Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
10 печ. страниц
2019 год
12+

Себя тебе
Вадим Ирва

© Вадим Ирва, 2019

ISBN 978-5-4496-7506-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 
Себя тебе
 
 
Пишу стихи себя, тебе
Я не умею по-другому
Надеюсь, будем не похожи,
Не пожелал бы я страдать.

Но будет у тебя день грустный.
И может, ты поймёшь про мысли,
Что написал в обычный день,
Я о себе, но для тебя.
 
 
***
От края до края.
От узла до потолка.
От царапины на теле,
От начала до конца.
 
 
Я злой
 
 
Прости мой друг, что я так плох.
Чем ближе мы, тем я ужасней
Готов отдать всё никому
А от тебя закрыть всю правду

Я понимаю, что плохой,
Что злой для вас, хоть был прекрасен.
В душе я зол, что одинок,
А вы счастливы, с моей точки.

Я ненавижу ваше счастье.
 
 
***
Когда ты поймёшь, что связалась не с теми,
Я знаю о чем говорю.
Может я лицемер, но я лучше чем те,
Кто сказали о том, что я давно объяснил.
 
 
Бритва
Это тонкое, лёгкое лезвие
Рассекает мягкую ткань.
Оно манит меня своим видом
И к чему-то меня призывает.
 
 
Почерк
 
 
Мой почерк – грязь, буквы ужасны.
Всё скачет, крик с самого детства.
Так лапой курица напишет, —
– Сказал мне в 8 лет отец.
 
 

 
 
Есть почерк, и не на бумаге,
Есть почерк действий, убеждений.
Мне говорят, мой почерк странный,
Ходить на острие пера.
 
 

 
 
Время прошло, мой почерк грязный,
Буквы все скачут на полях.
А мысли поострее стали, —
Пишу их острием пера.
 
 
Злорадость
 
 
Я чувствую злорадость часто, как друг смеётся за спиной,
И говорит, что сожалеет, но чувствую, он явно врёт.
Когда ты оказался прав, и твой соперник опозорен, Когда не ты,
а он упал, —
Злорадость возрастает в корне.
 
 
Перед встречей
 
 
Перед встречей я волнуюсь, встреча с новым человеком.
Я побрился, расчесался, и почистил зубы снова.
В нос закапал капли нервно, все же осень на дворе,
Перемерил два наряда, нужно выглядеть опрятно.
 
 
***
Свою любовь я сжёг в огне,
Надел брони тупой на сердце.
Мосты бывало подымали,
Но я сжигал их все, всегда.
 
 
Снег
 
 
А вот и первый снег пошёл:
Дороги замело метелью.
Кто старше, тот пошёл домой,
Помладше дети прибежали.
 
 

 
 
Мне нравится зима и снег,
Этот мороз людей пугает.
И прячет в тёмной красоте
Своего мёртвого поэта.
 
 
Общение
 
 
Это тонкая нить, от дружбы до злобы,
Её можно ослабить, порвать.
И отпустить, когда надоело,
Если вы ею мало играли.
 
 
***
Я как ребёнок, что без ласки,
Никто не хочет с ним дружить,
Любить не хочет его точно,
Он плачет и уходит в даль
Из жизни тех, кто бывал там.
Послушный, добрый, но ненужный.
 
 
Правда
 
 
В каждой шутке доля правды,
В моих строчках она есть.
Правда, что бывает горькой,
Правда, что без лжи – никак.
Скрытая под маской шутки,
Сокровенная, в слезах.
Лучше б ты соврал мне, друг мой
Лучше б просто промолчал… (Ложь)
 
 
Мечта поэта
 
 
Когда был школьником, учил
Стихи давно мёртвых поэтов.
И отвечали у доски:
«Я помню чудное мгновенье»

 
 
Так зародилась и мечта,
А можешь выучить мой стих?
Любой, какой душе по нраву.
Поверь, я точно улыбнусь.
 
 
Кальций
 
 
Мне постоянно нужен кальций,
Я пью таблетки и отвары.
В детстве же было все нормально,
Когда подрос кальций пропал.

Однажды вечером холодным
Я возвращался с кухни в зал.
И на моих ногах с мизинцев
Отпали ногти – это странно…
Такого я не ожидал.
 
 
Мурашки
 
 
Эта музыка прекрасна,
Взрыв эмоций, волос вверх
Голос вверх – пою с душою
С глубины, там обо мне.

Или холод, что от стали,
Лезвия, что подарили.
Волоски поднялись выше
И по телу сладка дрожь.
 
 
Клептомания
 
 
Не могу назвать жадным, но я
Люблю забирать за бесплатно
Всякие мелочи, те, что стоят на прилавках:
Шоколадка, конфетка, корректор
Карандашик, вода, мармелад.
 
 

 
 
Не могу назвать бедным, но я
Люблю щекотать свои нервы, вот так.
Моя внутренняя клептомания
И мой способ почувствовать жизнь.
 
 
Волосы
 
 
Если ты не любишь, то не трогай человека:
Не гладь её волос, не приручай её.
Не трогай ты за ушком, и не кусай легонько
Сам же нарываешься и сам же себе врёшь.
Умей держать дистанцию, держи себя за руку,
Себя, но не чужую – не подавай надежд.
И не заглядывай в глаза, смотря ей прямо в душу…
Не гладь ты волосы той девы, что не полюбишь никогда.
 
 
Я тебя не люблю
Прости, я тебя не люблю,
Моё сердце всё ноет от грусти.
Зря позволил к себе подойти,
Она красива, молода и прекрасна.
 
 

 
 
Но тебя никогда не любил,
Даже в самых крепких объятиях.
Я в ответе, что её приручил,
Но как повернуть все обратно?
 
 

 
 
Цветы зла проросли моментально
И я причинял столько боли,
Сколько было в родимой натуре,
Но она ещё не ушла.
 
 

 
 
Теперь я делаю больно
И себе и другим – всем в округе.
Когда не взаимна любовь,
То рви её резко, под корень.
 
 
Шарф
 
 
Прекрасная петля из шерсти
Согреет мне больное горло,
Закроет маской мои губы.
Я так люблю шарфы, подруга,
Он обвивает как лоза.
 
 

 
 
Как самые тёплые объятия,
Что раньше были, но пропали.
Я обмотаю им всю шею,
Согрей меня, спаси от ветра.
 
 

 
 
Петля спасёт меня от грусти,
Петля согреет от болезни,
Петля спасёт от того ветра,
Что зимней ночью застудил.
 
 
Взгляд
 
 
Мне интересно изучить
Твой внешний вид, твоё строение.
Возможно глаз, иль что пониже,
Взгляд маньяка… шучу, художник.
 
 

 
 
Твой цвет волос, услышать голос,
Поймать твой взгляд и сохранить.
Я для тебя просто прохожий,
Мне незнакомый человек.
 
 
Риск
Умей рассчитывать свой риск
Идя на дело, что опасно.
Будь это хоть ночной прогулкой, —
Хотя-бы просто оглянись.
 
 

 
 
Я не внушаю паранойю,
Просто бывает постоянно,
Когда не ожидал удара, —
Тогда он точно прилетит.
 
 
Удушение
Мне кажется, что жизнь остановилась,
(вдох)
Не могу почувствовать эндорфин.
(выдох)
И не писал уже немало времени,
(вдох)
И каждый вдох, читая этот стих.
(выдох)
 
 

 
 
Люди хотят незнакомых людей,
(вдох)
Люди хотят побыть с кем то новым.
(выдох)
Я не смогу такое простить,
(вдох)
И после тех травм становлюсь нехорошим.
 
 
***
Взгляд в никуда, мои мысли не внятны,
Багряный закат, только чай на столе.
Разбита губа и обветрены щёки,
На двуспальной кровати один человек.
 
 
***
Я собой недоволен
И снова разбит,
Не в порядке и в комнате вещи.
Беспорядок внутри,
Беспорядок вокруг,
И сомнения лезут и лезут
 
 

Недоволен, мне нужно убраться,
Я собой, мне нужно стать лучше,
Разложить все красиво по полкам,
А потом это все разбросать.
 
 
Не успею
 
 
А я боюсь, что не успею дописать этих строк.
Я боюсь, что никогда не подержу чью-то руку.
Я боюсь, что в скором времени, меня кто-то убьёт,
И я боюсь, что станет хуже, чем сегодня, наверное.
 
 

 
 
Я боюсь не дописать этот текст – свои мысли,
И я боюсь, что…
 
 
***
Мечта, что гибла много лет
Уже совсем не чает счастья.
Так мало, но невыполнимо:
Взаимно полюбить, найти
Кто смог бы за руку пройти
Со мною молча, возле набки.
Под вечер зимний,
У хладной Томи.
***
Я сижу на уроке, и так ноет душа…
Она просит безумства – я хочу танцевать,
Но сначала поспать,
Позже сделать дела.
Да, я буду чудак, но с весельем в глазах.
 
 
Пепельница
 
 
Соприкосновения сопротивлений, —
Губа откусывает чужую губу.
А я захлебнулся в её выделениях, —
Мой язык ощутил пепельницу в рту.
 
 
Сонное царство
 
 
Я, завуалировал смерть
На слово сон, тут смысл схож.
Я говорю: «не время спать»,
Не время мне ложиться в гроб.
Сон – это маска микрокомы,
И каждый думал человек,
Когда устал от сей суровы,
И хочется заснуть на день,
А получился вечный сон.
Ты не проснёшься, выбор твой:
Бороться с вечною тревогой,
Или забыть, когда заснешь.
 
 
***
Если ты счастлив и вокруг хорошо,
Тебя любят, ты любишь кого-то.
Не слушай мой текст и не порти свой день,
Моё сонное царство, оно для несчастных.
 
 
Холод и мода
 
 
Красивая девушка посмотрела с презрением,
Будто я хуже всех и какой-то урод.
Может, я не красив, но тепло мне в Сибири.
Я одет по погоде,
А ты просто глупа.
 
 

 
 
Холод и мода,
Как чувства и разум —
Нужно выбрать одно,
Но иметь сразу два.
 
 
***
Те, кто тонул, они ждали спасения!
Руку, что вытянет с грязной пучины.
Месяцы, годы, они ещё ждут,
Но не находят и тонут в себе.
 
 
Ё
 
 
Русский язык могуч и горд,
Наш алфавит богат и строг!
Но мать Россия, что случилось?
Почему нет буквы больше «Ё»?
 
 
Новый год
 
 
Я так желал найти любовь,
Что огорчился в этом мире.
Вторая часть моей души,
Прошу, найдись хоть в этот год.
 
 
Филия
 
 
Зависая недалеко от леса я вспоминал, как было интересно
вместе.
Когда январь послал на нас борей холодный,
Когда девочка август обнажала ветви сентябрю.
Я подарил тебе осколки, ведь я ненастоящий, и я с больной
филией.
Устал играть я в человека с сердцем, меня любили, но я всех
просто затоптал.
 
 
Запахи чужих квартир
 
 
Мне нравилось сидеть в квартирах,
где было людно и смешно,
Там неизвестные мне люди, все относились хорошо.
Там пахло чаем, алкоголем, табачным дымом и парами,
На входе было столько кед, что разбегаются глаза.
 
 
Там неизвестная девица, порой глядит из-за угла.
Собака, что породы крупной
Закрыта в маленькой уборной.
И вроде все так хорошо, но только если есть знакомый друг.
Когда же нету никого, —
Среди толпы, но одинок.
Сижу с притворным выражением,
Я чувствую запах квартиры.
 
 
Тошнота
 
 
Блюю от звука неприличных слов,
Что льются изо рта друзей.
О ваших грустных лжесловах,
Я ненавижу каждое утро.

Так горд народ за город короб,
Что может просто растоптать.
Меня тошнит от любви слова,
Все потому, что её нет.

Не чтил отца, всё детство горько,
Я воспитал ненависть в сердце.
Если ты спросишь: «Как-так можно?»
Отвечу просто: «Страшно мне».

Что сделав шаг против своей воли —
Летит пинок под печень, в пах.
И снова ночь, ошибка в слове,
Любовь и снова тошнота.
 
 
2
 
 
Тут незабудка, роза с шипами,
Гвоздика, огонёк и мак.
Цветов бывает очень много,
Но манит меня только два.
 
 

 
 
Тот, что прекрасный, благородный,
И тот красивый: с гнилью, с рвотой.
Мне хочется его забрать,
Хоть затоптал до меня кто-то.
 
 
Мания к больным
 
 
Всю жизнь, что шла так незаметно
Ко мне тянулись души больные.
Это не шутка, так и было
Я их любил, они меня.
Загадочное происшествие
Не все, но все же одна часть.
Я удивляюсь, как находят?
И почему легко так говорят?
Меланхоличный друга вдруг нашел
Хотя скорее ненадолго.
 
 
Вечер 1
 
 
Угол, кровать, смартфон и грусть
Тот вечер, что так пуст и сер
И ты лежишь и смотришь вверх
Весь мир так безразличен, мал.
Пропала та частичка счастья, что согревала вечерами.
Пропал тот огонёк в глазах, все мрачно, душно
в тягость, в силу.
Но не понять из за чего…
Быть может кто тебя обидел?
А может быть не написал?
Да, этот вечер одинокий, в нём ты молчишь и все молчат.
 
 
Второе я
 
 
Я тебя люблю и просто ненавижу…
Ты мой друг, ты мой враг,
Заточенный в светлице.
Можешь сделать добро,
Можешь растоптать в прах
Всех людей, что я знал, и тебя и меня.

Мы сидим в заточении и харкаем в лицо
Позже мы пожмем руки, как ни в чем не бывало.
Продолжим сидеть, размышлять о своем:
Как же быть? Кто не прав? И кто первый уснет?
 
 
Хворь
 
 
Репейник зацепил сердечко,
В груди осталась только хворь.
Я умираю каждый вечер,
Но просыпаюсь позже вновь.
 
 

 
 
Когда-то я искал подругу,
Чтоб грела словом и рукой.
Могилка в месяц расцвела,
А нас развеяло пургой,
И вот, внутри все так же хворь.
 
 

 
 
Я обыскал всю паутину
И не нашёл схожей души.
Одна такая средь сей мира,
В сознании мёртвый, но живой.
 
 

 
 
Любимый с хворью человек.
 
 
***
 
 
Вода из храма была водой из крана.
Пуская гной из дамы
И умываясь кровью.
Прекрасная погода все заметала тропы,
Лопнул и тромб в утробе.
Ты самый свежий плодик
Вина и хлеба, вроде.
Хлестая вербой плоти,
Как в самом громком хоре,
Смеясь и от души.
И гладя нежно ноги,
Душа души, души.
 
 
***
Мне больно и мне наплевать,
Как сделать дело без решений?
Где смысл и который час?
Мне скоро спать, как твоё имя?
 
 
***
Привет моя дорогая, уверен, ты счастье моё.
Не знаю как, но мечтаю, что мы друг друга нашли.
Пишу всё это в надежде, что позже когда-то прочту
И смысл моей жизни прежней
Измениться вместе со мной.

А если нас вдруг не будет?
А если останусь один?
Тогда и меня тут не будет,
Но верю, что мы прочтём этот стих.
 
 
Лютневий день.
 
 
День грустных и день всех влюбленных
Начинался с восьмого, четырнадцатого.
Каждый будет жить по своему
Этот снежный, холодный февраль.

Наше поле всегда безгранично
Друг, побудь со мной в это время,
Но ты снова не выйдешь, ты занят.
Я с собой проведу этот лютневий день.
 
 
***
Новый лист страницы распахнул свои мысли.
Окно сыпало листья плашмя на асфальт.
А я видел птиц, отряхаясь от снега
И кашлял в ладошку, каждый месяц крича.
Кисель для желудка, стук кукушки о древо,
Игра без проблем для физических тел,
Плыви по иллюзии крайней зависимости,
Слушай шум тишины и перелистывай лист.
А теперь мы в поле, видишь мёртвых собак?
Мягкий цвет, длинный колос, взвейтесь кострами!
 
 
Горе стихи.
 
 
Привет милый друг, тут сотни масок по вверху
Я бы и рад завязать с этим тоскливым движем,
Но в соцсетях говорят будто я поэт.
Моё лицо всегда размыто, в глазах вечная серость.

Моё все тело в зарубках, я все уродую вечно,
Мой подчерк кривой как лапка, что отчим всё повторял,
Я не умею разговаривать с многими близкими.
Порой мне хочется полностью себя замотать.
Чтоб не писать свою гадость и пропаганды сердечные
Нарушена ритмика слов, уверен это заметно.

Моё мышление – это как смесь абстракта с абсурдом.
Я повторяю, я повторяю, «Я» часто наверно,
Я не достоин твоего выбора, возьми ты лучше, отважных лётчиков,
романтиков и моряков.
А я закроюсь в квартире, буду сидеть анонсировать,
Свои ненужные выплески этих горе стихов.
 
 
***
По ночам я себе рассказываю сказки,
Обнимаю свои царапанные плечи,
Мне грустно в этой комнате,
Мне грустно,
Грустно так много лет.
 
 
Январь.
 
 
Я помню как чувствовал радость на сердце,
Что нужен кому-то, что смогут стерпеть.
Я буду описывать каждый свой месяц,
Пока на ногах, пока не прощай.

 
 
В этом месяце, я тут одиночка,
Сгорает мой образ в твоей голове.
Я вышел с больницы, но снова не выздоровел.
Фальсификация. Январь.
 
 
Февраль.
 
 
Несколько месяцев не брал в руки кисти,
Разрушал свой порядок и сдержанность воли.
Каждый день неудобный, мандраж по утрам,
Сегодня я спал и когда пробудился,
Был рад, что я кто-то другой, без проблем.
Но сразу всё вспомнил и начал вставать.

 
 
Этот месяц спокойный, не ждал я беды,
Всегда надеялся лишь на одно,
Что найду, что искал, а не просто забуду,
Перестану болеть, пролистнув этот лист.
Утро. Всё повторилось.
Я так же слаб и под тем одеялом.

К концу февраля я снова подстрижен,
Когда я у зеркала, рвотный рефлекс.
Вы все так красивы, а мне не позволено,
Трогать лицо, чтобы не быть порезанным.

Февраль, март, апрель,
Еще столько попыток.
Когда же мой месяц?
Друг, что внутри.
 
 
Гипертермия
 
 
Спустя первые 15 километров
Танцевали деревья, по ветру сугробами
Мои ноги размякли и смокли
Последняя спичка и чёрный брекет
Либо я, либо мёрзну
Изоляция в доме
Высох, промок
 
 
Позвонки
 
 
Смотреть, но не трогать.
Быть тут, но в дали.
Пока наблюдал, меня так задело,
Наклон головы и те позвонки…
Выпирали от шеи наглядно.
Сюр, таких позвонков ещё я не видел.
 
 
je t’aime et la colonne vertebrale.
 
 
***
 
 
Сначала я тебя зажгу
Мы будем тлеть углём из кокса
Потом привыкнешь и угаснешь
Ветер развеет пепел врозь.
 
 
1
 
 
Я никогда и ничего не добьюсь, не прославлюсь.
Зато я знаю, что – главное.
Я одиночка. Я конченный точно.
 
 
Un bisou
 
 
Мой французский поцелуй
Будет вечно vivre en moi
19 лет без той, что живет где то внутри.
Писать белые стихи, восхищаться красотой,
Незнакомых мне людей,
смотреть можно, трогать нет.

Я валялся на полу, как французский шевалье,
Вызывал на поединок, только грубость, что во мне.
Дарить строго по презенту, без надежды на возврат,
Ненавидеть, любить мир, подыматься и рыдать.

Каждый день искать надежду
В грустных рамках подсознанья,
Вымышленная мадмуазель
Пригласите на свидание.
Не красивый грустный принц,
очень беден, но с богатством,
Её тело так прекрасно, люблю каждый позвонок.

И по нраву стрижка 30
Жалко курят дамы гордо,
Нужно нам немного слов, чтобы выразить всю суть,
Но нужны нам всем слова, чтобы сделать их реалью.
Антуан Де Сент молвил.
Эта была точно правда.
 
 
Касание
 
 
Ночная прогулка и первый тот раз
Когда берёшь руку, тепло, так приятно.
Вы вроде друзья, но это то шаг,
Что может зайти далеко, безвозвратно.

Нога у ноги, нет прямого контакта,
Но есть то тепло, что не каждый издаст,
От одних горячо, от других холодает,
Касание ног. Тепло. Безопасно.

Простая забава, но ценить её важно,
Доверять трогать волосы целый обряд.
Я заплел тебе косу, ты плела мне косичку,
Мы доверили важное, это верности знак.

Куда уже дальше, тут даже не сюр,
Спать вместе в кровати, быть целым единым.
Спокойна душа и застынет весь мир,
Пока есть желание трогать друг друга.
 
 
Рождение
 
 
После чудного дня
Возвращаясь домой,
Отдохнув и лелея
Ожидал свои роды.

Муза мать акушер
Молвила: -Выбирай,
Рассекаем печаль?
Или сможешь всё сам?

Стих родился красивым,
Рифма белая, звонкая.
Муза мать акушер
Сможет снова заснуть.

Каждый стих, как ребёнок,
Но бывают аборты,
Бывают слепые
И с тёмной душой.

Когда тишина,
Когда стыдно слушать,
Не всех покажу,
Каждый стих, он родной.
 
 
Дорога домой
 
 
Ночь-ноченька, не сгуби меня,
Время-времечко, протекай не зря.
Ноги-ноженьки, не коситесь так,
Путь-дорожечка, будь ты без врага.

Очи-оченьки, не слипайтесь вы,
Холод, туман хладный, скоро уходи.
Путь-дорожечка, будь ты без врага,
Ночь ты ноченька, не сгуби меня.
 
 
***
Друг, у тебя паралич души.
Друг, не знаю как назвал своим другом.
Ты пожелал мне смерти, под вуалью шутки,
А я желаю тебя больше не слышать.
 
 
Март
 
 
Этот месяц был переломным,
Расставляя приоритеты.
Стал овидно, как после тумана,
Мне разбили очки о лицо.

Охладил пыл в вечном молчании,
Умыл руки в мутной реке.
Пообещал не давать обещания
И хранить злые тайны внутри.

Обнимал отражение в зеркале,
А потом себя разбивал.
Ставил цели, потом забывал.
Март.
 
 
Ира
 
 
Ты моя Ева Браун,
Моя Лиля Брик.
Я не верил, что сможешь со мной говорить.
Эталон красоты, и чудный характер.
Ты муза и образ, что я так любил.

Прости за огонь, что не тухнет внутри,
За то, что слежу и смотрю за тобой.
Любить тебя в памяти, глупое чувство,
Твои фотографии, так их люблю.
Ира, прощай.
 
 
Одеяло одиночества
 
 
Самое страшное происходит, когда наступает ночь:
 Мне так холодно, я чувствую, как оно меня сжимает.
Одеяло одиночества, я чувствую треск черепа:
Давление скачет, мысли путаются и я страдаю.
 Произошла авария, прямо в моей голове,
Осколки одиночества по всему телу.
 Год за годом то же самое: ночь и то одеяло,
Я ворочаюсь, я задыхаюсь, но я укрытый по голову.
Всё горло засохло, но я кричу со всех сил:
– Спасите меня, мне одиноко и страшно.
Подайте внимания – я постарел.
Если останусь я в том одеяле, То я не хочу больше жить.
 
Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг