Очерки преступного мира (сборник)

4,3
22 читателя оценили
106 печ. страниц
2016 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Очерки преступного мира (сборник)»

  1. papa_Som
    Оценил книгу

    Задайтесь вопросом - что объединяет Достоевского, Гюго, Дюма, Чехова, Горького, Бабеля, Леонова, Инбер, Каверина, Погодина, Ильфа и Петрова? Не напрягайтесь, вряд ли догадаетесь. А ответ прост - они писали о тюрьме/зоне/ каторге и все они, по твёрдому убеждению Шаламова, знали эту тему поверхностно, поэтому их произведения излишне романтизируют и даже возвеличивают преступный мир. А мир этот, на самом деле, страшен, грязен и беспринципен. И никакое краткое знакомство, даже с самым великим вором в законе, не откроет писателю этот мир. Потому, что писатель, даже больше, чем просто обыватель, какой бы он ни был знаменитый и лауреатистый, для вора - лох и фраер...

    NB. Я тут, как-то, сетовал, что каторга, на которой сиживал Фёдор Михайлович, описана им без "должной" жестокости, слишком слащава и прянишна. Так Шаламов всё разъяснил и проанализировал - сидел Достоевский на мужицкой зоне, где настоящих блатарей не было и, посему, страдать он там мог только от недостатка почтения и внимания, со стороны сокамерников. А с воровской зоны, писатель вряд ли бы живым вышел...

  2. Fomalhaut
    Оценил книгу

    В колымских рассказах о "блатарях" Шаламов упоминает с неизменной ненавистью. Вероятно, не только от презрения к миру, где знают только право сильного, но и от личной обиды: нельзя было за столько лет в лагерях не натерпеться от воров. Тем не менее, эти упоминания о своеобразной субкультуре "воров в законе" двадцатого века показались мне интригующими. Как "блатные" умудрялись в лагере не работать? Как, будучи меньшинством, держали в страхе весь барак? Шаламов пишет несколько очерков, преследующих одну цель — указать на опасность романтизации образа "блатных" в культуре, развенчивая мифы о благородных ворах, перевоспитании и прочем. Очень познавательно вышло, на мой взгляд. Кроме описаний звериного бытия человеков, не имеющих никаких этических границ, есть крайне интересная в историческом смысле глава про то, что стало с урками, воевавшими в отечественной войне. (Кстати, вкусно читать текст вороненавистника, пересыпанный блатной феней)

  3. Modrich
    Оценил книгу

    Мне из шаламова больше всего понарвилось его книга "Колымские рассказы" всего его расскзаы я прочитал просто на одном дыхание. Остальные его книги были лично для меня уже не так интересны.