Книга или автор
Шебаршин. Воспоминания соратников

Шебаршин. Воспоминания соратников

Стандарт
Шебаршин. Воспоминания соратников
4,0
1 читатель оценил
172 печ. страниц
2015 год
16+
Оцените книгу

О книге

Имя последнего начальника внешней разведки СССР Леонида Владимировича Шебаршина уже при его жизни стало легендой. В этой книге друзья и коллеги рассказывают о жизни отважного разведчика, который прошел долгий и славный путь от оперативного работника зарубежных резидентур до руководителя Первого главного управления КГБ СССР. Генерал-лейтенант Шебаршин возглавил внешнюю разведку в самый трудный для страны период, когда в результате ошибочной, а порой и предательской политики советского руководства был допущен развал страны: с помощью внешних и внутренних врагов Советский Союз доживал свои последние дни. Генералу Шебаршину довелось пережить трагедию страны, служению которой он посвятил всю свою жизнь.

Читайте онлайн полную версию книги «Шебаршин. Воспоминания соратников» автора Валерия Поволяева на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Шебаршин. Воспоминания соратников» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2015

Год издания: 2015

ISBN (EAN): 9785906789983

Объем: 310.3 тыс. знаков

Купить книгу

Отзывы на книгу «Шебаршин. Воспоминания соратников»

  1. M_Aglaya
    M_Aglaya
    Оценил книгу

    Интересно... )) Но как бы немножко бессистемно... Или невнятно. Производит такое впечатление. ))

    Про что: Шебаршин - известный представитель разведки СССР - известный, конечно, после выхода в отставку, он написал несколько книг и оставил кучу едких и остроумных высказываний на злобу дня, то есть, о текущей обстановке... )) Шебаршин на молниеносно краткое время возглавил КГБ - в период ГКЧП - и вышел в отставку после окончательного прихода новой власти. В марте 2012 года Шебаршин покончил с собой. Как тут твердо и неоднозначно высказано - по причине тяжелой болезни, у него произошел инсульт, и он ослеп. Хотя, конечно, как я смотрю, в желтой прессе все равно запели о том, что это было политическое убийство и т.д.

    Книжку можно поделить на части: статьи/заметки бывших коллег Шебаршина по разведке и службе в КГБ, заметки родных и близких... ну и включены кое-какие материалы, написанные самим Шебаршиным. Та часть, которая от родных и близких (включая близких друзей) - понятное дело, слова о близком человеке. Очень тяжелый последний рассказ Валерия Поволяева (как я понимаю, это автор остросюжетной и приключенческой прозы) - о последних часах жизни Шебаршина... хотя я понимаю, что в значительной мере это авторские предположения и построения... Статьи, написанные коллегами-разведчиками, оставляют странное ощущение. Нет, понятно, что они искренне уважали и ценили Шебаршина, сказали много теплых слов... но в то же время это все обтекаемо и довольно-таки ни о чем. Но, я думаю, это вполне логично и объяснимо - профессиональные инстинкты! )) Привычка всю жизнь соблюдать государственную тайну и все такое. Получается, что люди, лучше всего знавшие Шебаршина, в том числе и через его профессиональную деятельность, понимавшие его значение для разведки - не могут ничего конкретного сказать, по принципу а потому что! как бы чего не вышло. О-хо-хо... ))

    Так что самое интересное в книге - это материалы Шебаршина. А именно - большая заметка - отчет? доклад? - о положении дел в финальный период распада СССР, но в форме как бы обращения к коллеге из разведки ГДР, и с упором на положение дел в ГДР... Очень тяжело это все было читать - сразу вспоминается это время, эти дни... (( Эти надежды и вера в наступление еще более светлого будущего в начале перестройки - довольно быстрое наступление раздражения от фигуры Горбачева - начало экономической тряски, с пропажей то того, то сего, то почти всего... Внезапный ГКЧП, который всех напугал (тут следует поместить фразу Лаврова ((( )... и крах, крах, крах... пресловутые 90-е. Ну, мы же вместе все это переживали! Как пишет Шебаршин - так он испытывал и ощущал то же самое, что и большая часть населения страны, ну так в КГБ работали точно такие же люди, как для кого-то ни дико это звучит... и они точно так же надеялись на перестройку... потому что система реально нуждалась в обновлении, она уже не справлялась в новой обстановке... И точно так же до последнего надеялись, что все происходящее - это не всерьез, что это же не может быть взаправду, что вот сейчас они там наверху начнут наконец принимать меры, чтобы выправить положение...

    Положение Шебаршина, я думаю, было еще более трудным, поскольку он, в силу специфики своей профессиональной деятельности мог вживую наблюдать и наших деятелей перестройки, и знать о реальном положении дел в стране и за рубежом, и ощущать полное бессилие от невозможности как-то повлиять на ситуацию, что-то изменить... Злая ирония судьбы! (( СССР рухнул в значительной степени от того, что кровавая гэбня оказалась вовсе не такой кровавой - не предпринимали же они попыток свержения того же Горбачева с его командой, хотя отчетливо знали, что они, как минимум, некомпетентны и их действия несут вред. Но - лояльность и верность присяге, что там еще. ((

    Очень острый и спорный вопрос о ГКЧП - как можно заключить из материалов книги, именно Шебаршину можно вменить то, что в дни путча силовые структуры в массе не вмешались в события. Шебаршин запретил всем структурам и отделениям КГБ поддерживать путчистов, точнее вообще участвовать в событиях. Это все неоднозначно... Мне показалось, что у некоторых авторов отчетливо чувствуется по этому поводу некий негатив, что ли. Типа вот если бы двинули силовиков, подавили толпу, устроили как в Китае - глядишь, и выправились бы, СССР бы сохранился, все такое. Возможно, и Шебаршин чувствовал что-то в этом же роде. Особенно - наблюдая что последовало в результате. Но, я размышляю - никто же не может знать точно! (( В любом случае - избежали кровавой мясорубки и бойни, а может тогда бы события пошли по куда более страшному и кровавому сценарию... Тут же - я вот думаю так - одно дело, что сместить Горбачева... допустим, это было нетрудно... ??? Но дальше-то что? Надо же ставить какую-то реальную политическую фигуру очень большого веса и значения, реального лидера - ну, наверно, масштаба Сталина или Ленина, чтобы остановить падение и переломить ход событий, не меньше... А не было ж никого... Ужасно. ((

    Наверно - мне кажется - Шебаршин до конца нес на себе это решение и эту ответственность - и незнание, как было бы лучше. Я вот думаю, если вспомнить опять же Макки с его тезисом о переносе острых тем - может, этот материал с упором на немецкую разведку, это попытка в отчасти завуалированной форме рассказать о себе? И эти горькие слова про "немецких коллег", что они слепо доверяли своим лидерам, а те завели их в кромешный мрак и предали - это же и о себе тоже? Тем более, что через несколько страниц там Шебаршин уже просто пишет, что "мы были обмануты их ложью, и тем самым обманывали своих друзей..." Что, конечно, не отменяет того кошмара, который реально происходил в те дни в рухнувшей ГДР. Кстати - момент, о котором у нас, кажется, никто не задумывается - Горбачев погубил не только СССР, но и кучу других стран, которые держались за счет СССР и верили в него... Впрочем, судя по всему, Шебаршин и разведка похоже считали, что Горбачев - только пустышка, ширма. Кукла, которую выставили для толпы те, кто скрывался и действовал за его спиной. Кто это был - фиг знает, но тут звучат фамилии Яковлева и Шеварднадзе.

    По ходу получается, что после развала Шебаршин сделал, что только мог - постарался трудоустроить своих бывших коллег из разведки, оказавшихся ненужными новой власти. Позаботиться и о людях, и о сохранении профмастерства. О многих ли можно сказать то же самое... (( И это последнее решение с самоубийством - оно абсолютно понятно. ((( Инсульт, плюс еще полная слепота - это же окончательный приговор, доживать свои дни в абсолютной беспомощности... жуткое дело. Ну, тут только вспоминаются строчки Киплинга: "... Но если ты ранен и брошен в песках, и женщины бродят с ножами в руках, дотянись до курка и нажми впотьмах, и к солдатскому богу ступай, как солдат..." (((

    "Я как-то в его присутствии похвалил английскую разведку. Реакция была мгновенной: "Очень средняя разведка. Но мастера саморекламы."
    ***
    "Вспоминаю Абеля. Он учил, как строить беседу: "Вы можете молчать. Только вставляйте отдельные слова. Дайте визави полностью выговориться. Он уйдет с впечатлением, что имел исключительно интересный, содержательный разговор."
    ***
    "Любой автор в будущем, который получит когда-либо доступ к материалам разведки, без труда убедится, что ПГУ точно информировала Кремль о планах и намерениях Запада в отношении СССР, о грядущей беде. Но Горбачев, словно глухарь во время тока, ничего не хотел слышать."
    ***
    "Он сказал, что окончательно "завязал" с поездками за рубеж, надоело смотреть на чужое благополучие."
    ***
    "Время диктовало свои законы. Про себя он говорил: "Наше время придет, но нас оно уже не застанет."
    ***
    "... С Горбачевым все давно было ясно - боги порой дают орехи беззубым!"
    ***
    "Ценно уже то, что мы тогда не взялись за оружие - а руки ведь чесались!"
    ***
    "Самой трогательной для него была песня "Враги сожгли родную хату". Он называл ее реквиемом, написанным для русского народа."
    ***
    //Шебаршин// "Надежда на то, что удастся сохранить Варшавский договор и СЭВ, что процесс объединения Германии будет длительным, что, на худой конец, объективные факторы позволят сохранить особые отношения между СССР и странами Восточной Европы, оказались иллюзорными. Сейчас трудно сказать, верили ли Горбачев и Шеварднадзе во все то, что они заявляли."
    ***
    //Шебаршин// "Мы были уверены, что многое из нашей информации - оценки хода перестройки и деятельности советских лидеров, сведения о закулисной деятельности западных партнеров в ГДР и других странах Восточной Европы, об усилении сомнений и недоверия к Москве и т.п. - не может быть приятным для Горбачева и его окружения. Хуже было то, что информация разведки зачастую не вызывала у них никакой реакции. До фактического краха ГДР оставалось меньше месяца, а до формального объединения Германии - меньше года, но советская сторона твердила:"Европейские реальности - это прежде всего существование двух германских государств, двух военно-политических союзов. Они - наше общее наследие." Москва гипнотизировала сама себя, события развивались помимо ее воли."
    ***
    //Шебаршин// "Ужин был, пожалуй, чересчур обилен: кто-то из моих товарищей шепнул, что немецкие коллеги чрезвычайно обеспокоены сообщениями о нехватке продовольствия в Советском Союзе и, не исключено, хотят за несколько дней нас подкормить. Если это была шутка, то очень невеселая, слишком близкая к действительности."
    ***
    //Шебаршин// "В начале декабря 1989г. оппозиция организовала блокаду и захват зданий ВНБ в Лейпциге, Берлине, Ростоке, Потсдаме, других пунктах. Группы, врывающиеся в здания, были хорошо подготовлены, знали расположение внутренних помещений и мест, где хранятся документы. В их действиях чувствовалась руководящая рука профессионалов из БНД //разведка ФРГ//, масса же манифестантов придавала акциям видимость стихийности. Защитить себя ВНБ не могло: госбезопасность не является самостоятельной силой и распадается, как только власть отказывается от нее. Травля сотрудников бывшего МГБ приобретала общенациональные масштабы, грехи власти, вина государственных институтов возлагалась на тех, кто был уверен, что честно служит своему отечеству. "Штази" были поставлены в положение отверженных, презираемых и оскорбляемых. Нервы выдержали не у всех - начались самоубийства. Сообщения о захвате зданий МГБ, преследовании его сотрудников производили гнетущее впечатление на работников советской госбезопасности. События в Восточной Европе развивались быстрее, чем в СССР, и не требовалось особой проницательности, чтобы видеть, что по-своему, со своей спецификой, наше общество пойдет по тому же пути."
    ***
    //Шебаршин// "Москва неустанно выдвигала новые и новые идеи, замыслы, планы, концепции, поддерживала кипучую дипломатическую активность на высшем уровне, утомляла мир длинными речами философского содержания - и теряла внешнеполитическую самостоятельность. В декабре 1990 года министр иностранных дел СССР Шеварднадзе ушел в отставку. Объявленные им мотивы этого драматического решения - критика со стороны народных депутатов, наступление консервативных сил - звучали неубедительно. В осведомленных кругах было известно, что Шеварднадзе начал обдумывать уход с поста министра задолго до декабря и лишь выбирал подходящий момент. Отставка была логичным завершением политики нового мышления, позволившей Западу добиться беспрецедентных успехов невиданно малой ценой. Говорили, что министр уходит от ответственности, предоставив Горбачеву пожинать плоды перестройки."
    ***
    //Шебаршин// "Вольф сказал, что едет в Германию, твердо зная, что будет арестован, но рассчитывает на относительно скорое освобождение. Я не мог предоставить ему приемлемой альтернативы. Оставаться в Советском Союзе было бы безумием. Новое руководство КГБ не только бы не взяло под защиту своего бывшего соратника, но выдало бы его, даже не дожидаясь запроса германской стороны."
    ***
    //Шебаршин// "Бывшие разведчики оказались в положении побежденных в оккупированной стране. Допросам подвергались все бывшие сотрудники. Еще в конце 1990 года на многих из них были заведены уголовные дела и предъявлены обвинения по ст.99 УК ФРГ, предусматривающей наказание до 15 лет тюремного заключения за шпионаж. Кампания против бывших разведчиков была многоплановой и носила отчетливую окраску мстительного торжества победителей. Немаловажная политическая цель заключалась в том, чтобы позволить преемнице социалистической партии сохранить позиции в восточногерманском обществе.. Нас в ПГУ это обвинение в адрес немецких коллег приводило в ярость. Нам было известно, что БНД поддерживает тесные контакты с ЦРУ и обменивается с американцами разведывательной информацией, но можно ли обвинять западногерманскую разведку в шпионаже в пользу США? Воистину, горе побежденным!"
    ***
    //Шебаршин// "Был, строго говоря, и серьезный оперативный смысл в моральном терроре против бывших разведчиков: власти любой ценой стремились вскрыть агентуру Главного Управления "А" в западногерманских учреждениях НАТО. Гроссмана и его коллег неоднократно обещали оставить в покое при одном условии - они должны раскрыть свою агентуру. Насколько мне известно, они держатся стойко. Я низко кланяюсь им: нельзя ни при каких обстоятельствах предавать людей, доверивших свои жизни нам, разведчикам."