга - сборная солянка из всего что только можно. все подряд что было написано когда угодно! и по каким-то причинам (не всегда понятным с первого взгляда, и если хочется поискать смысла – это шанс) неопубликованное, недопубликованное, недостаточно знакомое публике. можно проследить творческий путь Аксенова в миниатюре. краткое содержание биографии и библиографии, или вернее их темной стороны. непосредственно дневники кстати - самая скучная часть. человека, писателя ярче характеризует творчество на публику, пусть на одного человека (письма), чем записки для себя. из чего следует печальное, что все неопубликованное было создано с оглядкой. ну теперь оно в печати. хоть и поздновато.
    рассказы в массе своей хорошие. лично мне понравились не все, но самые саркастичные настолько тонки, что нам остается только грызть локти вместо попыток превзойти и мотать на ус. сказы о советской литературе изрядно фраппируют, да тут об этом уже все сказали. Америка задорная (и только попробуйте проасоциировать с фамилией), люблю читать про эмигрантов. размышления о современности… я просто промолчу, ладно? мое рождение поздновато произошло, чтобы видеть весь тот ад своими глазами, но слышать об этом, читать, смотреть – довелось.
    Аксёнов умер рано. учитывая разрозненные материалы этого сборника, было бы интересно знать его мысли относительно текущей мировой политики.

    Читать полностью