Книга или автор

Отзывы на книги автора Валерий Соловей

7 отзывов
inoy
inoy
Оценил книгу

Так получилось, что я:

1. Давно уже не смотрю телевизор
2. В телевизоре, как известно, сплошная пропаганда
3. Следовательно, я не подвержен пропаганде.

Кроме того:

1. Я узнаю новости из интернета
2. В интернете царит свобода мнений
3. Пропаганда не терпит свободы мнений
4. Следовательно, я не подвержен пропаганде

Автор книги с легкостью рушит подобные расклады. Во-первых, все сайты черпают информацию с новостных лент крупнейших транснациональных медиагентств*, редакционная политика которых под влиянием западноцентричного взгляда на мир и самоцензуры мало чем отличается от пропаганды. Во-вторых, к означенным грандам следует добавить 1-2 агентства на национальном уровне, которые поставляют инфу отечественного розлива. Но в России они принадлежат государству. В итоге, куда не кинь, всюду клин - информационная повестка везде одна и та же. Кроме того, если ТВ доверяют 70% россиян, то соцсетям и блогерам - только 4%. Мнимая свобода блогеров уравновешивается тем, что им почти никто не доверяет, а информационное сообщение для подавляющего большинства населения превращается в новость, вызывающую доверие, только тогда, когда оно появится на ТВ!

Короче, в своем роде это замечательная книжка. Она простая и понятная даже для подростков. В ней раскрываются приемы и целые стратегии как манипулировать людьми, формировать общественное мнение, переключать внимание и в конечном итоге выигрывать выборы. Автор книги основательно покопался в западных источниках и на примере начального периода информационной войны между Россией и Украиной (книга вышла в 2015 г.) продемонстрировал, как работают пропагандистские приемы в реальной жизни. Достоинство книги еще в том, что многие из интуитивно понимаемых нами стратегий имеют свои собственные имена, некоторые из них яркие и запоминающиеся.

Например, знаете ли вы что такое «копченая селедка»? Оказывается, чтобы сбить собаку со следа протаскивают копченую селедку по тропе, и собака бьется в истерике. Но это на охоте. А вот как действует этот прием, если надо увести внимание общества от какого-нибудь неприятного события, о котором уже нельзя умолчать. В этом случае надо направить всю подконтрольную медийную рать на какой-нибудь посторонний скандал, чтобы они раздули его до масштабов федерального бедствия. Ну, там три отмороженных девицы в храме песенку спели или два футболиста побили кого-то, и вот уже по всем каналам, сайтам, ток-шоу и в газетах обсуждают недалеких футболистов. Типичная «копченая селедка»! А вот от чего она уводила внимание, это уже второй вопрос )

Или, например, я совершенно не знал, что есть такой замечательный термин как «спираль молчания». Это понятие из теории Элизабет Ноэль Нойман. Суть его в том, что "когда люди видят, что их взгляды и мнения противоречат мнениям, распространяемым массмедиа, они начинают думать, что находятся в меньшинстве и не решаются публично высказывать свои взгляды". То есть для формирования общественного мнения достаточно трубить по всем каналам, что однополые браки это хорошо, и хотя большинство будет втихомолку плеваться от этого «хорошо», пикнуть вслух на публике или в СМИ посмеют немногие (в США, не у нас). Так формируется политкорректность.

В общем, из того, что свежо в памяти, можно привести много забавных терминов. Например, «заглушка» и «открытие вентиля», «разжижение» и «оживляж», какого президента можно назвать «тефлоновым» или как использовать такой прием нейролингвистического программирования как «возрастная регрессия».

Книжка, кстати, разоблачая пропаганду, сама является пропагандой. Несмотря на усилия автора, его посыл ясен, и хотя для видимости он старается сохранить объективность, все его камни летят преимущественно в один огород (Кто не догадался - в отечественный огород). В общем, как ни пытался доктор исторических наук из элитарного МГИМО казаться белым пушистиком, а все равно какой-то уроборос получился )

* Крупнейших транснациональных медиагентств всего пять. Это Рейтерс, Ассшиэйтед Пресс, Франс-Пресс, Дойче Пресс Агентур и испаноязычное EFE.

viktork
viktork
Оценил книгу

В теоретико-методологической части автор следует за Джеком Голдстоуном, переписывая целыми кусками. Это очевидно, когда читаешь «Революции» параллельно.
Но посвящена книга, в основном, истории современной РФ, в ракурсе упущенных революционных возможностей. Особых интеллектуальных возражений это не вызывает (разве что возникает вопрос о том, можно ли считать /демократизирующими/ революциями киевские шабаши). Но вот эмоционально утверждения Соловья принять сегодня очень трудно.
Впрочем, революции всегда приходят неожиданно

viktork
viktork
Оценил книгу

Книга состоит из трех разделов, четырнадцати глав и концептуально очень важного заключения «Почему не состоялась национальная революция». Этот вопрос и разбирается в трех частях книги, посвященных соответственно дореволюционному, советскому и постсоветскому периодам отечественной истории. Русский (как и иной) национализм был противопоказан империи, то есть принципиально наднациональному государственному образованию. Но в отличие от окраинных национализмов, национальных движений других этносов, национализм русских представлял для Российской империи смертельную опасность, ибо уничтожал ее целиком, бил в самое сердце, лишал необходимых ресурсов и энергетики, носителями которых были великороссы. С другой стороны, и самодержавие оказывалось в очень сложном и противоречивом положении. Империя успешно расширялась и достигала впечатляющих побед за счет сверхэксплуатации русского этноса, но, с другой стороны, сделать этот этнос по настоящему главенствующим в континентальной империи было нельзя, не поставив империю на грань распада. Между тем, русские национальные чувства пробудились и требовали своего. Историки в своей книге последовательно прослеживают перипетии развития дореволюционного русского национализма в старообрядчестве, славянофильстве, среди русских интеллектуалов на рубеже прошлого и позапрошлого веков, наконец, в движении черносотенства. И представленный материал, и его авторская интерпретация крайне интересны и дискуссионны, поэтому нуждаются в подробном самостоятельном изучении. Упомянем только сюжет об отношении власти и патриотов-националистов. Отношение к последним со стороны имперских «верхов» ВСЕГДА было в лучшем случае инструментальным. Их использовали, а затем бросали, не допуская к власти. Такова, например, судьба черносотенства вокруг которого, кстати, нагорожено много несправедливых мифов, не имеющего ничего общего с научной объективностью. После того, как Черная сотня помогла «выгнать красные тряпки с улиц» в году первой русской революции, движение было, по сути, предано царской администрацией. (Похожим образом ныне канонизированный последний русский царь поступил и со Столыпиным). Поэтому при следующем приступе русской Смуты, монархия Романовых оказалась без какой-либо массовой опоры и была наказана за свою глупость и предательство самым жестоким образом. Впрочем, опора даже на самый широкий фронт русских националистов неизбежно превращала бы наднациональную империю в «национальное государство». На подобную модернизацию царская власть не захотела (не смогла) пойти, за что и поплатилась. В разбираемой книге утверждается, что «Старую» империю обрушил не взрыв периферийных национализмов, сепаратизм и отпадение окраин, а бунт народа, который был ее историческим творцом» (С.170).

Но улучшения жизни главному, по мысли авторов, творцу революции – русскому народу её последствия не принесли. Симптоматично, что в книге первая глава называется «Нерусская империя» (таковой она была до революции), а раздел о коммунистическом периоде открывается главой «Антирусская империя». Что называется, «почувствуйте разницу». Степень эксплуатации и угнетения русских при коммунистах (особенно если взять первые полтора десятилетия существования тоталитарной власти) был неизмеримо выше, чем при царях! А чего стоят издевательства над деревней, военные потери, расход народных сил в «холодной войне» и пр. Но, по страшному парадоксу, история повторилась и в «красной» империи: «Коммунистический режим, подобно вампиру, высасывал их русских жизненные соки и подрывал их силу, тем самым разрушая краеугольный камень советского строя» (С.200). Но при этом история русского национализма - который, по мысли авторов, мог бы (или давно уже должен был!) привести к так не состоявшейся русской этнической революции в собственно русских интересах, - эта история опять окончилась поражением в конце очередного исторического периода.

Русский национализм, пусть и в очень ограниченном виде, возродился снова после наступления пресловутой «оттепели». В эпоху сталинского тоталитаризма НИКАКИЕ идейные альтернативы реально не были возможны. Все и всё в стране «колебалось вместе с линией партии» или превращалось в «лагерную пыль». Когда же наступили более «вегетарианские времена», то национализм, наряду с «истинным коммунизмом» и либеральными идеями стали основными оппонентами официальной версии марксистской доктрины, в которую верили все меньше и меньше. Важно, что развитие идеологического «андерграунда» в советские времена в немалой степени определило исход публицистических схваток эпохи «гласности», а значит, опосредованно, и последующую политическую судьбу государства российского. Валерий и Татьяна Соловей не щадят своих героев и их любимые мифы, хотя, безусловно, относятся к русским националистам с политической симпатией. Русское подполье, выступавшее против коммунистического режима (его наиболее известные жертвы – это В.Осипов, Л. Бородин) было слабым и малочисленным, а попытки «русской партии» сделать своим союзником коммунистическую номенклатуру оказались провальными. Неудачей закончилась и борьба за культурную гегемонию, которая велась с помощью ряда «толстых» журналов, обществ по охране памятников и т.п. Принципиальной ошибкой русских националистов советского периода стало упование на союз с властью, которая опять-таки не могла в силу свой коммунистической природы пуститься на широкое отстаивание русских этнических интересов, не разрушая, тем самым, созданное террористами-интернационалистами диктаторское государство, в самом названии которого не было никакого намека на народ, проживающей на территории одной шестой части суши. «Вожди русской партии» думали, что используют номенклатуру КПСС в своих интересах, а на самом деле, компартия имела их как хотела. Свои неудачи, а иногда просто леность, глупость и трусость - эти «великие русские патриоты» списывали на происки неких тайных сил. Отсюда такая популярность «теории масонского заговора» и т.п. Мы бы добавили от себя, что все эти «кожиновы» (Кожинов принял "семейную" эстафету от сталинского критика Ермилова) были просто скучны в зацикленности на свою любимую мифологию, а «деятели» какого-нибудь «Нашего современника» и его окрестностей в годы памятной полемики эпохи гласности откровенно путали борьбу за «Великое русское дело» со схватками за литераторский паек и прочие привилегии. Отсюда узколобость и кружковщина, непримиримость к носителям и точке зрения и антидемократизм. «Где и на каких скрижалях истории русофилы прочитали, что Россия и русские специально не созданы для свободы и процветания? И это в то время, когда другие народы успешно совмещали национализм и национальную самобытность с рынком и демократией», - эмоционально вопрошают авторы книги (С. 260). То, что в советский период патриотам не удалось выиграть борьбу за доминирующий дискурс, в годы перестройки пришлось записаться в «компатриоты» - это во многом объяснялось субъективными факторами. Все это обернулось самыми негативными последствиями.

Нельзя не согласиться с авторами в том, что «национализм вообще неразрывно сопряжен с демократией: демократические преобразования происходят, как правил, в националистических формах, а любая успешная националистическая мобилизация эгалитарна и демократична по своей сути» (С. 261). Отсутствие такой связи обрекает демократический транзит на ту бесславную траекторию, которую мы видели в РФ в постсоветские годы. Конечно, далеко не всегда для становления, укрепления и развития государств демократия используется наряду с национализмом. Мы видим массу примеров национализма без демократии или только с ее фасадом. Но реальная демократия, когда население государства может влиять на власть и реально менять её, без национализма не возможна, ибо для того, чтобы иметь суверенитет народа, нужна исторически состоявшаяся политически мобилизованная нация. В качестве негативного примера можно привести опыт «суверенной демократии» в России, который стал реакцией на разгул «колониальной демократии» ельцинского периода. Удастся ли здоровым силам в России найти выход из очередного исторического тупика?
Ситуация выглядит сейчас почти безнадежной.

Great_chu_un
Great_chu_un
Оценил книгу

Самое прекрасное в этой книге то, что автор, являясь профессором ведомственного вуза МИДа России и участвуя непосредственно в подготовке будущих дипломатов, на дух не переносит все «то чем гордится коллектив» здания на Смоленской площади. В. Соловей - певец российской революции, который так разочарован малодушием болотных вождей, неудачами митингов 2011-2012 года, что решил написать методичку как нужно было делать. Книжка сама по себе любопытная. Но ангажированность автора местами раздражала. А его слепая вера в то, что все революции происходят сами по себе, без внешнего воздействия - наивна и неубедительна. Особенно после того как сами заокеанские демократизаторы-организаторы этих самых революций перестали скрывать своего участия. Книжку дочитал. На полях остались надписи - «чушь», «бред» и какие-то мысли, появившиеся по ходу чтения. Это самое полезное в работе с такого рода литературой.

Great_chu_un
Great_chu_un
Оценил книгу

По сравнению с Революtion - эта книга менее ангажированная, хоть взгляды автора и просматриваются. Ничего удивительного и нового В.Соловей здесь не написал, но читается легко.

mechanicalfingers
mechanicalfingers
Оценил книгу

'...нас завоёвывают изнутри,а не снаружи,
без помощи оружия-гораздо хуже..."

troouut
troouut
Оценил книгу

Достаточно легко и понятно написано, впрочем, всё это В. Соловей уже упоминал в своих лекциях (есть на youtube). Интересно описывается пропаганда, которой нас кормит ТВ, соц сети и радио. Вывод - мы никак не защищены от нее, даже если не смотрим тв и не читаем новости. Выбор - либо расслабиться и принять "все как есть", либо активно включать свое критическое мышление, развивать его, проверять всю поступающую информацию, читать больше книг, анализировать и обращать внимание на свои внутренние ощущения. Хочется купить вагон экземпляров книги и раздать старшему поколению, проводящему вечера перед телевизором. Но, к сожалению, эффекта будет минимум - перестроить человеческое мнение слишком тяжело.