Deli
Оценил книгу

Не могу не отметить роковое стечение обстоятельств, по воле которого я как раз не так давно смотрела старый английский фильм "Лев зимой". Фильм прекрасный и сумасшедший, всем советую, и именно он помог мне надеть человеческое лицо на политический конфликт, лежащий где-то глубоко на фоновых слоях романа Вальтера Скотта. Без него, признаюсь, книга для меня превратилась бы в сентиментальную историю о храбрых рыцарях, прекрасных дамах, коварных злодеях, веселых разбойниках - в общем, в сплошную мелодраму в декорациях средневековья, не очень богатую на сюжетные повороты. Понимание же разногласий между Ричардом Львиное Сердце и его братом Джоном Безземельным, равно как и семейной свары ранних Плантагенетов в целом, а также отношений с французским королем Филиппом, пусть и в авторской трактовке Джеймса Голдмена, привело меня сперва в Вики за дополнительной информацией, а потом - и к весьма неожиданным выводам.
Конец XII века, наверное, покрыт в моих размягченных мозгах такой же тьмой, какой было покрыто в свое время всё средневековье. Портреты в странном стиле [1], [2] создавали в дебрях закольцованных мифологических связей поистине сюрреалистические представления. Зловещие леса, ведьмы за каждым углом, романтический ореол далёкой войны в экзотических странах, карта мира в белых пятнах и люди с собачьими головами. Население жило в самом настоящем фэнтези, среди красивых пейзажей, развалин замков, магии и бессмертия, столь же реальных для них, как и всё остальное. Иногда полезно бывает взглянуть на это не с позиции унылых страниц учебников истории, а глазами самих участников этой истории. Осознание, что это всё были живые люди, а исторические события - не плод работы процессоров Матрицы... Ммм, ну не знаю, наверное, это таки бесценно. Именно это когда-то потрясло меня у Сервантеса - перед тобой живая история, века и эпохи расступаются. Но где Сервантес и где Скотт, тем более что "Айвенго" - всего лишь исторический роман и разница там была еще больше. Что-то мне жутко хочется после такого найти действительно средневековую литературу и запилиться в нее.
Брр, странные желания, нельзя мне заниматься такими вещами, я от них умнею.

Так вот, к чему были все эти длинные расшаркивания? К тому, что слишком часто вижу я отзывы, что мол книга для подростков, здесь одни любовные интриги да приключения. Ну да, если смотреть только на приключения, то и увидишь приключения. А по-моему, Скотт, замаскировавшись бряцанием оружия и пылью дорог Палестины, вываливает дохрена серьезных исторических вопросов.
Самоопределение Англии в культурно-политическом конфликте саксов и норманнов. Автор наверняка тоже был неравнодушен к теме, как и из чего сложилась психология его страны.
А как остро он ставит вопрос гендерного ада, который что в XII веке царил, что в XIX походу не сильно поугас. Все эти галантные рыцари, служащие прекрасным дамам, настолько прогнили в своем шовинизме, что воспринимают этих дам в лучшем случае как бессловесную деталь интерьера, алгоритм, символ - что угодно, только не личность, имеющую такое же право на собственное мнение и внутренний мир, как и они сами. С самого начала, когда упоминается неземная красота леди Ровены, я поняла - грядёт жопа. Ровена еще пожалеет, что не родилась горбатой. Обеим героиням пришлось настолько несладко, что их было жалко отнюдь не как выдуманных персонажей. Скотт, мне кажется, сознательно делает их еще и такими разными - чтобы показать противоположные линии поведения. Девушка-прекрасная-фиалочка "нет, не трогай, пощади" и девушка-сильная-гордая "я лучше сдохну, отвали, скотина". Ревекка - на сто порядков живей и интересней, но она же еврейка, а прекрасные принцы достаются блондинкам.
Вот, и это еще один краеугольный камень - вопрос национального угнетения. Не буду врать, что мне был сильно симпатичен Исаак, который, отправляя людей выкупать дочь из плена, торговался за каждую копейку, но суть же не в этом. Здесь столько разных характеров, разных проявлений, что полная картина складывается даже против воли, несмотря на розовые очки, которые могут быть на глазах у читателя. Да, были среди евреев не самые приятные люди, но ведь и среди тамплиеров были распоследние мрази, а вот что из-за какой-то херни столько веков гнобили кучу народа - лишний камень в огород всяким религиям.
Серьезные вопросы на этом не заканчиваются, но вы лучше читайте сами и следите за своими эмоциями. Чуть где ёкнуло что-то неприятное в душе - значит, проблема. По вышеупомянутой религии еще много раз прошлись и в разных аспектах, как и по крепостному праву и прочим угнетениям, неуважениям и спесивым болванам в консервных банках на пустых башках.

Впрочем, консервы тут тоже были хороши. Не могу не признать, что приключенческая составляющая вряд ли оставит равнодушным любителей средневекового антуража и пафосных речей. Тут вам и турниры, и крестовые походы, и опальные короли, и дворцовые интриги, и девушки в руках злодеев, и подземелья замков, и веселые трикстеры, и коварство, и благородство, и запретная любовь (яойщицы, молчать, это не та любовь, в средние века заморочки были другими). Жизни героев постоянно висят на волоске, они страдают, сражаются, дурят всем головы, пьют как кони и клянутся в верности. Значительную роль в сюжете играет и шайка Робина Гуда, а я его обожаю, так что было чему порадоваться.
Надо обязательно упомянуть, какие тут были суперские персонажи и характеры. Про девчонок я уже рассказала, про смешного Исаака тоже упомянула. Шут Вамба был вообще атас, равно как и дерзкий монах, а с "ленивого рыцаря" можно нехило поугорать, когда поймешь что к чему. Ательстан, который весь такой крутой-благородный, а в голове одни ништяки - зажигает даже в казематах. Но самый смак - это бешеный храмовник Бриан де Буагильбер, совершенно неуправляемый, злобный, шикарный мужик! Когда в конце понимаешь, какая сказочная хрень творилась в его душе, какой он на самом деле милый цундере, хочется кричать, чтоб он уже хватал Ревекку под мышку и гнал в закат. Вальтер Скотт как по мне слишком поздно раскрыл его характер, надо было с середины уже создать накал страстей, чтоб между ними аж трещало, как дозиметр в Чернобыле.
В общем, я психовала не прекращая, будто это не классика какая унылая была, а фэнтези риалли. Выскочил бы единорог - не удивилась бы.